Сапожникова Наталия Васильевна

д. филос. н., к. и. н., профессор кафедры истории России,

Нижневартовский государственный университет

  

 На Востоке известен смысловой контекст так называемого «Закона тринадцатого удара», согласно которому часы, пробившие тринадцать раз вместо положенных двенадцати, должны быть заменены без каких-либо условий. Современная цивилизация за последнее столетие не раз испытала на себе дисгармоничный сбой «исторического часового механизма», отбрасывавшего человечество в очередное «новое средневековье», вводя «знак отмены» в процессы формирования генофонда поколений и перспектив построения гармоничного Мира – как сообщества людей и как состояния покоя в забытом ныне братском их единении.

Существующая глагольная временная форма в английском языке «будущее в прошедшем»,  по сути, раскрывает феномен тринадцатого удара как планетарного предупреждения, что человечество не откорректировало свой «цивилизационный азимут» в контексте осознания факта рождения прошлого и будущего в «сейчас».

Когда-то по Руси бродили «офени» – купцы, торговавшие всякой «мелочью». Их приветствием был, отнюдь, не праздный вопрос «Со светом ходишь?» с ожиданием ответа «Со светом хожу!» как пароля безопасности предстоящего пути, где хозяйничали разбойники и грабители. Именно поэтому офени владели тайной боевых искусств, возрождаемых как традиционная русская борьба, сочетающая в себе психосоматические моменты ухода от удара, изображения пустоты и «растворения» в ней. Это была своего рода «силовая медитация», где место болевых приемов занимала сила духа через «противление злу ненасилием» (в отличие от буддийской традиции с ее «непротивлением злу насилием»!). Эта высокая, но уже другая философия становилась надежным способом самосохранения и души, и тела. Современный спецназ использует те же техники, но без «гуманитарной их составляющей», превращая в особо опасное оружие «отсроченного» «тринадцатого» удара».

Человек третьего тысячелетия оказался в информационно-глобальной «игровой нирване» в условиях «нравственно-исторической амнезии» и альтернативной вненаходимости, когда, используя образное выражение Вольтера, «мы оставим этот мир столь же глупым и столь же злым, каким и застали его» [3]. Новый «сверхинформационный манипулянт ­­- эго» с его безграничными техническими и психомоделирующими возможностями создает невиданную ранее диссонантно-агрессивную изоляцию человека, зачастую не замечающего подмену «игрушки» и привычно ставящего на «остроту ощущений», что искажает истинные масштабы  насильственно бесцеремонного вторжения в его жизнь.

Цена, уплачиваемая человечеством за потерю духовной свободы, зависимости от изобретенной «технической суеты», оказалась высока. «Панорамное разволшебствление  мира» (почти по Максу Веберу) повлекло за собой не только необъяснимые техногенные катастрофы и природные катаклизмы (хотя и в них видна рука человека!). Цивилизация вновь оказалась перед лицом полномасштабного военного диктата глобального как «высшей смысловой самоценности». Сегодня каждый день на Ближнем Востоке и Украине уничтожаются уникальные произведения искусства, безвозвратно загублены тысячи жизней, сломаны судьбы, возвращены дикие обряды, абсолютно немотивированная жестокость и безумие эскалации ненависти.

Привычным объяснением подобной агрессии является традиционализм ее восприятия в качестве изначально присущей и «генетически закрепленной» в самой природе человека. Между тем в трудах замечательного ученого Н.П. Бехтеревой было убедительно доказано, что из множества наследуемых признаков человек лишен единственного – передаваемой по наследству ненависти. Ближе всех подойдя к тайне человеческого мозга, Наталья Петровна ввела в свой исследовательский арсенал такое понятие, как «Душа» [2, с. 250]. Живая Душа.

В замечательных по смысловой стилистике письмах Джавахарлала Неру дочери Индире «Взгляд на всемирную историю», написанных им из тюрьмы, в одном из январских посланий 1931 г. под названием «Уроки истории» автор размышляет над парадоксом несоответствия декларируемого людьми «величия нашей цивилизации, чудес науки» и уровнем общественных и межличностных отношений на сравнительном фоне, к примеру, с животными и особенно – насекомыми. «Это утверждение может показаться нелепым, - подчеркивает автор, - и люди, которые не понимают его смысла, могут его высмеять. Но ты только что прочла «Жизнь пчелы», «Жизнь термитов» и «Жизнь муравьев» Метерлинка и, вероятно, была поражена тем, какая социальная организация существует у этих насекомых. … С тех пор, как я прочел о термитах и жертвах, на которые они идут ради своих товарищей, я храню в своем сердце теплое чувство к ним. Если взаимное сотрудничество и жертвы ради блага общества являются мерилом цивилизации, то мы можем сказать, что (насекомые) в этом отношении превосходят человека» [8, с. 45].

Единственное, что придает смысл существованию Человека на Земле, выделяя его из мира Природы и наделяя божественным даром Со - Творца, – это Культура, которая через историю оказалась репродуктивно слита с временным фактором, становясь индикатором степени свободы личности и подтверждая справедливость идеи фундаментальной онтологии о существовании эпох хранения бытия и эпох его забвения.

В последнем случае, когда, казалось бы, культура исчезает, для Н.К. Рериха это было свидетельством того, что «нужно из праха поднимать забытые, запыленные знамена духа, чтобы противодействовать очевидному для всех разрушению – ценности незыблемые». Он был убежден, что «культура вовсе не модное, стильно фешенебельное понятие. Она есть глубочайший устой жизни, скрепленный высшими серебряными нитями с Иерархией Эволюции. …Осознавшие … (это) повторяют словами Апостола Павла: «Когда вы думаете, что мы мертвы, мы все-таки живы». И не только живы, но каждый, устремленный к Культуре, … находит в себе неиссякаемый источник сил и противостояние всему злобному и разрушительному» [10, с. 81].

Д.С.Лихачев усилил смысловую дихотомию, усматривая в культуре способ сохранения личности. Даже тогда, по словам П. Рикера, когда Ван Гог рисует стул, он изображает человека [11, с.18]. Памятники культуры закрепляют художественные образы в жизни людей в виде отсроченных «следов присутствия» человека «здесь и сейчас». Остаются в истории те, которые соответствуют своего рода эффекту «эхолокации», или «прослушиваемости» культуры «in publico» с возможностью озвучивания «авторским голосом» в ситуации, порой исключающей вербальную коммуникацию. Так, например, автор нашумевшей в свое время книги «48 законов власти» Роберт Грин воспроизводит сюжет наглядной трансформации жесткого порядка распределения социальных ролей в испанском высшем обществе через контекст изменений всего лишь композиционного оформления живописного полотна «Менины» (1656) знаменитым портретистом Веласкесом. В левой части картины изображен сам художник перед полотном, обращенным к зрителю тыльной стороной. За спиной живописца стоит принцесса со свитой, чьи лица неразличимы, а где-то вдали едва просматриваются два крошечных лика, отраженных в зеркале на задней стене, являя собой намек на присутствие в «постановочной» композиции короля и королевы Испании [5, с. 354-355].

Искусство становится специфичным и весьма категоричным хронистом, фиксируя кардинальные перемены в динамике власти и способности человека самому определить свое место в обществе или заявить о нем. Веласкес выписал себя в этом «странно парадном» портрете в куда более выигрышной диспозиции, нежели короля с королевой! Тем самым, он превратил художника в активного Человека Власти, разговаривающего через хрономост с нашими современниками. «Имиджелогия», которую «привлек» в качестве инструмента живописец, не догадывавшийся о ее существовании, в наше время стала самостоятельным научным направлением и инструментом контроля социального управления, частью публичной коммуникации и стратегического менеджмента.

Именно Культура как Свет и Отсвет, позволяющие увидеть истинный смысл и рассмотреть «размытые» полутона, оказывается более точным индикатором характера цивилизационных процессов, нежели индекс «Доу Джонс». А потому она и наиболее уязвима в периоды активного военного противостояния «Человека с ружьем» и той истории, которая пишется кровавыми деньгами и корыстными интересами. Начало третьего тысячелетия продемонстрировало беспрецедентно бессмысленные, на первый взгляд, агрессивные акции, направленные, прежде всего, против человечности и тысячелетних раритетов Культуры, что никоим образом нельзя расценить как простую случайность! Возможно, именно в них закодировано послание будущим поколениям, которое в силу определенного рода причин и интересов кому - то так важно уничтожить. Во всяком случае, сегодня варварский счет открыт…

Существовавший долгие века уникальный народный обычай прекращения братоубийственных войн и кровавых вендетт через брошенный между противниками женский платок сегодня окончательно ушел в прошлое. Поднятое Рерихом «Знамя Мира» фактически стало символом напоминания людям цены жизни и безвременья через важность сохранения коллективного генофонда исторической памяти, чтобы «свеча не погасла», «средостением» чего является культура.

Правда, символическая сторона оформления уникального «Знамени Мира», ставшего сегодня предупреждением, оружием и собственно артефактом, по многим оставленным замечаниям самого его автора, не может быть «рукоположена» одним «единственно верным» прочтением. Здесь сошлись не века – минимум тысячелетия существования этого символа у разных этносов, культурологических, религиозных традиций и вложенного в эту символику смысла: от «пространства и времени», «прошлого, настоящего и будущего» с их диалектическим слиянием в космический поток хроноса, эоса и кайроса до чисто утилитарного «охранно-талисманного» предназначения. Самое примечательное, что даже толкование этого «символа вечности и объединения» не объединило, а, напротив, разъединило даже «ищущих истины»!

«Пакт Рериха» (1935) и «Знамя Мира» (1931), открытия В.И. Вернадского,  ставшие инструментом спасения не только Культуры, но Души и Будущего цивилизации, продолжают выполнять свои уникальные охранные функции. Это расширяет горизонты эволюционной перспективы земного человечества через совершенствование форм поликультурного разнообразия, определение вектора  возвращения в космическое сообщество через ноосферно - биопсихическую трансформацию энергии Красоты и гармоничные созидательные возможности человека. 

  Особую значимость приобретает формирование одухотворенной метанауки, истоки которой берут свое начало, по меньшей мере, в истории Древней Греции. Великий Аристотель был убежден, что все наше знание предсуществует в великом круге информационного онтогенеза. И не природа дает человеку законы, а человек с их помощью пытается определить свое место в ней, нередко злоупотребляя ее терпением. Проекция нашего внутреннего «Я», которое разучилось любить, сегодня управляет миром, схематизируя, упрощая и «домысливая» его в тех пределах собственного развития, которые позволяют выжить и даже диктовать Природе и Истории свою волю, не отдавая отчет о возможных последствиях подобного «контакта».

  С эпохи Возрождения, а затем европейской Реформации утверждается исключительная самоценность человеческого разума с его способностью   оспаривать сложившиеся представления, тем самым вводя алгоритм пространственно - временной формы мысли как проявленной историософской событийности. В известной мере, об этом размышлял замечательный философ М.К. Мамардашвили, констатируя, что мысль всегда избыточна по отношению к конкретному знанию, а бытие  предстает как «сбывающееся в мысли». Тем самым, выстраивая мир на уровне наших о нем крайне несовершенных представлений, мы неизбежно принуждаем его быть «по нашему (?!) образу и подобию», обрекая самих себя на нескончаемость блуждания по эволюционному кругу, гордясь каждым из пройденных этапов и не понимая всего трагизма собственной «вненаходимости в пространстве и времени» с закономерным ростом бессилия, растерянности и одновременно индивидуализма - эго с присвоением себе права на узурпацию самого временного фактора! [12, с. 5].

Сегодня утрачено представление об истинном предназначении философии быть духовно - структурной компонентой любого научного знания, имеющего эволюционно прикладную сверхзадачу «методологического проводника» человека к месту «космического старта» на пути превращения в «Звездного Человека», но на Земле. Между тем еще древние мыслители видели гармоничную пластику в триединстве Бога, Космоса и Личности, связующим звеном чего является эффект присутствия прошлого в ситуационном «здесь и сейчас», «где и когда» оказывается востребованной историческая реализация человечества во благо, а не во вред ему. Как отмечалось в уникальном индуистском литературно-сакральном памятнике  «Хитопадеша», «все сокровища мудрости не приносят даже ничтожного добра тому, кто боится решимости: зачем сияет лампа, когда она в руках слепого» [14].

В подобном контексте метанаука как полифонично - голографический модуль знаний о реальном потенциале возможностей человека разумного так и не стала определяющим фактором цивилизационного обновления. Метаисторический процесс, имеющий причинный характер по отношению к земному историческому гнозису, для Н.К. Рериха явился важнейшим направлением научно – экспедиционных изысканий и эволюционных надежд!

 Между тем уже сегодня происходят полномасштабные космические и земные трансформации с завершением галактического цикла полного орбитального оборота Солнечной системы вокруг Галактического ядра со сменой полярности энергий, магнитных полюсов, климатических циклов. Вслед за этим идут фундаментальные изменения в важнейших электромагнитных системах всех (!) живых организмов, воспринимающих информацию, подводя итог противостояния дуального сознания в  космической битве Света и Тьмы [7, с. 21].

 Все это создает «диссонантные траектории» эволюции, нередко искажающие реальность восприятия той среды, где поэтизированное состояние «сатори» ранее позволяло человеку обнаруживать сверкающее богатство в капле росы на травинке, скрывающей в простоте «высшего» россыпь драгоценных камней созидательной духовности! В третьем тысячелетии современники воспринимают подобные «откровения» как очередную утопию. Хотя английский писатель - романтик  Оскар Уайльд когда - то проницательно замечал, что «все мы барахтаемся в грязи, но иные из нас глядят на звезды» [13].

В современном мире каждые пятнадцать лет объем научной информации (а это более 8 тыс. научных дисциплин!) удваивается. Между тем ответ на вопрос о реальном месте и истинной роли человека в современном мире способна дать лишь единая его картина, которая распадается на отдельные дисциплинарные «пазлы» [6], затрудняющие воссоздание единой эволюционной панорамы. Нужна метанаука с ее особой операциональной системой трансдисциплинарности, одухотворенной особым статусом как научного знания, так и его носителей

Весьма символично в этом плане звучит откровение в «Евангелие от Фомы»: «Пусть тот, кто ищет, не перестанет искать до тех пор, пока не найдет. И когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над всем» [4]. Древневосточная философия отводила чувству удивления роль величайшей трансформационной силы. Правда, вопрос о направленности последней остается открытым. Между тем детскость восприятия возвращают  миру  целостность и непосредственность как условие самосохранения человечества и самой Земли [12, с. 4].

В книге «Озарение» учения «Агни Йога» прозвучали актуальные и несколько загадочные  наставления, помочь «ясною аурой добраться до вас» (?!), полюбив «одиночество мысли», с улыбкой воспринимая ситуацию, «когда назовут учеными духовных нищих» [1, с. 18, 19]. Предупреждение «Агни Йоги» о наступлении  испытания «Эры Огня», требующей «мужества и разума принять ее»,  должно стать лейтмотивом «развертывания» универсально - прикладной метанауки, объединяющей всё научное сообщество в деле сохранения и эволюционной «огранки» современной цивилизации [1, с. 62].

Как гласит восточная мудрость, не всегда можно победить, но всегда можно сделать себя непобедимым. Победа зависит от противника. Непобедимость – от себя самого. И «Знамя Мира» Н.К. Рериха, поднятое накануне величайших испытаний человечества, является историческим «ключом с правом передачи» новым поколениям людей, способным выступить гарантом гуманитарно-цивилизационного обновления мира, сделав этот процесс необратимым, а бой часов – все-таки равным двенадцати ударам!

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЕ

Литература

  1. Указы. Советы учителя. / Сост. Данилов Б.А. – Новосибирск: Изд-во «ЦЫРИС», 1996. – 304 с.
  2. 2. Бехтерева Н.П. Магия мозга и лабиринты жизни / Бехтерева Н.П. – доп. Изд. –М.: АСТ: Полиграфиздат; СПб.: Сова, 2010. – 383 с. с илл.
  3. 3. Вольтер (Франсуа – Мари Аруэ). Философские сочинения / Вольтер. – М: Наука, 1989 . // [Электр. ресурс]. URL : . // http // www. i-love.ru /arcle/. – 2 р. = 122 - (Дата доступа 07.2015)
  4. Евангелие от Фомы. // [Электр. ресурс]. URL : // http // www. vehi.net / apokrify / foma. html. –

    (Дата доступа  20.07.2015)

  1. Грин Р. 48 законов власти. / Пер. с англ. Е.Я.Мигуновой. / Грин Р. - М.: РИПОЛ Классик, 2001 – 768 с.
  2. 6. Мокий В.С. Методология трансдисциплинарности – 4 (примеры решения сложных многофакторных проблем природы и общества). Изд. 2-е, испр. и доп. - 2014 // [Электр. ресурс]. URL : // http // www.anoitt.ru / tdbiblioteka/ tdmetodol.php./ html - (Дата доступа 11.2015)
  3. Москатова А.К. Психофизиологические предпосылки перехода к новой осознанности человеком своей сущности / Москатова А.К. // Современные гуманитарные исследования. 2012. № 6 (49). С. 18 – 22.
  4. Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества: В 3-х тт. / Перевод с англ., под ред. Бондаревского Г.Л., Куцобина А.В., Нарочницкого А.Л./ Неру Дж. - М.: Прогресс, 1975. Т. 3. -  393 с.
  5. Рерих Н.К. Культура и цивилизация. /Рерих Н.К - М.: МЦР, 1994.- 146 с.
  6. Рикер П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. / Рикер П. - М.: Искусство, 1996. – 287 с.
  7. Cапожникова Н.В. «Там и тогда», где «здесь и сейчас: о некоторых аспектах современного научного познания в условиях мирового экзистенциального катарсиса. / Cапожникова Н.В. // Вестник Нижневартовского государственного университета. 2010. № 4. Серия «Исторические науки». С. 3 – 8.
  8. Уайльд О. Афоризмы. /Уайльд О. // [Электр. ресурс]. URL : // http // www.best-aphorisms.ru>oskar-uajld./ aphorism- 409. html - (Дата доступа  20.07.2015)
  9. Хитопадеша. Санскритские притчи, сказки. // [Электр. ресурс]. URL : // http.: // www. ariosto.ru >tag / iz-xitopadeshi. html - ( Дата доступа 07.11. 2015) 
Опубликовано в Публикации 2017

Сапожникова Наталия Васильевна

д. филос. н., к. и. н., профессор кафедры истории России,

Нижневартовский государственный университет

  

 На Востоке известен смысловой контекст так называемого «Закона тринадцатого удара», согласно которому часы, пробившие тринадцать раз вместо положенных двенадцати, должны быть заменены без каких-либо условий. Современная цивилизация за последнее столетие не раз испытала на себе дисгармоничный сбой «исторического часового механизма», отбрасывавшего человечество в очередное «новое средневековье», вводя «знак отмены» в процессы формирования генофонда поколений и перспектив построения гармоничного Мира – как сообщества людей и как состояния покоя в забытом ныне братском их единении.

Существующая глагольная временная форма в английском языке «будущее в прошедшем»,  по сути, раскрывает феномен тринадцатого удара как планетарного предупреждения, что человечество не откорректировало свой «цивилизационный азимут» в контексте осознания факта рождения прошлого и будущего в «сейчас».

Когда-то по Руси бродили «офени» – купцы, торговавшие всякой «мелочью». Их приветствием был, отнюдь, не праздный вопрос «Со светом ходишь?» с ожиданием ответа «Со светом хожу!» как пароля безопасности предстоящего пути, где хозяйничали разбойники и грабители. Именно поэтому офени владели тайной боевых искусств, возрождаемых как традиционная русская борьба, сочетающая в себе психосоматические моменты ухода от удара, изображения пустоты и «растворения» в ней. Это была своего рода «силовая медитация», где место болевых приемов занимала сила духа через «противление злу ненасилием» (в отличие от буддийской традиции с ее «непротивлением злу насилием»!). Эта высокая, но уже другая философия становилась надежным способом самосохранения и души, и тела. Современный спецназ использует те же техники, но без «гуманитарной их составляющей», превращая в особо опасное оружие «отсроченного» «тринадцатого» удара».

Человек третьего тысячелетия оказался в информационно-глобальной «игровой нирване» в условиях «нравственно-исторической амнезии» и альтернативной вненаходимости, когда, используя образное выражение Вольтера, «мы оставим этот мир столь же глупым и столь же злым, каким и застали его» [3]. Новый «сверхинформационный манипулянт ­­- эго» с его безграничными техническими и психомоделирующими возможностями создает невиданную ранее диссонантно-агрессивную изоляцию человека, зачастую не замечающего подмену «игрушки» и привычно ставящего на «остроту ощущений», что искажает истинные масштабы  насильственно бесцеремонного вторжения в его жизнь.

Цена, уплачиваемая человечеством за потерю духовной свободы, зависимости от изобретенной «технической суеты», оказалась высока. «Панорамное разволшебствление  мира» (почти по Максу Веберу) повлекло за собой не только необъяснимые техногенные катастрофы и природные катаклизмы (хотя и в них видна рука человека!). Цивилизация вновь оказалась перед лицом полномасштабного военного диктата глобального как «высшей смысловой самоценности». Сегодня каждый день на Ближнем Востоке и Украине уничтожаются уникальные произведения искусства, безвозвратно загублены тысячи жизней, сломаны судьбы, возвращены дикие обряды, абсолютно немотивированная жестокость и безумие эскалации ненависти.

Привычным объяснением подобной агрессии является традиционализм ее восприятия в качестве изначально присущей и «генетически закрепленной» в самой природе человека. Между тем в трудах замечательного ученого Н.П. Бехтеревой было убедительно доказано, что из множества наследуемых признаков человек лишен единственного – передаваемой по наследству ненависти. Ближе всех подойдя к тайне человеческого мозга, Наталья Петровна ввела в свой исследовательский арсенал такое понятие, как «Душа» [2, с. 250]. Живая Душа.

В замечательных по смысловой стилистике письмах Джавахарлала Неру дочери Индире «Взгляд на всемирную историю», написанных им из тюрьмы, в одном из январских посланий 1931 г. под названием «Уроки истории» автор размышляет над парадоксом несоответствия декларируемого людьми «величия нашей цивилизации, чудес науки» и уровнем общественных и межличностных отношений на сравнительном фоне, к примеру, с животными и особенно – насекомыми. «Это утверждение может показаться нелепым, - подчеркивает автор, - и люди, которые не понимают его смысла, могут его высмеять. Но ты только что прочла «Жизнь пчелы», «Жизнь термитов» и «Жизнь муравьев» Метерлинка и, вероятно, была поражена тем, какая социальная организация существует у этих насекомых. … С тех пор, как я прочел о термитах и жертвах, на которые они идут ради своих товарищей, я храню в своем сердце теплое чувство к ним. Если взаимное сотрудничество и жертвы ради блага общества являются мерилом цивилизации, то мы можем сказать, что (насекомые) в этом отношении превосходят человека» [8, с. 45].

Единственное, что придает смысл существованию Человека на Земле, выделяя его из мира Природы и наделяя божественным даром Со - Творца, – это Культура, которая через историю оказалась репродуктивно слита с временным фактором, становясь индикатором степени свободы личности и подтверждая справедливость идеи фундаментальной онтологии о существовании эпох хранения бытия и эпох его забвения.

В последнем случае, когда, казалось бы, культура исчезает, для Н.К. Рериха это было свидетельством того, что «нужно из праха поднимать забытые, запыленные знамена духа, чтобы противодействовать очевидному для всех разрушению – ценности незыблемые». Он был убежден, что «культура вовсе не модное, стильно фешенебельное понятие. Она есть глубочайший устой жизни, скрепленный высшими серебряными нитями с Иерархией Эволюции. …Осознавшие … (это) повторяют словами Апостола Павла: «Когда вы думаете, что мы мертвы, мы все-таки живы». И не только живы, но каждый, устремленный к Культуре, … находит в себе неиссякаемый источник сил и противостояние всему злобному и разрушительному» [10, с. 81].

Д.С.Лихачев усилил смысловую дихотомию, усматривая в культуре способ сохранения личности. Даже тогда, по словам П. Рикера, когда Ван Гог рисует стул, он изображает человека [11, с.18]. Памятники культуры закрепляют художественные образы в жизни людей в виде отсроченных «следов присутствия» человека «здесь и сейчас». Остаются в истории те, которые соответствуют своего рода эффекту «эхолокации», или «прослушиваемости» культуры «in publico» с возможностью озвучивания «авторским голосом» в ситуации, порой исключающей вербальную коммуникацию. Так, например, автор нашумевшей в свое время книги «48 законов власти» Роберт Грин воспроизводит сюжет наглядной трансформации жесткого порядка распределения социальных ролей в испанском высшем обществе через контекст изменений всего лишь композиционного оформления живописного полотна «Менины» (1656) знаменитым портретистом Веласкесом. В левой части картины изображен сам художник перед полотном, обращенным к зрителю тыльной стороной. За спиной живописца стоит принцесса со свитой, чьи лица неразличимы, а где-то вдали едва просматриваются два крошечных лика, отраженных в зеркале на задней стене, являя собой намек на присутствие в «постановочной» композиции короля и королевы Испании [5, с. 354-355].

Искусство становится специфичным и весьма категоричным хронистом, фиксируя кардинальные перемены в динамике власти и способности человека самому определить свое место в обществе или заявить о нем. Веласкес выписал себя в этом «странно парадном» портрете в куда более выигрышной диспозиции, нежели короля с королевой! Тем самым, он превратил художника в активного Человека Власти, разговаривающего через хрономост с нашими современниками. «Имиджелогия», которую «привлек» в качестве инструмента живописец, не догадывавшийся о ее существовании, в наше время стала самостоятельным научным направлением и инструментом контроля социального управления, частью публичной коммуникации и стратегического менеджмента.

Именно Культура как Свет и Отсвет, позволяющие увидеть истинный смысл и рассмотреть «размытые» полутона, оказывается более точным индикатором характера цивилизационных процессов, нежели индекс «Доу Джонс». А потому она и наиболее уязвима в периоды активного военного противостояния «Человека с ружьем» и той истории, которая пишется кровавыми деньгами и корыстными интересами. Начало третьего тысячелетия продемонстрировало беспрецедентно бессмысленные, на первый взгляд, агрессивные акции, направленные, прежде всего, против человечности и тысячелетних раритетов Культуры, что никоим образом нельзя расценить как простую случайность! Возможно, именно в них закодировано послание будущим поколениям, которое в силу определенного рода причин и интересов кому - то так важно уничтожить. Во всяком случае, сегодня варварский счет открыт…

Существовавший долгие века уникальный народный обычай прекращения братоубийственных войн и кровавых вендетт через брошенный между противниками женский платок сегодня окончательно ушел в прошлое. Поднятое Рерихом «Знамя Мира» фактически стало символом напоминания людям цены жизни и безвременья через важность сохранения коллективного генофонда исторической памяти, чтобы «свеча не погасла», «средостением» чего является культура.

Правда, символическая сторона оформления уникального «Знамени Мира», ставшего сегодня предупреждением, оружием и собственно артефактом, по многим оставленным замечаниям самого его автора, не может быть «рукоположена» одним «единственно верным» прочтением. Здесь сошлись не века – минимум тысячелетия существования этого символа у разных этносов, культурологических, религиозных традиций и вложенного в эту символику смысла: от «пространства и времени», «прошлого, настоящего и будущего» с их диалектическим слиянием в космический поток хроноса, эоса и кайроса до чисто утилитарного «охранно-талисманного» предназначения. Самое примечательное, что даже толкование этого «символа вечности и объединения» не объединило, а, напротив, разъединило даже «ищущих истины»!

«Пакт Рериха» (1935) и «Знамя Мира» (1931), открытия В.И. Вернадского,  ставшие инструментом спасения не только Культуры, но Души и Будущего цивилизации, продолжают выполнять свои уникальные охранные функции. Это расширяет горизонты эволюционной перспективы земного человечества через совершенствование форм поликультурного разнообразия, определение вектора  возвращения в космическое сообщество через ноосферно - биопсихическую трансформацию энергии Красоты и гармоничные созидательные возможности человека. 

  Особую значимость приобретает формирование одухотворенной метанауки, истоки которой берут свое начало, по меньшей мере, в истории Древней Греции. Великий Аристотель был убежден, что все наше знание предсуществует в великом круге информационного онтогенеза. И не природа дает человеку законы, а человек с их помощью пытается определить свое место в ней, нередко злоупотребляя ее терпением. Проекция нашего внутреннего «Я», которое разучилось любить, сегодня управляет миром, схематизируя, упрощая и «домысливая» его в тех пределах собственного развития, которые позволяют выжить и даже диктовать Природе и Истории свою волю, не отдавая отчет о возможных последствиях подобного «контакта».

  С эпохи Возрождения, а затем европейской Реформации утверждается исключительная самоценность человеческого разума с его способностью   оспаривать сложившиеся представления, тем самым вводя алгоритм пространственно - временной формы мысли как проявленной историософской событийности. В известной мере, об этом размышлял замечательный философ М.К. Мамардашвили, констатируя, что мысль всегда избыточна по отношению к конкретному знанию, а бытие  предстает как «сбывающееся в мысли». Тем самым, выстраивая мир на уровне наших о нем крайне несовершенных представлений, мы неизбежно принуждаем его быть «по нашему (?!) образу и подобию», обрекая самих себя на нескончаемость блуждания по эволюционному кругу, гордясь каждым из пройденных этапов и не понимая всего трагизма собственной «вненаходимости в пространстве и времени» с закономерным ростом бессилия, растерянности и одновременно индивидуализма - эго с присвоением себе права на узурпацию самого временного фактора! [12, с. 5].

Сегодня утрачено представление об истинном предназначении философии быть духовно - структурной компонентой любого научного знания, имеющего эволюционно прикладную сверхзадачу «методологического проводника» человека к месту «космического старта» на пути превращения в «Звездного Человека», но на Земле. Между тем еще древние мыслители видели гармоничную пластику в триединстве Бога, Космоса и Личности, связующим звеном чего является эффект присутствия прошлого в ситуационном «здесь и сейчас», «где и когда» оказывается востребованной историческая реализация человечества во благо, а не во вред ему. Как отмечалось в уникальном индуистском литературно-сакральном памятнике  «Хитопадеша», «все сокровища мудрости не приносят даже ничтожного добра тому, кто боится решимости: зачем сияет лампа, когда она в руках слепого» [14].

В подобном контексте метанаука как полифонично - голографический модуль знаний о реальном потенциале возможностей человека разумного так и не стала определяющим фактором цивилизационного обновления. Метаисторический процесс, имеющий причинный характер по отношению к земному историческому гнозису, для Н.К. Рериха явился важнейшим направлением научно – экспедиционных изысканий и эволюционных надежд!

 Между тем уже сегодня происходят полномасштабные космические и земные трансформации с завершением галактического цикла полного орбитального оборота Солнечной системы вокруг Галактического ядра со сменой полярности энергий, магнитных полюсов, климатических циклов. Вслед за этим идут фундаментальные изменения в важнейших электромагнитных системах всех (!) живых организмов, воспринимающих информацию, подводя итог противостояния дуального сознания в  космической битве Света и Тьмы [7, с. 21].

 Все это создает «диссонантные траектории» эволюции, нередко искажающие реальность восприятия той среды, где поэтизированное состояние «сатори» ранее позволяло человеку обнаруживать сверкающее богатство в капле росы на травинке, скрывающей в простоте «высшего» россыпь драгоценных камней созидательной духовности! В третьем тысячелетии современники воспринимают подобные «откровения» как очередную утопию. Хотя английский писатель - романтик  Оскар Уайльд когда - то проницательно замечал, что «все мы барахтаемся в грязи, но иные из нас глядят на звезды» [13].

В современном мире каждые пятнадцать лет объем научной информации (а это более 8 тыс. научных дисциплин!) удваивается. Между тем ответ на вопрос о реальном месте и истинной роли человека в современном мире способна дать лишь единая его картина, которая распадается на отдельные дисциплинарные «пазлы» [6], затрудняющие воссоздание единой эволюционной панорамы. Нужна метанаука с ее особой операциональной системой трансдисциплинарности, одухотворенной особым статусом как научного знания, так и его носителей

Весьма символично в этом плане звучит откровение в «Евангелие от Фомы»: «Пусть тот, кто ищет, не перестанет искать до тех пор, пока не найдет. И когда он найдет, он будет потрясен, и, если он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать над всем» [4]. Древневосточная философия отводила чувству удивления роль величайшей трансформационной силы. Правда, вопрос о направленности последней остается открытым. Между тем детскость восприятия возвращают  миру  целостность и непосредственность как условие самосохранения человечества и самой Земли [12, с. 4].

В книге «Озарение» учения «Агни Йога» прозвучали актуальные и несколько загадочные  наставления, помочь «ясною аурой добраться до вас» (?!), полюбив «одиночество мысли», с улыбкой воспринимая ситуацию, «когда назовут учеными духовных нищих» [1, с. 18, 19]. Предупреждение «Агни Йоги» о наступлении  испытания «Эры Огня», требующей «мужества и разума принять ее»,  должно стать лейтмотивом «развертывания» универсально - прикладной метанауки, объединяющей всё научное сообщество в деле сохранения и эволюционной «огранки» современной цивилизации [1, с. 62].

Как гласит восточная мудрость, не всегда можно победить, но всегда можно сделать себя непобедимым. Победа зависит от противника. Непобедимость – от себя самого. И «Знамя Мира» Н.К. Рериха, поднятое накануне величайших испытаний человечества, является историческим «ключом с правом передачи» новым поколениям людей, способным выступить гарантом гуманитарно-цивилизационного обновления мира, сделав этот процесс необратимым, а бой часов – все-таки равным двенадцати ударам!

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЕ

Литература

  1. Указы. Советы учителя. / Сост. Данилов Б.А. – Новосибирск: Изд-во «ЦЫРИС», 1996. – 304 с.
  2. 2. Бехтерева Н.П. Магия мозга и лабиринты жизни / Бехтерева Н.П. – доп. Изд. –М.: АСТ: Полиграфиздат; СПб.: Сова, 2010. – 383 с. с илл.
  3. 3. Вольтер (Франсуа – Мари Аруэ). Философские сочинения / Вольтер. – М: Наука, 1989 . // [Электр. ресурс]. URL : . // http // www. i-love.ru /arcle/. – 2 р. = 122 - (Дата доступа 07.2015)
  4. Евангелие от Фомы. // [Электр. ресурс]. URL : // http // www. vehi.net / apokrify / foma. html. –

    (Дата доступа  20.07.2015)

  1. Грин Р. 48 законов власти. / Пер. с англ. Е.Я.Мигуновой. / Грин Р. - М.: РИПОЛ Классик, 2001 – 768 с.
  2. 6. Мокий В.С. Методология трансдисциплинарности – 4 (примеры решения сложных многофакторных проблем природы и общества). Изд. 2-е, испр. и доп. - 2014 // [Электр. ресурс]. URL : // http // www.anoitt.ru / tdbiblioteka/ tdmetodol.php./ html - (Дата доступа 11.2015)
  3. Москатова А.К. Психофизиологические предпосылки перехода к новой осознанности человеком своей сущности / Москатова А.К. // Современные гуманитарные исследования. 2012. № 6 (49). С. 18 – 22.
  4. Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества: В 3-х тт. / Перевод с англ., под ред. Бондаревского Г.Л., Куцобина А.В., Нарочницкого А.Л./ Неру Дж. - М.: Прогресс, 1975. Т. 3. -  393 с.
  5. Рерих Н.К. Культура и цивилизация. /Рерих Н.К - М.: МЦР, 1994.- 146 с.
  6. Рикер П. Герменевтика и психоанализ. Религия и вера. / Рикер П. - М.: Искусство, 1996. – 287 с.
  7. Cапожникова Н.В. «Там и тогда», где «здесь и сейчас: о некоторых аспектах современного научного познания в условиях мирового экзистенциального катарсиса. / Cапожникова Н.В. // Вестник Нижневартовского государственного университета. 2010. № 4. Серия «Исторические науки». С. 3 – 8.
  8. Уайльд О. Афоризмы. /Уайльд О. // [Электр. ресурс]. URL : // http // www.best-aphorisms.ru>oskar-uajld./ aphorism- 409. html - (Дата доступа  20.07.2015)
  9. Хитопадеша. Санскритские притчи, сказки. // [Электр. ресурс]. URL : // http.: // www. ariosto.ru >tag / iz-xitopadeshi. html - ( Дата доступа 07.11. 2015) 
Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.