Сегодня перед нами стоит задача стать, реальными помощниками Учителей, принимая на себя ответственность за решения концептуальных рериховских вопросов. Одним из условий участия в этой работе является освобождение от агрессии и нетерпимости. Хаосу, царящему на планете, надо противопоставлять   равновесие, устойчивость, сбалансированность, терпимость, взаимное уважение и т.д. Это тот глобальный вектор, которому мы должны соответствовать, не усиливая разрушительную энергетику, а противопоставляя ей все позитивное и высокое.

В этой логике любое проявление осуждения, вражды, злобы, ненависти, объективно увеличивают хаос, какие бы «справедливые» мотивы не были тому причиной. Они препятствуют усилиям Учителей  в поддержании внутреннего пространственного равновесия планеты. Я уже не говорю о кармических последствиях, которые возрастают пропорционально пониманию вреда в рамках старых стереотипов, наносящих ущерб решению планетарных задач. Только с таких позиций мы можем рассматривать сегодня любые свои шаги и инициативы.

Это предполагает расширение нашего ограниченного пространства – коллективного, цехового, группового – и приобщение к пространству планетарному. К мышлению категориями большего масштаба… Наша система миров делает шаг в своем развитии и мы должны быть адекватны этим процессам. Но мы упорно от этого уходим, занимаясь самыми различными текущими делами, которых, к несчастью, более чем достаточно и с упорством достойным лучшего применения стараемся не замечать давно назревших проблем.

Вопрос в том, что внутренняя работа должна обрести новое качество, которое будет менять реальность, адекватно идущим в сознании процессам.  Мы не вернем Наследие, не восстановим status quo, если не начнем двигаться в согласии с идущими эволюционными процессами, от которых пока сильно отстаем. Преображение жизни наступит в любом  случае. Но лучше если это произойдет благодаря нашему участию, а не вопреки ему. 

Пока наше «участие» выглядит крайне вяло и апатично, в силу отсутствия новых и свежих мыслей, в силу следования старым стереотипам. Многими людьми руководит принцип: «Лучше синица в руке, чем журавль в небе». Это удерживает их в рамках старых форм работы и препятствует шагами в новое, еще не освоенное пространство. Старые представления и взгляды  тормозят реализацию новых идей. Все это говорит о поисках компромисса между старым и новым, о нежелании принимать  важные принципиальные решения.   Но середины в таких вопросах быть не может. Либо мы идем вперед, либо катимся назад.

 

В заключении хочу привести Буддийскую притчу.

"Однажды к Будде пришёл человек и, коснувшись его ног, спросил, есть ли Бог?

Будда пристально посмотрел на него и сказал:

— Когда я был молод, то очень любил лошадей и различал четыре типа. Первый — самый тупой и упрямый, сколько её ни бей, она всё равно не будет слушаться. Таковы и многие люди. Второй тип: лошадь слушается, но только после удара. Много и таких людей. Есть и третий тип. Это лошади, которых не нужно бить. Ты просто показываешь ей хлыст, и этого достаточно. Ещё существует четвёртый тип лошадей, очень редкий. Им достаточно и тени хлыста.

Говоря всё это, Будда смотрел в лицо человеку. Затем он закрыл глаза и замолчал. Человек тоже закрыл глаза и сидел в молчании с Буддой.

При этом присутствовал Ананда, и что-то внутри него стало протестовать. Он решил: «Это уж слишком! Человек спрашивает о Боге, а Учитель говорит о лошадях». Рассуждая таким образом, Ананда не мог не видеть, какая воцарилась тишина, какое великое молчание! Оно было почти осязаемым. Ананда смотрел на лица Будды и человека, переживавшего трансформацию прямо у него на глазах! Будда открыл глаза, а человек просидел в таком состоянии ещё час. Лицо его было умиротворённым и светлым.

Открыв глаза, человек коснулся ног Будды с глубокой признательностью, поблагодарил его и ушёл.

Когда он вышел, Ананда спросил Будду:

— Для меня это непостижимо! Он спрашивает о Боге, а ты говоришь о лошадях.

Я видел, как он погрузился в глубокое молчание. Как будто он прожил с тобой много лет. Даже я никогда не знал такого молчания! Какое единение! Какое общение! Что было передано? Почему он так благодарил тебя?

Будда ответил:

— Я говорил не о лошадях. Я говорил о Божественном, но об этом нельзя говорить прямо. Когда я увидел, на какой лошади он приехал, я понял, что такую лошадь мог выбрать только истинный ценитель. Вот почему я заговорил о лошадях. Это был язык, который он мог понять, и он понял его. Он редкий человек. Ему было достаточно и тени хлыста. И когда я закрыл глаза, он понял, что о высшем говорить нельзя. О нём можно только молчать; и в этом молчании Оно познаётся. Это трансцендентный опыт, и он находится за пределами ума".

 

 P.S. Что касается публикации мотиваторов на тему «терпимость», то она завершена, т.к. приведенных цитат уже вполне достаточно, чтобы получить представление о принципе, лежащем в основе этой практики, который можно экстраполировать на любую другую работу с качествами или понятиями. Надеюсь, что смысл данной методики не требует больших пояснений. Каждое качество, над которым идет работа, рассматривается с самых разных сторон, что позволяет получить наиболее целостный и объемный («голографический») его образ, закрепляя его в сознании, до так называемого «рисунка в мозгу». На самом деле, это всего лишь «эскиз» (пример) работы с тем или иным качеством. Настоящая работа требует гораздо больше сил и времени.

Опубликовано в Полемика

Логика происходящих изменений вновь и вновь подтверждает, что красной линией РД является внутренняя работа. Эта мысль является центральной во многих последних публикациях. Все они говорят об одном: внутренняя работа – это ключевой момент в решении проблем РД. Беда в том, что она воспринимается, как азбука духовной работы, которая присутствует в рериховской работе по умолчанию. По этой причине «продвинутые»  рериховцы воспринимают призыв к внутренней работе как нечто анахроничное и ненужное.

Мне трудно судить, какое впечатление на рериховскую аудиторию произвели материалы, где говорилось о ключевой роли внутренней работы в возвращении Наследия. По моему – никакое. Это говорит о том, что у рериховской аудитории нет ни малейшего представления о том, что такое внутренняя работа, каково ее влияние на внешние процессы, из чего она складывается, какие качества являются важнейшими в этом процессе. Следуя новой методике тематического цитирования ("ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОБ ИЗМЕНЕНИИ ФОРМАТА ЦИТИРОВАНИЯ"), начинаю с понятия «терпимость».

Опубликовано в Полемика
Пятница, 11 июня 2021 07:30

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

Какое-то время назад у меня был сон, где происходила встреча с Людмилой Васильевной. Весь его рассказать не могу, расскажу только часть. Трое человек, среди которых и я, сидим за столом с Л.В., разговариваем о положении дел в РД. Л.В. выглядит помолодевшей, отдохнувшей, как-будто только что вернулась из санатория или дома отдыха. К нам подходит человек и вручает каждому по определенному предмету. Они все одинаковые, различаются только размером и цветом. Эти предметы определенным образом характеризуют дальнейшую работу каждого человека. На этом я останавливаюсь, т.к. вторая часть пока раскрыта быть не может. Хочу только сказать, что все мои дальнейшие действия, включая публикации статей в журнале «Точки отсчета», выстраивались в соответствии с содержанием этого сюжета. Не составляет исключения и тема данного поста.

 

Работа над качествами является главным стержнем внутренней работы

Мы знаем, что все люди связаны друг с другом многочисленными узами: кармическими, профессиональными, родственными и если мы идем вверх, то незримо тянем за собой и все свое окружение, если падаем, то увлекаем вниз и всех остальных. Именно поэтому внутренняя жизнь это не только дело самого человека, но и дело, далеко выходящее за его личные рамки.

Это всего лишь одна грань, одна из причин, почему внутренняя работа становится сегодня приоритетной в числе задач, стоящих перед всеми последователями Рериховских идей (и не только перед ними, конечно). Т.е. внутренняя работа сегодня – это работа тысячами нитей связанная с идущими вокруг нас процессами.

Но прежде чем что-то говорить о ее значении, стоит более определенно понять, что вообще мы имеем в виду, говоря о внутренней трансформации, о внутреннем преображении человека. Прежде всего, это работа над качествами, которые меняют человека, перерождают его внутреннюю природу, затрагивают глубокие пласты личности… Можно говорить о том, что работа над качествами является главным стержнем внутренней работы.

«…качества духа являются аккумуляторами и контейнерами огненной энергии». (ГАЙ. II. 157).

«Качества духа есть фиалы живого огня, кристаллы которого отлагаются в Чаше. Утверждение качеств в себе есть утверждение своей огненной сущности и ярый процесс оформления огненного тела. Этот процесс важнее всех прочих». (Г.А.И.1. 153).

 

 Сознание первично – реальность вторична

Особенность настоящего момента в том, что должен произойти поворот от внешней деятельности к внутренней. Смысл переноса акцента во внутреннее пространство в том, что любым изменениям, происходящим вовне, должны предшествовать перемены внутренние. Это означает, что пока не принято решение во внутреннем мире, не будет перемен и во внешнем. Дорога к большим внешним переменам начинается с перемен внутренних. Сознание первично – реальность вторична.  

Коллективная мысль «запускает» (равно, как и «гасит») многие процессы. Рериховский мир – не исключение. Общее ментальное поле рериховского пространства обуславливает те события, которые мы сегодня имеем. В настоящее время оно хаотично, разнородно, противоречиво. Привести его в состояние относительной гармонии можно, только изменив сознание людей. Внутренняя работа – инструмент решения этой проблемы.

Для того, чтобы перенести акцент с внешней деятельности на внутреннюю, нужна высокая степень осознанности, умение абстрагироваться от частных проблем, при постоянной ориентации на главную задачу, ради которой эта работа делается. Такой задачей является построение Нового Мира. Но в отличие от старого, Новый мир строится внутри. Здесь наша главная строительная площадка. И у каждого там есть свой участок работы – собственная личность и ее сознание.

. Но старый мир не сидит сложа руки. Одна из его уловок – отвлечь нас от главных целей, подменив их ложнымм и второстепенными. У тьмы много лукавых ходов. Наша задача –  не вестись на такие попытки, различать подставы от подлинных проблем. К числу таких попыток можно отнести подмену строительства НМ поиском врагов. Многие поддаются на такие провокации и уходят от главных целей РД. Но наша задача – не искать врагов, а искать пути строительства будущего. Это не исключает битву идей, особенно в защите великих Имен, а расставляет акценты, где строительство НМ не должно отодвигаться на второй план. Строить можно только на позитивном фундаменте, какие бы фантомы ни предлагались взамен.  

 

 Внутренняя трансформация остается альфой и омегой построения НМ

Чрезмерная увлеченность внешней деятельностью и полное забвение внутренних целей создает серьезный перекос в духовных внутрирериховских  процессах, что отражается на всей атмосфере РД, приводя к взаимным претензиям и конфликтам…  

Еще четыре года назад я писал о том, что мы должны уметь сохранять в себе ту высокую ноту, которая отличает нас от обывателя  и  позволяет оставаться в поле Учения, какие бы внешние события этому не мешали. («ЧЕРЕЗ ВНУТРЕННЕГО ЧЕЛОВЕКА ИДЕТ СТРОИТЕЛЬСТВО НОВОГО МИРА», 25 июля 2017). В этой работе неуместны ни формализм, ни показуха. Нам некого и незачем обманывать. У нас нет начальства на Земле.

 Работа над своей личностью должна поменять всю логику жизни, сделав из рутинной обязанности первоочередную задачу. Внутренняя трансформация остается альфой и омегой построения НМ

 

 Для возвращения Наследия нужны концептуальные предпосылки

 Даже поверхностный анализ рериховской деятельности показывает, что мы больше думаем о сегодняшнем дне, чем о будущем, склонны к показухе, а не к реальному решению проблем, стараемся заботиться о «сохранении лица»,  а не об адекватных шагах, пытаемся побольнее ударить врага, а не привлекать джинов к строительству Храма… Для возвращения Наследия нужны концептуальные предпосылки - поиск общего, а не разобщающего, понижение, а не повышение градуса конфронтации, формирование общих начинаний, а не усиление разобщенности и т.д. Но чтобы эти предпосылки дали результат нужна внутренняя работа, переосмысленная, переоцененная, переформулированная, с пониманием ее ключевой роли в возвращении Наследия. Это станет возможным, если такой подход будет общим для всего рериховского пространства.

Работа лидеров РД, председателей РО, рериховского актива должна служить именно этой целее – перестройке сознания коллективов на созвучие большим целям, на преодоление «забронзовевших» старых представлений,  на выход из ограниченных местных проблем в сферы планетарной мысли и т.д.

 Уже не новость, что внутренние процессы могут менять действительность, что внутренние изменения предшествуют внешним, что сознание – это «инструмент», воздействующий на реальность… Понимание этих истин должно из области теории, наконец, перейти в область практики и внутренняя работа тот самый посредник, который может решить эту задачу.

Внутренняя работа содержит в себе огромный потенциал т.к. оказывает несравнимо большее влияние на человека, чем внешнее воздействие. Она незримо влияет на сознание окружающих людей, преображает и вовлекает в процессы трансформации, организует ментальное и духовное пространство планеты.

Диапазон факторов, подтверждающих эти мысли невероятно широк.  Он находит подтверждение как в словах преподобного Серафима Саровского, как один может спасти тысячи, так и в квантовой концепции сознания Эверетта-Менского, которая описывает целостное бытие через призму различных состояний сознания. Аналогичные мысли звучат в работах В.В.Налимова, С.Хамероффа, А. Госвами, не говоря о таких патриархах научного мира, как Э. Фромм и К.Г. Юнг.

Главная особенность состоит в том, что сам процесс внутренней работы, если она ведется глубоко и серьезно, воздействует на окружающий мир, на человека: меняется окружающее пространство, люди, находящиеся с ним в прямой или опосредованной связи, становятся более зрелыми и осознанными, ослабевает хаос внешнего мира, события, которые затрагиваются этим явлением, наполняются логикой и смыслом.

  Формирование нового отношения к внутренней работе – это важнейшая задача, которая меняет всю логику рериховской деятельности, расставляя новые приоритеты и формируя новые алгоритмы дальнейшей работы.

Опубликовано в Полемика
Воскресенье, 18 ноября 2018 05:04

НАДО РАЗВЕСТИ ПОНЯТИЯ НАСЛЕДИЯ И ГМР

Мы предлагаем запомнить, что не однажды джины строили храмы,

но не бывало, чтобы Наш Брат служил тьме. Народы всех веков

помнят сказание о слугах тьмы, заставленных служить Свету.

Надземное, 259

                                                                                                                                

Уже несколько раз столкнулся с тем, что авторы статей о сегодняшних проблемах РД: о публикации сокровенных Дневников Елены Ивановны Рерих, о демонтаже мемориала Н.К. и Е.И.Рерихам и бюстов их знаменитых сыновей – С.Н. и Ю.Н.Рерихам, избегают говорить о недопустимости перемещения Рериховского художественного наследия из усадьбы Лопухиных в один из павильонов ВДНХ. А ведь это самая главная проблема. Не будет в усадьбе Наследия, вопрос о памятниках потеряет смысл.

Я понимаю авторов этих обращений. Язык не поворачивается, даже косвенно выступать на стороне ГМР (госмузея Рерихов), призывая оставить его в усадьбе. Но мы должны хорошо понимать, что такое Наследие Рерихов и что такое временные хозяева усадьбы.

Наша тревога и забота – о Наследии. О его сохранении, должных условиях экспонирования и хранения. Не надо смешивать эти вещи. Временщики уйдут, а усадьба должна остаться тем местом, которым и была все это время. Александр Витальевич правильно сказал на Круглом столе, о трех составляющих Рериховского Магнита (привожу по памяти). Это Наследие Рерихов, усадьба, и МЦР. Пройдет время, и они вновь станут единым целым.

Разумеется, речь идет не только о самом здании усадьбы, а о том духовном поле, которое было создано за все годы в его пространстве, о том самоотверженном труде, благодаря которому усадьба из руин превратилась в Храм культуры и высоких духовных ценностей.

Кроме морально-этической составляющей у этого вопроса есть и еще одна немаловажная грань. Павильон ВДНХ абсолютно непригоден для размещения картин великого художника. О каком температурно-влажностном режиме можно вести речь в таком помещении?

Большие пространства, изначально рассчитанные для совсем других целей, никак не соответствуют критериям музейного экспонирования художественных произведений.  Это настолько неприемлемо, что диву даешься, как специалисты-музейщики могут идти на такую авантюру, а по сути, сознательный вред полотнам великого мастера.

Об искусствоведческой, художественной и этико-философской проблеме я уже писал. Картинам чужды большие открытые пространства. Это создает конфликт смыслового и семантического характера, порождая противоречивые и неприемлемые проблемы восприятия глубоких по содержанию картин художника, требующих сосредоточенности и высокой внутренней концентрации.

По сути, это откровенная профанация творчества мастера. Остается большой загадкой, как искусствоведы и музейные работники могут не видеть всех этих кричащих противоречий? 

Надо развести понятия Наследия и ГМР. Нас, в первую очередь, должно беспокоить Наследие. То, что им завладело государство в лице группы абсолютно безграмотных и чуждых ему лиц, явление временное… Для них даже сравнение с джинами будет слишком лестным.

Поэтому «отодвинем» в сторону этих поклонников перформансов и любителей игр в художественную мистику, не они предмет нашего внимания. Общественный музей и его будущее – это предмет нашей заботы.  Там Наследие займет подобающее ему место и наша задача всячески способствовать этому, не смущаясь кажущимися противоречиями. Рериховское наследие должно остаться в усадьбе, какие бы хитроумные комбинации и ходы не предпринимал Минкульт и те, кто за ним стоит.

Опубликовано в Полемика