Понедельник, 30 октября 2017 05:17

ПРОСТЫХ ДОРОГ К НОВОМУ МИРУ НЕ БЫВАЕТ

Сегодня РД начинает приходить к пониманию, что оно только тогда будет реальным помощником Учителя, когда преодолеет противоречия и станет единым. Но можно ли говорить о консолидации, когда рериховцы разобщены и враждебны, когда их разделяют пропасти непонимания, ожесточения, злобы? По-моему уже пора не только говорить, но и действовать.

Сейчас мы поставлены в ситуацию, когда большинство решений приходится принимать самим, не ожидая указаний. Многое зависит от нашей инициативы, от нас самих, от того, насколько глубоко мы впитали идеи Учения, насколько стремимся следовать ему в жизни.

Сегодня общая задача РД состоит в том, чтобы стать единым и консолидированным. Это аксиома и завет Нового Мира, это наша цель. И чем активнее мы начнем ее решать, тем быстрее достигнем результата.

Сказать, что это трудная задача, значит не сказать ничего. Задача немыслимо сложная и психологически и практически. Но Учитель никогда не ставит легких задач. Они всегда решаются на пределе сил и возможностей.  

Для того, чтобы стать реальной опорой в Больших делах, нужны реальные усилия, нужно напряжение всех сил и духовных в первую очередь. Увидеть в сегодняшнем враге будущего сотрудника и друга – это задача для сильных, целостных, беспредельно преданных Учению людей.

Разумеется, речь не может идти о сиюминутном примирении. Каждому предстоит пройти до него свою часть пути. Но движение должно начаться уже сейчас, и его цели должны быть поняты и осознаны противоборствующими сторонами. 

Простых дорог в Новый Мир не бывает. И если мы решили идти этим путем по-настоящему, а другого не дано, то надо начинать определяться с тем, что делать, как делать, какие ориентиры выбирать…

На мой взгляд, нашим оппонентам придется переосмыслить, как минимум, два вопроса. Первый касается личности Людмилы Васильевны. Второй – отношения к факту захвата Музея.

Я не буду перечислять все заслуги ЛВ, они общеизвестны. Скажу лишь, что для сторонников МЦР ее личность представляет собой звено, символизирующее иерархическую преемственность, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Что касается Музея, то считать законным его захват – кощунственно и недопустимо, какие бы причины ни выдвигались в оправдание.

Наверное, это какой-то нравственный дефект, нравственная недостаточность, духовный дальтонизм – не ощущать вероломства случившегося. Если руководство ГМВ пошло на это, то это их карма, их судьба. Рериховцы не могут поддерживать такие методы решения вопросов.

Нужна не борьба честолюбий, а безраздельная преданность идеям Учения, его заветам и принципам. Нужен выход за рамки сиюминутных интересов и видение перспективы. Вне этого все превращается в жалкую игру самолюбий и амбиций.

Многие побудительные мотивы противной стороны – это протест маленькой личности, которая хочет взять реванш за прошлое, где было задето ее самолюбие, тщеславие, самомнение…

Я пока не представляю, как удастся примирить противоположные стороны. Но сделать это придется, если мы хотим остаться «в игре», т.е. в фарватере дел Учителей. Можно, конечно, продолжать старый сценарий, устраивать бури в стакане воды, создавать иллюзию внешней активности... Но это не более чем самообман, пустая трата времени и сил.  Нужна трезвая и очень беспристрастная переоценка своих представлений. Нужен серьезный пересмотр точек отсчета. Здесь обозначены лишь две из них.

Опубликовано в Колонка редактора
Воскресенье, 20 августа 2017 15:26

НОВАЯ «ВЕЛИКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ»?

 Фрагменты

В этой статье делается попытка обобщить те планетарные процессы, которые последнее время происходят в различных областях жизни. Анализируются процессы глобализации, тенденции ускорения социального времени, «сокращения» внутрипланетарного пространства, возрастание миграционных процессов, обосновывается необходимость переоценки ценностей… Хотя автор остается в рамках старого научного подхода. Тем не менее, общая картина мировых тенденций, сама логика изложения заявленных тем, вселяют надежду на то, что современная научная мысль находится на пороге качественно нового осмысления планетарного бытия. А расширение научных горизонтов посредством духовных знаний уже не за горами.

 

Камалудин Серажудинович Гаджиев

д. и. н, профессор,главный научный сотрудник Института

мировой экономики и международных отношений РАН,

профессор факультета политологии Московского

государственного университета им. М.В. Ломоносова.

 

Тектонические сдвиги, которые в последние три-четыре десятилетия происходят в базовых инфраструктурах современного мира, вызваны революционными изменениями в важнейших сферах общественной жизни – мировоззренческой, социальной, социокультурной, политико-культурной, идеологической, политической и др. Новейшие информационные и телекоммуникационные технологии, прежде всего, Интернет в совокупности с глобализацией способствуют дальнейшему сжатию, уплотнению пространства, невиданному взаимному физическому сближению самых отдаленных народов, стран и культур. Охватывая социальную, политическую, экономическую, культурную и иные сферы общественной жизни по всему земному шару, они способны аннигилировать расстояния, территориальные границы и физические преграды на пути взаимодействия народов, культур, конфессий, идей, информации. Вовлекая в свои сети все новые сферы и регионы, информационные и телекоммуникационные технологии способствуют формированию инфраструктуры единого информационного пространства. Это нечто вроде нового глобального, всепланетарного пространства, в котором благодаря возможностям моментальной передачи информации на любые расстояния локальное становится всемирным, а всемирное локальным. Беспрецедентное убыстрение скорости социального времени в такой степени интенсифицирует общественно-исторические процессы, что люди не успевают приспосабливаться к стремительно протекающим изменениям.

Модели социального и экономического развития, показатели экономического роста, состояния общественного мнения устаревают настолько быстро, что человек за ними просто не поспевает. Смыслом научно-технологического, социального, экономического прогресса стал выигрыш времени. Проблема заключается в растущей нехватке времени, которое как бы постоянно сжимается. Для его компенсации приходится постоянно ускорять темп жизни. …Для обозначения этих феноменов немецкий политический философ Г. Люббе ввел весьма удачное, как представляется, понятие «сокращение настоящего» [Люббе 1994, 95]. По мере стремительного убыстрения времени и, соответственно, возрастания количества инноваций в единицу времени, уменьшается хронологическое расстояние между прошлым, настоящим и будущим, они как бы проникают друг в друга. ..

 Во все времена человеческой истории, метафорически говоря, только Бог был вездесущ, он мог быть одновременно везде и всюду, не будучи ограничен ни временем, ни пространством, ни физическими, погодными, сезонными или иными условиями. Вместе с учащением пульса планеты ускоряются темпы перемен во всех сферах жизни. Спутники, волоконно-оптические кабели, компьютеры и факсы, Интернет способствуют экспоненциальному убыстрению и уплотнению потоков информации. Телекоммуникационные сети, соединившие между собой самые отдаленные точки земного шара, обеспечивая моментальную связь между ними, создали возможность преодоления времени. В развитии мировых процессов во все более растущей степени утверждается механизм синхронности. Обеспечивая практически мгновенную передачу информации во все уголки земного шара, эти средства создают состояние или ощущение одновременности и вездесущности...

<…>

Существенную роль в определении облика и перспектив развития человечества играет демографический фактор. С момента рождения Иисуса Xриста понадобились 17 веков для того, чтобы численность населения земли удвоилась. Постепенно проявлялась все более заметная тенденция ускорения темпов её роста. В 1825 г. население планеты достигло 1 млрд. человек – для этого понадобилась все тысячелетия писаной истории человечества. За последующие 100 лет численность населения увеличилась в 2 раза, т.е. достигла 2 млрд. Это число, в свою очередь, удвоилось в последующие полвека (с 1925 по 1976 г.), достигнув 4 млрд. человек [Sadik 1991, 14]. К 1990 г. население планеты составляло уже 5,3 млрд. человек, увеличившись только за 15 лет на 1,5 млрд. К концу XX в. численность уже перевалила за 6 млрд. чел., а к началу 2014 г. перевалила за 7 млрд. чел.

 Эти факты свидетельствуют о том, что демографические сдвиги и всевозрастающие потоки миграции масс людей стали одним из фундаментальных факторов всемирно-исторического значения. В прежние времена основные их потоки осуществлялись в еще «открытом» земном пространстве. С определенными, порой существенными, оговорками (например, изгнание со своих земель и уничтожение индейцев в Северной Америке) можно сказать, что иммигранты занимали в некотором роде «ничейные» или считавшиеся таковыми земли. В наши дни таких земель не осталось, и миграция происходит в рамках замкнутой всепланетной Ойкумены.

<…>

К лучшему или худшему, происходят глубинные сдвиги в системных и структурных составляющих мирового сообщества, равновеликое значение для мировых процессов приобретают разные центры силы, в чем-то самостоятельные и взаимно соперничающие, а в чем-то взаимозависимые. Имеет место наложение на традиционные структуры новых институтов и отношений, новых форм сотрудничества и конкуренции, партнерства и взаимного противодействия, консенсуса и конфликта и т.д. Всё это в совокупности как бы кладет конец разделению социальных, политических, экономических процессов по сугубо географическим или территориально-пространственным показателям, переводя их в некое «внегеографическое» измерение.

<…>

Эти процессы и тенденции свидетельствуют о том, что парадоксальным образом одновременно с увеличением числа государств, как будто вставших на рельсы демократического развития, возросло также число стран, где на поверхность вышли дремлющие силы трайбалистских, межобщинных, клановых, этнических, конфессиональных и иных приверженностей и ксенофобий. Именно благодаря рассмотренным тенденциям и процессам создались условия для нового идеологического размежевания современного мира. Мировая арена при всей привлекательности западных культурных стереотипов, характеризуется все более расширяющейся глобальной войной идей, эталонов жизни, социально-философских доктрин, конкуренцией имиджей и авторитетов за передел мировых рынков, за мировое лидерство разных моделей экономической и политической самоорганизации народов и регионов.

 На этом фоне особое внимание привлекает тот факт, что глобализация, начавшаяся как западный проект, направленный на вестернизацию остального мира, постепенно начала менять свой вектор, предназначение, первоначальные цели и установки. Она претерпевает своего рода инверсию, поскольку во всевозрастающей степени стала отвечать интересам бурно поднимающегося Востока, понимаемого в самом широком смысле этого слова. Если раньше Запад только наступал, то в нынешних условиях он постепенно вынужден занимать оборонительные позиции. Хотя западные культурные стереотипы продолжают свою экспансию на всем пространстве Ойкумены, Западу становится все труднее убедить остальные народы в превосходстве своих духовных и морально-этических ценностей и принципов. Вряд ли будет преувеличением утверждение, что под сомнение ставится сам западный проект глобализации, имеет место тенденция к росту в мире если не антизападничества, то заметное разочарование в западной модели жизнеустройства, в том числе западной, прежде всего, англосаксонской модели рыночной экономики и политической демократии.

<…>

Нынешний же кризис, начавшись в цитадели современной рыночной экономики, моментально распространился по всему земному шару. Его следует рассматривать в контексте тех глубоких сдвигов глобального масштаба, о которых говорилось выше. Иначе говоря, в некотором роде его можно рассматривать как вершину того айсберга, основание которого сокрыто в глубинных пластах современного общества. Как представляется, в сущности, экономический кризис представляет собой частный случай более масштабного, имеющего экзистенциальную значимость явления, затрагивающего все стороны жизни народов на всех уровнях во всемирном масштабе.

<…>

При всём том необходимо признать, что мы живём в условиях смены эпох, которая характеризуется эрозией и разложением тех или иных из господствующих и развёртыванием процессов формирования новых ценностей, отношений, институтов. Можно утверждать, что мы являемся свидетелями глубинного экзистенциального сдвига, возможно, равновеликого по своим последствиям переходу от язычества к новым мировым религиям или так называемой «Великой трансформации» – переходу от Средневековья к рационалистической капиталистической цивилизации Евроатлантического мира. Возможно, наступают или наступили сумерки капиталистической рационалистической евроцентристской цивилизации, которая занимала господствующее положение в течение последних трёх-четырёх столетий. По достижении пределов своего развития, ей предстоит вступить на путь переоценки основополагающих ценностей с учетом того, что мы переживаем своего рода осевое время, характеризующееся тектоническими сдвигами в бытийных основах жизни во всепланетарном масштабе. Об обоснованности данного тезиса свидетельствует тот факт, что эти трансформации и сдвиги глубоко затронули экономику, политическую, социокультурную и духовную сферы, образы жизни. Более того, ставятся под вопрос основополагающие ценности, институты, правила взаимоотношений людей, служивших основой жизнедеятельности и существования человеческих сообществ со времен возникновения экзогамной семьи.

<…>

При таком положении вещей нарушаются, казалось бы, доказавшие свою верность закономерности общественно-исторического развития, результатом чего становятся кризисы, широкомасштабные социальные и политические пертурбации, турбулентные состояния. В зависимости от стечения множества факторов и обстоятельств их результатом становится либо исчезновение с исторической арены соответствующего сообщества или системы, либо, получая импульсы извне и мобилизуя внутренние ресурсы, эта система приобретает новые возможности для выбора оптимальных ответов на внешние вызовы и самоорганизации на новых основаниях. Большей частью их значимость состоит в том, что в процессе их преодоления устраняются устаревшие, исчерпавшие свой ресурс, показавшие свою нежизнеспособность узлы, элементы и формируются новые элементы и структуры, более соответствующие новым реалиям. Это, как сказал бы Й. Шумпетер, «созидательное разрушение» – избавление от старого и расчистка места для созидания нового.

<…>

...Главный просчет почти всех прогнозов состоит как раз в том, что их авторы зачастую пытаются определить возможные пути развития, например, мировой экономики путем экстраполяции параметров наличного в каждый данный момент её состояния, выведенных с помощью традиционных методов, теорий и концепций, на будущее. Верно говорят, что история освещает не дорогу впереди, а, подобно кормовым огням корабля, только след, остающийся позади. Это не в последнюю очередь относится к современному миру, в котором динамика многократно преобладает над статикой. Поэтому его будущее нельзя представлять просто как расширенное настоящее. В его развитии могут быть и бывают некие «взрывные» фазы, результатом которых может стать радикальная перестройка системных и структурных составляющих, основополагающих ценностей, норм, правил игры и т.д. <…>

 

Источники и переводы – Primary Sources and Russian Translations

Тойнби 1994 – Тойнби А. Постижение истории. М.: Прогресс, 1994 (Toynbee A. AStudy of History. Russian translation 1994).

Bobbio, Norberto (1985) Il futuro della democrazia: Una difesa delle regole del gioco, Einaudi, Torino.

Ссылки (References in Russian)

Бьюкенен 2003 – Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. М.: АСТ, 2003.

Люббе 1994 – Люббе Г. В ногу со временем. О сокращении нашего пребывания в настоящем // Вопросы философии. 1994. № 4. С. 93–113.

 References

Buchanan, Patrick (2002) The Death of the West: How Dying Population and Immigrant Invasions Imperil Our Culture and Civilization, St. Martin's Press, N.Y. (Russian translation 2003).

Buchanan, Patrick (2010) “Democrasy, Another God that Failed”, The American Conservative, January 8.

Kolhatkar, Sheelah (2014) “How Wealthy Elites Are Hijacking Democracy All Over the World” , Alter Net, May 30,http://www.truthdig.com/report/item/from_elections_to_mass_movements_how_wealthy_elites

Lübbe, Hermann (1992) Im Zug der Zeit: Verkürzter Aufenthalt in der Gegenwart, Springer,Berlin (Russian translation 1994).

Sadik, Nafis (1991) The State of the World Population, United Nations Population Fund,N.Y.

Zakarias, Ferreira (2003) The Future of Freedom. Illiberal Democracy at Home and Abroad, W. W. Norton & Company Inc., N.Y.

Опубликовано в Публикации за 2017-2019 гг.
Суббота, 12 августа 2017 07:55

ПРЕПЯТСТВИЯМИ РАСТЕМ

В Рериховском пространстве происходят перемены. На месте общественного музея Международного Центра Рерихов создается новый, государственный музей. Не буду повторять общеизвестные вещи о том, что этому предшествовало. Думаю, все в курсе событий. Что можно сказать по этому поводу? Раскол, в рядах РД усилился, поляризация мнений стала более напряженной, пространство конфликта значительно расширилось.

Опубликовано в Полемика 2017

Многие мысли этой статьи близки идеям Живой Этики. Мы видим, как наука в лице своих наиболее мыслящих ученых все ближе подходит к такому понятию, как «Космический Магнит», говорит об эволюции общества в единстве с духовными законами, как человек все больше становится субъектом развития, а не только пассивной игрушкой исторических и общественных сил. Для Рериховского движения представляет интерес и тема - «Искусство жить вместе», которая рассматривает не только стимулирование толерантности к другому образу жизни, к другим людям, но и вполне актуальна для решения Рериховских проблем, понимания каждым своей ответственности за целое. 

 

Князева Елена Николаевна,

д. филос. наук.

профессор Школы философии

Национального исследовательского университета

 

  1. Ключевые понятия современных исследований будущего

Современное прогнозирование, исследования будущего ( futures studies ) – это область трансдисциплинарных исследований, базирующихся во все большей степени на теории сложных систем. Исследования будущего, как его определяют сегодня ведущие футурологи мира, - это трансдисциплинарный, базирующийся на системной науке подход к анализу образцов изменений в прошлом, определение трендов и возможных результатов изменений в настоящем и построение альтернативных сценариев возможных будущих изменений, чтобы помочь людям создать то будущее, которое они желают.

В качестве ключевых здесь выступают ныне представления:

  • об «образах будущего» (Фред Полак),
  • об «альтернативном возможном будущем», сценариях развития (альтернативистика в исследованиях будущего), а также
  • о «создании будущего, а не просто предсказании его» (конструктивизм в исследованиях будущего).

В понятие «образ будущего» Ф. Полак (1973) вкладывал смысл «позитивного идеального образа будущего», подобного тому, с которым работает искусство. А искусство, как известно, формирует будущее.

Видение мира, ориентированное на будущее, основывается на солидарности с будущим. Мы не должны ждать подарков от будущего, но активно строить, создавать желаемое, предпочитаемое будущее.

Современные исследования будущего, называемые иногда футурологией, - в корне отличаются и от идеологии, оправдывающей существующее в обществе положение вещей, и от утопии, отвергающей его. Это использование научных (трансдисциплинарных) методов для исследования будущего, построение различных сценариев развития, оценка вероятности осуществления того или иного сценария и понимание конструктивной, созидательной, активной роли человека.

Сегодня все чаще звучат слова о делании будущего ( making the future ), о его дизайнировании ( design of the future ) и партисипативном редизайнировании ( participative redesign of the future ), об оформлении будущего ( shaping the future ).

В качестве нового слогана принимается тезис, зафиксированный Франком Тайгером: «Ваше будущее зависит от многих вещей, но, прежде всего, от вас самих». Причем в процесс создания желаемого будущего, его оформления вовлечен каждый из нас, каждый является актором, каждый является ответственным за плюралистичный и объединенный мир. В дополнение к представлениям об устойчивом развитии ( sustainable development ) ныне стали говорить и об устойчивом будущем ( sustainable future ), т.е. о таком, в котором мы научимся избегать сильных потрясений, катастроф, разработаем надежные технологии управления рисками. Как видим, в современном прогнозировании решающую роль играют конструктивистские установки, связанные, с одной стороны, с технологиями управления социальными инновационными процессами, а с другой – со становлением новой этики связи, солидарности, толерантности, партисипации.

В наши дни недостаточно просто быть готовым к появлению социальных инноваций, но можно и должно направлять развитие коллектива, организации, государства в желаемом направлении инновационного развития, сознательно и со знанием новейших методов науки о сложном конструировать желаемое будущее. Недостаточно быть готовым к возможным нестабильностям и катастрофам (а с повышением сложности общественных процессов, их вероятность возрастает), но в наших силах находить оптимальные выходы из ситуаций нестабильности, проходить критические периоды с наименьшими потерями.

 

2. Сила и слабость позиции философского конструктивизма 

Человек имеет дело в процессе познания и деятельности с самим собой. От себя ему никуда не уйти. Он постигает мир через идеализации, абстракции, модели, которые определяются его возможностями познания здесь и сейчас. В конечном счете, и осчастливить человек может только сам себя. Он смотрит в мир и видит повсюду в нем, как в зеркале, свое собственное лицо: вообще говоря, картина мира в известной мере носит печать личности ее творца.

Процесс становления и развития человека как личности имеет три ипостаси. Во-первых, человек узнает самого себя, ибо находится в поиске своего подлинного лица, своей идентичности, которая одновременно находится и в его творческих руках и ускользает от него. Во-вторых, человек стремится понять самого себя, истолковать себя в мире и через мир. Прошлое, наша личная и общечеловеческая история толкует нас. Но нас толкует и будущее: имея образ желаемого будущего, мы начинаем видеть смысл настоящего. В-третьих, человек строит, творит, созидает самого себя, свое тело и душу, себя и окружающий его мир, его собственную среду, которая, в свою очередь, влияет на него, определяет его лицо.

Всё это выводит нас на проблемы конструктивизма – весьма модной ныне темы для размышлений в философии, психологии, психотерапии и теории коммуникации.

Конструктивизм – это такая философская, прежде всего эпистемологическая, позиция, что то, с чем имеет дело человек в процессе познания и освоения мира, – это не какая-то реальность, существующая сама по себе, которую он пытается постичь, а в каком-то смысле продукт его собственной деятельности (коллективной познавательной деятельности, или деятельности трансцендентального субъекта, по Канту). Конструктивисты считают, что че­ло­век в сво­их про­цес­сах вос­при­ятия и мыш­ле­ния не столь­ко от­ра­жа­ет ок­ру­жаю­щий мир, сколь­ко ак­тив­но тво­рит, кон­ст­руи­ру­ет его.

В фи­ло­со­фии конструктивизм вос­хо­дит к воз­зре­ни­ям Ви­ко, Берк­ли, Кан­ту. Италь­ян­ский фи­ло­соф Джам­бат­ти­ста Ви­ко (1668-1744) и ир­ланд­ский фи­ло­соф Джордж Берк­ли (1685-1753) при­шли к иде­ям эпи­сте­мо­ло­ги­че­ско­го кон­ст­рук­ти­виз­ма прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но и не­за­ви­си­мо друг от дру­га. Стран­ным вы­гля­дит сов­па­де­ние, что в 1710 го­ду, ко­гда Берк­ли опуб­ли­ко­вал свой глав­ный фи­ло­соф­ский труд «Трак­тат о на­ча­лах че­ло­ве­че­ско­го зна­ния», Ви­ко в Не­апо­ле опуб­ли­ко­вал свой труд по эпи­сте­мо­ло­гии “ De Antiquissima Italorum Sapientia ”, в ко­то­ром он при­хо­дит к сход­ным за­клю­че­ни­ям. Имя Ви­ко во­шло в фи­ло­со­фию пре­ж­де все­го бла­го­да­ря то­му, что он ввел идею ис­то­риз­ма, ис­то­ри­че­ско­го про­грес­са и цик­лов в ис­то­рии, имел тео­ре­ти­ко-по­зна­ва­тель­ную по­зи­цию, близ­кую кон­ст­рук­ти­виз­му. Че­ло­ве­че­ско­му соз­на­нию, счи­тал Ви­ко, дос­туп­но толь­ко то, что соз­да­но са­мим че­ло­ве­ком. По­это­му и изу­чать сле­ду­ет лишь то, как соз­да­на вещь, будь то про­из­ве­де­ние ис­кус­ст­ва, идея как по­ро­ж­де­ние его соз­на­ния, язы­ко­вая фор­ма. Ра­цио­наль­ное зна­ние не за­тра­ги­ва­ет су­ще­ст­вую­щее в ре­аль­ном ми­ре, но ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко ми­ром опы­та, ко­то­рый соз­да­ет­ся че­ло­ве­ком. Толь­ко Бог зна­ет, что пред­став­ля­ет со­бой ре­аль­ность, по­сколь­ку он сам ее соз­дал. Берк­ли, со сво­ей сто­ро­ны, ут­вер­ждал, что субъ­ек­ту дос­туп­но лишь со­дер­жа­ние соз­на­ния – идеи, по­это­му он мо­жет лишь кон­ста­ти­ро­вать свое су­ще­ст­во­ва­ние. От­сю­да его из­вест­ная фор­му­ла “ esse est percipi ” («су­ще­ст­во­вать – зна­чит быть вос­при­ни­мае­мым»). Не­смот­ря на край­ний со­лип­сизм, эта по­зи­ция име­ет не­что об­щее с взгля­да­ми со­вре­мен­ных ра­ди­каль­ных кон­ст­рук­ти­ви­стов. В ка­че­ст­ве пред­те­чи со­вре­мен­но­го философского кон­ст­рук­ти­виз­ма, как правило, на­зы­ва­ют и имя И. Кан­та. По Кан­ту, имен­но кон­ст­рук­ты соз­на­ния оформ­ля­ют опыт, при­чем то, что не­дос­туп­но ин­ди­ви­ду­аль­но­му соз­на­нию, яв­ля­ет­ся пред­ме­том дея­тель­но­сти соз­на­ния транс­цен­ден­таль­но­го, транс­цен­ден­таль­но­го субъ­ек­та.

Но конструктивистов можно найти и до Вико, Беркли и Канта. Древнегреческого философа Гераклита можно, по-видимому, рассматривать в качестве одно из первых конструктивистов. По свидетельствам Гисдоса Схоластика, он дал прекрасное сравнение, уподобив душу пауку, а тело паутине. «Подобно тому, как паук, говорит он, стоя в середине паутины, чувствует, как только муха порвет какую-либо его нить, и быстро бежит туда, как бы испытывая боль от порыва нити, так и душа человека в случае повреждения какой-либо части тела, торопливо несется туда, словно не вынося повреждений тела, с которым она прочно и соразмерно соединена».

Этот замечательный образ паука и паутины можно распространить на отношение человека и его окружения, познающего и действующего субъекта и познаваемого и конструируемого им объекта. Как говорил Гераклит, ничто никогда не есть, но все становится. Человек обустраивает, строит свое окружение и изменяется сам. Психолог, вступая в диалог с испытуемым, творит новую реальность, открывает двери в иные миры для испытуемого и стимулирует рост своей собственной личности. Писатель пишет книгу, но и книга «пишет», создает, конструирует его: написав хорошую книгу, он становится другим, оттачивает свой стиль письма, обретает определенный образ в глазах общественности. Субъект и объект находятся в отношениях взаимной детерминации, взаимного становления и самообновляются друг от друга и за счет друг друга.

Кроме того, в Гераклитовом образе поиска повреждений и ремонте тела можно усмотреть предугадывание синергетической идеи самодостраивания, автопоэзиса, самопроизводства в отношении души и тела, организма и его окружения, субъекта и объекта. Автопоэзис является сущностью жизни, а также сложных самоорганизующихся систем, уподобляемых синергетикой живым организмам.

Процесс вечного и повсеместного становления охватывает также и различные состояния человеческого существа. Различные состояния перетекают и взаимно обусловливают друг друга. Одно и то же в нас есть смерть и жизнь, бодрствование и сон, граница между ними размывается. «Всё, что мы видим наяву, - смерть; всё, что во сне, - сон; всё, что по смерти, - жизнь» . Активное бодрствование сводит реальность к одной, а сон творит новые реальности, обогащающие мир наяву. Смерть низводит все к одному и самому простому, чтобы открыть веер новых возможностей бытия. Мир в процессе становления множит реальности, нагромождает их и предоставляет нам возможность выбора, открывая двери для выхода в иные миры.

Конструктивистски Гераклит относился и к самому себе. По его собственному признанию, он всю жизнь сам себя строил. Он смотрел на мир широко открытыми, полными любопытства глазами, но все, что знал, выпытал у самого себя. «Я искал самого себя», - говорит Гераклит.

Из представления о том, что человек создает окружающий мир и самого себя в нем вытекает ряд следствий.

  • Во-первых, проблема множественности реальностей, а также проблема соизмеримости реальностей, переводимости и понимания субъектов, живущих, вообще говоря, в разных персептивных и концептуальных мирах.
  • Во-вторых, проблема телесных и ситуационных детерминантов познания, которые делают реальности различных субъектов принципиально иными, несоизмеримыми.
  • В-третьих, если субъект не отражает, а создает реальность, то по каким законам он ее создает?

Если обратиться к недавнему времени, к философии и науке XX века, то представления о конструировании реальности с кибернетической и эпистемологической точки зрения разрабатывали Х. фон Фёрстер, с психологической, эпистемологической и медицинской точки зрения – Г. Бейтсон, с точки зрения теории коммуникации и психотерапии – П. Ватцлавик, социологии и философии – Э. Морен, биологии познания – У. Матурана и Ф. Варела, философии зоологии Я. Фон Икскюль.

Субъект никогда не задан наперед: он продукт своей свободной творческой деятельности, своего окружения, среды, которую он строит и которой он управляет. Свобода индивида, по Сартру, есть «разжатие бытия», образование в нем трещины, дыры, ничто, откуда рождается новое в индивидуальном и социальном планах.

Позиция философского конструктивизма, безусловно, имеет свои преимущества. Во-первых, позиция конструктивизма позволяет нам свободно играть с реальностью; мир представляется как если бы als ob ), в свободном, подвешенном состоянии, его мы можем перестраивать по своему усмотрению, пробовать, испытывать и ждать от него отклика. Во-вторых, конструктивизм подчеркивает важность создания метареальности в процессе коммуникации, в которой отношение играет большую роль, чем содержание передаваемого. В-третьих, конструктивизм акцентирует внимание на возможности постоянного и активного создания реальности и самого себя, индивидуальной эмерджентности, растворения Я субъекта в окружающем его мире, в деятельности, в сетях коммуникации, которые он создает и которые создают, творят самого его.

Слабость позиции конструктивизма заключается в том, что субъект деятельности, активно создавая реальность и строя самого себя во взаимодействии с ней, не встречает никакого сопротивления от реальности, он буквально залипает в реальности, не чувствует границ между собственным опытом и реальностью как таковой. Липкой становится не только реальность, но и человеческий опыт. Человек не может снять шубу, в которую он укутан, даже летом, он не может вырваться из самого себя, выйти за границы своего опыта, своих восприятий и мыслей. Он смотрит в мир, а видит в нем, как в зеркале, самого себя. Его ноги начинают вязнуть в реальности, как в романе Стругацких «Пикник на обочине». Всё есть Я и всё есть не-Я, Я-другой, все есть продукт моего творчества и воображения. Всё есть сон или же я все-таки бодрствую – мучительный вопрос, обсуждаемый многими философами, в частности А. Шопенгауэром в сочинении «Мир как воля и представление».

Кри­ти­ка ра­ди­каль­но­го кон­ст­рук­ти­виз­ма идет, с од­ной сто­ро­ны, с по­зи­ции эво­лю­ци­он­ной эпи­сте­мо­ло­гии, а с дру­гой – с по­зи­ции не­ли­ней­ной ди­на­ми­ки и си­нер­ге­ти­ки.

Рас­смот­рим сна­ча­ла воз­ра­же­ния при­вер­жен­цев эво­лю­ци­он­ной эпи­сте­мо­ло­гии. К. Ло­ренц и его уче­ни­ки и по­сле­до­ва­те­ли Р. Ридль, Э. Эзер, Г. Фолль­мер и Ф. Ву­ке­тич по­ка­за­ли, что по­зна­ние и зна­ние не есть ре­зуль­тат про­из­воль­но­го кон­ст­руи­ро­ва­ния ми­ра. Это фор­ма при­спо­соб­ле­ния жи­во­го ор­га­низ­ма к ок­ру­жаю­ще­му ми­ру, вы­ра­бо­тан­ная дол­гим эво­лю­ци­он­ным пу­тем. Ок­ру­жаю­щий мир че­ло­ве­ка – так на­зы­вае­мый ме­зо­косм, мир сред­них раз­мер­но­стей, к ко­то­ро­му он эво­лю­ци­он­но при­спо­соб­лен (Г. Фолль­мер). Он­то­ге­не­ти­че­ски ап­ри­ор­ные ка­те­го­рии яв­ля­ют­ся фи­ло­ге­не­ти­че­ски апо­сте­ри­ор­ны­ми, т.е. вы­ра­бо­тан­ны­ми у жи­во­го ор­га­низ­ма, в том чис­ле и че­ло­ве­ке, в хо­де его эво­лю­ции.

В са­мих ког­ни­тив­ных ме­ха­низ­мах жи­вых су­ществ за­ло­жен век­тор на мак­си­маль­но воз­мож­ную очи­щен­ность ре­зуль­та­тов вос­при­ятия от прив­не­сен­ных, в том чис­ле и кон­крет­но-те­лес­ных фак­то­ров, а соз­на­ния – от про­из­воль­ных, субъ­ек­тив­ных его кон­ст­рук­тов. Этот важ­ный фе­но­мен под­роб­но ра­зо­брал Кон­рад Ло­ренц, на­звав его объ­ек­ти­ва­ци­ей. Воз­мож­ность объ­ек­ти­ва­ции – это вы­ход из бес­ко­неч­но­го кру­га ре­кур­сии и вза­им­ной де­тер­ми­на­ции «субъ­ект-объ­ект». «Я опи­сы­ваю ак­тив­ность, обес­пе­чи­ваю­щую аб­ст­ра­ги­ро­ва­ние кон­стант­ных свойств ре­аль­но­сти, по­сред­ст­вом гла­го­ла “объ­ек­ти­ви­ро­вать”, а ее про­дук­ты и ре­зуль­та­ты – су­ще­ст­ви­тель­но­го “объ­ек­ти­ва­ция”» . На­гляд­ный при­мер, ко­то­рый он при­во­дит, ка­са­ет­ся тех же цвет­ков с нек­та­ром. Ведь для то­го, что­бы вы­смот­реть свою ма­лень­кую «по­са­доч­ную пло­щад­ку» при ка­ком-ни­будь чрез­вы­чай­но кра­соч­ном за­ка­те или в хао­се цвет­ных бли­ков под буй­ной се­нью ок­ру­жаю­щих рас­те­ний, пче­ле нуж­но вы­де­лить ис­ход­ный, нуж­ный ей цвет, что она и де­ла­ет с по­мо­щью слож­но­го зри­тель­но­го ме­ха­низ­ма. Поэтому свою позицию эволюционные эпистемологи называют «гипотетический реализм» (Г. Фолльмер).

С точ­ки зре­ния фи­ло­со­фии си­нер­ге­ти­ки кон­ст­рук­ти­ви­ст­ская, твор­че­ская дея­тель­ность че­ло­ве­ка име­ет ес­те­ст­вен­ные ог­ра­ни­че­ния в ви­де соб­ст­вен­ных пу­тей эво­лю­ции слож­ных сис­тем, спек­тров их струк­тур-ат­трак­то­ров, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют­ся внут­рен­ни­ми свой­ст­ва­ми са­мих слож­ных сис­тем, са­мо­го ок­ру­жаю­ще­го ми­ра. Не все, что угод­но, мож­но осу­ще­ст­вить, скон­ст­руи­ро­вать, по­стро­ить, а толь­ко то, что со­гла­со­ва­но с внут­рен­ни­ми тен­ден­ция­ми.

Си­нер­ге­ти­че­ское ви­де­ние свя­зи субъ­ект – объ­ект та­ко­во, что субъ­ект по­зна­ния с оп­ре­де­лен­ны­ми ус­та­нов­ка­ми и кон­ст­рук­та­ми соз­на­ния кон­ст­руи­ру­ет ок­ру­жаю­щий при­род­ный и со­ци­аль­ных мир от­нюдь не на­обум, а «уда­ря­ет по кла­ви­шам воз­мож­но­го». Иг­ра не по кла­ви­шам – это ли­бо хао­ти­за­ция ми­ра, ли­бо ос­тав­ле­ние его не­чув­ст­ви­тель­ным, «рав­но­душ­ным» к воз­дей­ст­ви­ям, ибо они ни­же его по­ро­га чув­ст­ви­тель­но­сти или не­ре­зо­нанс­ны. Уда­ры по кла­ви­шам – вы­се­че­ние но­вых форм, про­бу­ж­де­ние ми­ра к но­вой и его соб­ст­вен­ной жиз­ни, спус­ко­вой ме­ха­низм для на­ча­ла про­цес­сов са­мо­ор­га­ни­за­ции. Поэтому Г.Хакен называет мировоззренческую позицию синергетики «базирующимся на реальности конструктивизмом» или «конструктивистским реализмом» .

С точки зрения философии синергетики отнюдь не всё мы можем творить в этой реальности и лепить из нее. Реальность не бесконечно пластична и не произвольно может прогибаться под действиями человека, но существуют границы и конструктивизма, и, тем более, волюнтаризма. Созидательная и творческая деятельность человека, чтобы быть успешной, должна ориентироваться на естественные ограничения в виде собственных путей коэволюции сложных систем, спектров их структур-аттракторов, которые определяются внутренними свойствами самих сложных систем, самого окружающего мира. Не всё, что угодно, можно осуществить, сконструировать, построить, а только то, что согласовано с внутренними тенденциями.

Ког­ни­тив­ные функ­ции познающего субъекта – это ин­ст­ру­мен­ты, ко­то­рые слу­жат для то­го, что­бы не про­сто при­спо­со­бить­ся к ми­ру, но по­про­бо­вать этот мир, вдей­ст­во­вав­шись в не­го. Ис­пы­ты­вая мир, он ис­пы­ты­ва­ет и са­мо­го се­бя. Жи­вой ор­га­низм как са­мо­ор­га­ни­зую­щая­ся сис­те­ма яв­ля­ет­ся ди­зай­не­ром се­бя и сво­ей сре­ды (ок­ру­жаю­ще­го ми­ра как Umwelt , по Ик­скю­лю), но толь­ко в со­гла­сии и в со­труд­ни­че­ст­ве с ак­туа­ли­за­ция­ми и по­тен­ция­ми ок­ру­жаю­щей сре­ды.

 

 

 3. Конструирование социальной реальности

Каковы возможности и границы применимости методов и технологий социального конструктивизма в практике социального управления и в стимулировании социальных инноваций? Перспективы его применения, на мой взгляд, еще недооценены. А понимание границ его применимости должно основываться на реализации нелинейно-динамической исследовательской программы в теории социального управления.

Социальный конструктивизм далек от позиции волюнтаризма. Конструировать - значит:

  • знать потенции социальной среды, просчитывая собственные русла развития (внутренние тренды) сложных социальных систем и формы социальной организации и государственного устройства ;
  • не просто отражать мир, ожидать и выжидать (с опущенными руками и блуждающим спекулятивным взглядом) будущее (каким оно будет?), но созидать ближайшую и более отдаленную социальную среду и конструировать желаемое будущее; не столько жить настоящим, сколько жить, понимая различные варианты путей в будущее, имея различные образы будущего;
  • строя, обустраивая и перестраивая социальную среду, строить самого себя (личная тектология руководителя), ибо человек как субъект управления и объект его управленческих воздействий находятся в структурном сопряжении друг с другом.

С позиции постнеклассической науки, сердцевину которой составляет синергетика, коренным образом изменяется понимание отношения субъекта и объекта управления. Субъект управления встроен в ситуацию управления: он строит ситуацию, но и она строит его. Стратегии его деятельности с необходимостью претерпевают изменения и получают корректировки с изменением ситуации. Субъект управления созидает, со-переустраивает, творит ближайшую и более отдаленную социальную среду, но и среда творит его, после свершения актов управления он выходит обновленным и измененным, он вырастает сам вместе с изменяемым им миром. Это новое представление об инактивации, вдействовании субъекта в среду, заимствованное из современной эпистемологии и переинтерпретированное в контексте современной теории управления. Технологии принятия здравых решений в условиях глубокой неопределенности и быстрых изменений, сопровождающихся неустойчивостями, связана с пониманиям необходимости корректировать свою стратегию в зависимости от изменения условий социальной среды.

Эдгар Морен ввел в связи с этим представление об «экологии действия». Неопределенность имманентно вписана в само представление о сложности мира. Неопределенность означает незавершенность всякого процесса познавательной и практической деятельности, непредзаданность, открытость и нелинейность исхода этой деятельности. Всякое предпринимаемое нами действие определяется условиями окружающей природной и/или социальной среды и может оказаться, что оно отклонится от того направления, которое было ему первоначально задано. «Мы не можем быть уверены в том, что результат действия будет соответствовать нашим намерениям, напротив, мы вправе серьезно сомневаться в этом».

Мы вынуждены поэтому отойти от привычной линейной схемы: предпринятое действие > полученный результат, и признать нелинейность всякого действия, точнее, нелинейность связи этого действия и его результата (последствий). «Как только индивид предпринимает действие, каким бы оно ни было, оно начинает ускользать от его намерений, – поясняет Морен. – Это действие вливается во вселенную взаимодействий, и, в конечном счете, поглощается окружением, так что в результате может получиться даже нечто противоположные по отношению в первоначальному намерению. Часто действие возвращается бумерангом к нам самим. Это обязывает нас внимательно следить за действием, пытаться его исправить, - если еще не поздно, - а иногда его торпедировать, как это делают ответственные работники НАСА, которые взрывают ракету в том случае, если она отклоняется от заданной траектории».

Кроме того, конструирование социальной реальности – это овладение сложностью социальных процессов, а управление сложностью возможно через структурное сопряжение с ней. Структурное сопряжение определяется отрицательными, гомеостатическими, стабилизирующими и положительными, ответственными за быстрый рост обратными связями, устанавливающимися между субъектом и объектом управления и определяющими их взаимное становление, рождение, со-рождение и их взаимное согласованное пере-рождение в актах управления.

Овладение инновационной сложностью означает, в том числе, и овладение временем. А овладение и управление временем возможно через понимание принципов нелинейного (резонансного) управления, т.е. своевременного и уместного управленческого действия, действия в нужное время и в нужном месте с правильной топологической конфигурацией воздействия. Управление временем связано также с умением выделять главное и достраивать свою активность вокруг ключевого управленческого звена.

Конструирование природной и социальной действительности порождает когерентный, взаимосогласованный мир. Конструирующий человек и конструируемый им мир составляют процессуальное единство. Конструирование означает, что человек как субъект познания и деятельности берет на себя весь груз ответственности за получаемый результат. Принцип ответственности, о котором писал Ханс Йонас, ставится здесь во главу угла . Г. Хакен в одном из своих докладов, сделанных им в июне 2004 г. в Москве, в Российской академии государственной службы показал, что самоорганизующееся общество может устойчиво существовать и продолжительное время динамично развиваться, если каждый его член ведет себя так, как если бы он – в меру своих возможностей – был ответственен за целое . Этот принцип ответственности близок к категорическому нравственному императиву Иммануила Канта.

 

  

4. Синергетическое видение возможностей конструирования будущего 

 Синергетика является наследницей кибернетики. Это – постнеклассическая парадигма научного знания. Синергетика пытается увидеть «мир изнутри», мир как он видится познающим его и действующим в нем человеком и как он может строиться, конструироваться человеком. Она раскрывает особую, решающую роль человека, который, будучи встроен в сложные системы, может оказывать непосредственное влияние на ход их эволюции, выводить их на предпочтительные будущие состояния. Наблюдатель и наблюдаемое, конструирующий субъект и объект его преобразований находятся в отношении нелинейной обратной связи, циклической причинности.

Субъект конструирует будущее, и возможности этого конструирования видятся с позиции синергетики в разных планах.

  • Во-первых, это – решающая роль субъекта, установок его сознания и его ценностных предпочтений, даже единичного человеческого действия, в выборе возможных путей развития в состояниях неустойчивости сложной системы. Существуют два типа неустойчивости: неустойчивость в точки бифуркации, ветвления путей развития и неустойчивость вблизи обострения, момента максимального, кульминационного развития сложной структуры. Как в том, так и в ином случае система становится неустойчивой к малым, незначительным флуктуациям на микроуровне, и малое человеческое воздействие способно вывести систему на один из возможных путей эволюции, к одной из целого спектра структур-аттракторов. Важнейшим мировоззренческим выводом синергетики является то, что человек действительно способен принимать непосредственное участие в конструировании желаемого будущего, но его творческая, созидательная роль имеет ограничения в виде собственных, внутренних тенденций развития сложных систем. Не все, что угодно можно осуществить, но только то, что согласовано с собственными потенциями сложных систем. Осознание множественности путей развития сложных систем, наличия альтернатив напрямую связано с осознанием возможности улучшить мир, соединить поиск истины с поиском блага. Об этом пишет социолог И. Валлерстайн: «Мы были бы мудрее, если бы формулировали наши цели в свете постоянной неопределенности и рассматривали эту неопределенность не как нашу беду и временную слепоту, а как потрясающую возможность для воображения, созидания, поиска. Множественность становится не поблажкой для слабого или невежды, а рогом изобилия сделать мир лучше» .
  • Во-вторых, человек способен сокращать длительный и многотрудный путь эволюции к сложному путем резонансного возбуждения желаемых сложных структур. Определив параметры порядка сложных систем, он может смоделировать, рассчитать или качественно определить возможные структуры-аттракторы для этих систем и посредством малых, но топологически правильно организованных – резонансных – воздействий выводить процесс развития на желаемые структуры.
  • В-третьих, человек может активно вмешиваться в процесс конструирования сложных структур их относительно простых, в процесс их коэволюции, совместного и устойчивого развития. Один из принципов синергетического холизма – это принцип топологически правильного, резонансного соединения относительно простых структур в сложные устойчиво эволюционирующие целостности с тем, чтобы ускорить темп развития образовавшейся единой сложной структуры и приблизить желаемое будущее. В результате резонансного объединения единая структура в итоге приобретает более высокий темп развития, чем темп развития самой быстро развивающейся структуры до объединения. Выгодно развиваться вместе, ибо это приводит к экономии вещественных, энергетических, духовных затрат.
  • В-четвертых, сложные системы имеют не только некоторую глубину памяти, но и влияние, притяжении будущего, и человек может конструктивно использовать это влияние будущего с попаданием ее в конус определенного аттрактора. В таком случае человек должен действовать согласно установкам восточного (буддийского или даосского) сознания: поддаться течению, чтобы победить; недеяние есть самое сильное действие.

Для понимания сути этого нового отношения человека к миру (его наблюдение изнутри, его обустройство, созидание и постоянная переделка самого себя в процессе этого обустройства) весьма удачной является предложенная Хайнцем фон Фёрстером метафора танца. Познание мира и действие человека в мире – это танец человека с миром, парный танец с различными па, в котором ведущим является то один, то другой партнер, в котором они оба беспрерывно раскрываются и развиваются.

 

 

5 Овладение временем

Все мы помним слова В.В. Маяковского из его стихотворения «Выволакивайте будущее»: «Будущее не придет само, если не примем мер».

Один из представителей русского космизма Валериан Николаевич Муравьев (1885-1932) в своем философском сочинении «Овладение временем» писал о том, что природа должна превратиться в историю, а история сознательно и активно строиться человеком путем преобразования космоса на свою пользу, путем окультуривания жизни, природы, космоса. «Жизнь, сознательно построяемая человеком, и есть культура. Культура есть совокупность результатов, достигаемых человеком в деле преобразования мира. Культура есть мир, измененный и изменяемый человеком согласно идеалам его разума». «Человек должен стать не только homo sapiens, но настоящим властителем природы, homo creator 'ом». Согласно Муравьеву, овладение временем есть «время-властие», оно в высшей мере активно: это – овладение всеми вообще процессами движения и изменения путем завоевания их общего корня – времени» . Это – сознательное проективное действие, направленное и на преодоление времени, и победу над временем (например, опыты по омоложению человеческого организма), и на распоряжение временем, и на установление реальной власти над временем, и на творчество времен, ибо время конституирует процессуальность бытия.

Что же означает созидание желаемого будущего с точки зрения синергетики?

В плане очерченных здесь синергетических установок на активное конструирование природной и социальной реальности разъясним теперь, какой смысл вкладывает современная наука в лице синергетики в установку русских космистов на овладение временем.

  • Во-первых, овладение временем есть освоение пространства. А освоение пространства – это умение анализировать сложные топологические конфигурации коэволюционирующих структур-аттракторов и вычитывать информацию о прошлом и будущем развитии этих структур в целом. Важно понять, что прошлое не сокрыто от нас слоями истории и будущее не отделено от нас в заоблачные высоты, прошлое и будущее соседствуют с нами здесь и сейчас, существуют где-то рядом. Увидеть это реальное прошлое и эти реальные элементы будущего, понять, как они влияют на нас и как мы можем, исходя из этого, активно строить нашу сегодняшнюю жизнь, – вот конструктивная, хотя и выглядящая сегодня достаточно абстрактной, установка синергетики.
  • Во-вторых, овладение временем – ключевое действие отдельного человека в ключевой момент. Важно понять, на каких стадиях эволюционных процессов в сложных системах действия каждого отдельного человека становятся существенными и могут вывести систему на предпочтительный путь будущего развития. Особые возможности для проявления всеобщей сопричастности и соучастия, для заметного влияния даже отдельного человека на исторический ход процессов коэволюции, на развертывание исторических событий возникают в состояниях неустойчивости сложных систем, т.е. в состояниях вблизи бифуркации или вблизи момента обострения (на развитых стадиях развития сложных диссипативных структур). Именно в эти моменты действия каждого отдельного конструирующего действительность и управляющего ею субъекта могут стать существенными, определяющими возникновение новой макроскопической когерентной структуры, нового коллективного образца поведения. Более того, в условиях неустойчивости сложной системы возможно установление сквозной связи между различными иерархическими уровнями организации систем в мире, возможно «туннелирование» в микро- или мегамир. А поскольку пространство и время связаны в инварианты, то возможно и проникновение в прошлое или будущее.
  • В-третьих, овладение временем – это способ резонансного (топологически правильно организованного) воздействия на систему, которое позволяет ускорить темп ее эволюции, быстро вывести на желаемые структуры-аттракторы.
  • В-четвертых, овладение временем – это умение строить коэволюционную сложность, соединять сложные структуры в коэволюционирующие и динамично развивающиеся сверхсложные целостные образования, способные в исторической перспективе ускорять свой темп развития.

Итак, мы приходим к следующему выводу. Для развертывания активной конструирующей и управленческой деятельности в современном сложном и глобализированном мире, для надлежащего встраивания человека в коэволюционные процессы нужно:

  • уметь принимать здоровые решения в условиях глубокой неопределенности, обусловленной возрастающей сложностью социальных процессов. А для этого необходим интеллектуальный альянс (интеллектуальная синергия) между предсказанием, производством инноваций и предпринимательской (управленческой) деятельностью;
  • уметь мыслить глобально и действовать активно и интерактивно, адекватно ситуации (принцип ситуационности действия),
  • быть в синергизме со средой, с управляемой организацией или предприятием (принцип нелинейных обратных связей, устанавливающихся между субъектом и средой его активности),
  • созидать подобающий как своим собственным познавательным и конструктивным возможностям, так и внутренним неявным тенденциям среды когерентный, взаимно согласованный мир (установка не просто на желаемое, а на осуществимое будущее).

Конструктивная и творческая позиция современного человека призвана определяться возможностью преднамеренного резонансного возбуждения сложных структур в соответствующих нелинейных средах и системах тех структур, которые отвечают метастабильно устойчивым собственным формам организации этих сред.

 

 6. Коэволюционное конструирование мира

Одной из самых любимых и настойчиво пропагандируемых идей основателя синергетического движения в России Сергея Павловича Курдюмова (1928-2004), была идея об открытии синергетикой конструктивных принципов коэволюции сложных систем и о возможности овладения будущим, конструирования желаемого будущего.

Почему открываемые синергетикой принципы коэволюции Курдюмов называл конструктивными? Да потому что они могут использоваться для эффективной управленческой деятельности, для стратегического видения будущего и планирования на долгосрочную историческую перспективу, для выработки разумной национальной и государственной политики в глобализирующемся мире. Потому что синергетические принципы коэволюции глубоко содержательны и ориентированы на отдаленное будущее, которое практически невозможно предсказывать традиционными методами. Потому что глубокое понимание синергетических принципов коэволюции, нелинейного синтеза частей в устойчиво эволюционирующее целое может и должно лечь в основу современного «искусства жить вместе», содействуя утверждению толерантности и сохранению разнообразия в глобализирующихся сообществах. Оно означает

  • жить друг с другом, а не против друг друга;
  • жить так, чтобы не уменьшать шансы других, в том числе будущих поколений, жить также хорошо;
  • заботиться о тех, кто беден и бесправен, а также о состоянии окружающей среды, расширять круг нашего внимания, сочувствия и заботы (толерантность и экологическое сознание).

«Искусство жить вместе» означает стимулирование толерантности к другому образу жизни/другим людям и поддержание разнообразия в глобализирующихся обществах.

Коэволюция есть «искусство жить в едином темпомире», не свертывая, а поддерживая и развивая разнообразие на уровнях элементов и отдельных подсистем. А значит, нужно культивировать у каждого чувство ответственности за целое в плюралистичном и объединенном мире.

«Искусство жить вместе» - это искусство поддержания единства через разнообразие, взращивания самости (идентичности – Ред.), своего неповторимого личностного Я путем одновременно обособления от среды и слияния с ней. Каждый элемент (личность, семья, этнос, государство) сложной коэволюционирующей целостности операционально замкнут, поддерживает свою идентичность. Каждый элемент творит себя через целое и преобразует целое, творя самого себя. Он должен забыть себя, чтобы найти себя, обнаружить свое сродство с миром, чтобы познать самого себя, построить самого себя по-новому.

 

 

7. Глобальное мышление

Чтобы эффективно управлять в нашем сложном и нестабильном мире и чтобы стимулировать рождение значимых и позитивных социальных инноваций, необходимо принимать во внимание контекст – ближайший и достаточно широкий – изучаемых явлений и событий, т.е. уметь контекстуализировать свои знания. Обречен на неудачи тот менеджер, который не развил в себе умение видеть ситуацию и ее включенность в организационные и коммуникационные связи, тянущиеся вплоть до глобального, общечеловеческого уровня. Один из наиболее интересных биологов советского периода развития науки А.А. Любищев, нередко погружающийся в своих письмах в философские размышления, писал: «Тот не может быть хорошим практическим деятелем, кто только практический деятель, т.е. который имеет только узкое стремление достигнуть определенного практического результата, полностью игнорируя всё остальное».
Нужно действовать, думая и размышляя, прокладывая путь через интерактивные взаимодействия со средой, организацией и думать, просчитывая не только локальные и ближайшие, но и системные и отдаленные возможные последствия своих управленческих воздействий, действуя в постоянно изменяющемся и усложняющемся мире. «Думай глобально, чтобы локально эффективно действовать!» – вот лозунг эффективного управления в нашу эпоху глобализации. Эта установка подразумевает личную ответственность за результат действий, за их последствия, за будущее.

Говоря о необходимости изменения ориентиров познавательной и конструктивной управленческой деятельности, Э. Морен отмечает: «Познание мира как мира целостного становится одновременно интеллектуальной и жизненной необходимостью… Познание изолированных информационных сведений недостаточно. Надо располагать эти сведения в контексте, в котором они только и обретают смысл». Нужно снова составить целое, которое было раздроблено, растащено по различным дисциплинарным областям, фрагментировано, нужно сформировать целостное системное знание о сложных структурных образованиях и мире как системе. Надо, действительно, заново воссоздать целое, чтобы понять части.

Для менеджера важно развивать целостное, холистическое видение мира. Надо понимать способы интеграции и взаимосогласованного, гармоничного развития различных сложных диссипативных структур в мире, такого развития, которое приводит к ускорению развития целого.
Итак, умение мыслить глобально означает:
- мыслить в терминах процессов, а не структур. Социальные и геополитические структуры рассматриваются как процессы. Это структуры, постоянно трансформирующиеся, коэволюционирующие, объединяющиеся и временами частично или полностью распадающиеся;
- мыслить в терминах динамического целого, а не статических частей. Глобальное мышление позволяет видеть лес, а не только деревья, т.е. зарождающиеся и становящиеся целостности, а не только суверенные геополитические единицы;
- видеть не только непосредственное настоящее, но и обрести перспективу, причем хорошо бы отдаленную, долгосрочную.
- встроить в свой образ мышления идею коэволюции как «искусства жить вместе». 

В настоящее время на первый план выдвигается представление о стратегиях активной, созидательной деятельности человека. Почему слово «стратегия», используемое первоначально преимущественно в военных делах, стало активно использоваться в современной теории управления и в современной футурологии, исследовании будущего? Потому, что нынешняя установка в управлении заключается в том, чтобы не просто предсказывать будущее, но и создавать желаемое будущее, конструировать будущее, направлять развитие социальных систем и организаций в русло предпочитаемой нами и осуществимой (с точки зрения внутренних свойств социальных систем) тенденции развития. Человек действует не «потому что», а «с целью того чтобы», и это «с целью того чтобы» является определяющим для выбора стратегии действия, которую необходимо корректировать в зависимости постоянно изменяющейся социальной обстановки. Будучи дизайнером самого себя и своих собственных действий, человек как субъект познания и действия активно конструирует и переконструирует социальную реальность, созидает желаемое будущее.

 

Опубликовано в Публикации 2017

Многие мысли этой статьи близки идеям Живой Этики. Мы видим, как наука в лице своих наиболее мыслящих ученых все ближе подходит к такому понятию, как «Космический Магнит», говорит об эволюции общества в единстве с духовными законами, как человек все больше становится субъектом развития, а не только пассивной игрушкой исторических и общественных сил. Для Рериховского движения представляет интерес и тема - «Искусство жить вместе», которая рассматривает не только стимулирование толерантности к другому образу жизни, к другим людям, но и вполне актуальна для решения Рериховских проблем, понимания каждым своей ответственности за целое. 

 

Князева Елена Николаевна,

д. филос. наук.

профессор Школы философии

Национального исследовательского университета

 

  1. Ключевые понятия современных исследований будущего

Современное прогнозирование, исследования будущего ( futures studies ) – это область трансдисциплинарных исследований, базирующихся во все большей степени на теории сложных систем. Исследования будущего, как его определяют сегодня ведущие футурологи мира, - это трансдисциплинарный, базирующийся на системной науке подход к анализу образцов изменений в прошлом, определение трендов и возможных результатов изменений в настоящем и построение альтернативных сценариев возможных будущих изменений, чтобы помочь людям создать то будущее, которое они желают.

В качестве ключевых здесь выступают ныне представления:

  • об «образах будущего» (Фред Полак),
  • об «альтернативном возможном будущем», сценариях развития (альтернативистика в исследованиях будущего), а также
  • о «создании будущего, а не просто предсказании его» (конструктивизм в исследованиях будущего).

В понятие «образ будущего» Ф. Полак (1973) вкладывал смысл «позитивного идеального образа будущего», подобного тому, с которым работает искусство. А искусство, как известно, формирует будущее.

Видение мира, ориентированное на будущее, основывается на солидарности с будущим. Мы не должны ждать подарков от будущего, но активно строить, создавать желаемое, предпочитаемое будущее.

Современные исследования будущего, называемые иногда футурологией, - в корне отличаются и от идеологии, оправдывающей существующее в обществе положение вещей, и от утопии, отвергающей его. Это использование научных (трансдисциплинарных) методов для исследования будущего, построение различных сценариев развития, оценка вероятности осуществления того или иного сценария и понимание конструктивной, созидательной, активной роли человека.

Сегодня все чаще звучат слова о делании будущего ( making the future ), о его дизайнировании ( design of the future ) и партисипативном редизайнировании ( participative redesign of the future ), об оформлении будущего ( shaping the future ).

В качестве нового слогана принимается тезис, зафиксированный Франком Тайгером: «Ваше будущее зависит от многих вещей, но, прежде всего, от вас самих». Причем в процесс создания желаемого будущего, его оформления вовлечен каждый из нас, каждый является актором, каждый является ответственным за плюралистичный и объединенный мир. В дополнение к представлениям об устойчивом развитии ( sustainable development ) ныне стали говорить и об устойчивом будущем ( sustainable future ), т.е. о таком, в котором мы научимся избегать сильных потрясений, катастроф, разработаем надежные технологии управления рисками. Как видим, в современном прогнозировании решающую роль играют конструктивистские установки, связанные, с одной стороны, с технологиями управления социальными инновационными процессами, а с другой – со становлением новой этики связи, солидарности, толерантности, партисипации.

В наши дни недостаточно просто быть готовым к появлению социальных инноваций, но можно и должно направлять развитие коллектива, организации, государства в желаемом направлении инновационного развития, сознательно и со знанием новейших методов науки о сложном конструировать желаемое будущее. Недостаточно быть готовым к возможным нестабильностям и катастрофам (а с повышением сложности общественных процессов, их вероятность возрастает), но в наших силах находить оптимальные выходы из ситуаций нестабильности, проходить критические периоды с наименьшими потерями.

 

2. Сила и слабость позиции философского конструктивизма 

Человек имеет дело в процессе познания и деятельности с самим собой. От себя ему никуда не уйти. Он постигает мир через идеализации, абстракции, модели, которые определяются его возможностями познания здесь и сейчас. В конечном счете, и осчастливить человек может только сам себя. Он смотрит в мир и видит повсюду в нем, как в зеркале, свое собственное лицо: вообще говоря, картина мира в известной мере носит печать личности ее творца.

Процесс становления и развития человека как личности имеет три ипостаси. Во-первых, человек узнает самого себя, ибо находится в поиске своего подлинного лица, своей идентичности, которая одновременно находится и в его творческих руках и ускользает от него. Во-вторых, человек стремится понять самого себя, истолковать себя в мире и через мир. Прошлое, наша личная и общечеловеческая история толкует нас. Но нас толкует и будущее: имея образ желаемого будущего, мы начинаем видеть смысл настоящего. В-третьих, человек строит, творит, созидает самого себя, свое тело и душу, себя и окружающий его мир, его собственную среду, которая, в свою очередь, влияет на него, определяет его лицо.

Всё это выводит нас на проблемы конструктивизма – весьма модной ныне темы для размышлений в философии, психологии, психотерапии и теории коммуникации.

Конструктивизм – это такая философская, прежде всего эпистемологическая, позиция, что то, с чем имеет дело человек в процессе познания и освоения мира, – это не какая-то реальность, существующая сама по себе, которую он пытается постичь, а в каком-то смысле продукт его собственной деятельности (коллективной познавательной деятельности, или деятельности трансцендентального субъекта, по Канту). Конструктивисты считают, что че­ло­век в сво­их про­цес­сах вос­при­ятия и мыш­ле­ния не столь­ко от­ра­жа­ет ок­ру­жаю­щий мир, сколь­ко ак­тив­но тво­рит, кон­ст­руи­ру­ет его.

В фи­ло­со­фии конструктивизм вос­хо­дит к воз­зре­ни­ям Ви­ко, Берк­ли, Кан­ту. Италь­ян­ский фи­ло­соф Джам­бат­ти­ста Ви­ко (1668-1744) и ир­ланд­ский фи­ло­соф Джордж Берк­ли (1685-1753) при­шли к иде­ям эпи­сте­мо­ло­ги­че­ско­го кон­ст­рук­ти­виз­ма прак­ти­че­ски од­но­вре­мен­но и не­за­ви­си­мо друг от дру­га. Стран­ным вы­гля­дит сов­па­де­ние, что в 1710 го­ду, ко­гда Берк­ли опуб­ли­ко­вал свой глав­ный фи­ло­соф­ский труд «Трак­тат о на­ча­лах че­ло­ве­че­ско­го зна­ния», Ви­ко в Не­апо­ле опуб­ли­ко­вал свой труд по эпи­сте­мо­ло­гии “ De Antiquissima Italorum Sapientia ”, в ко­то­ром он при­хо­дит к сход­ным за­клю­че­ни­ям. Имя Ви­ко во­шло в фи­ло­со­фию пре­ж­де все­го бла­го­да­ря то­му, что он ввел идею ис­то­риз­ма, ис­то­ри­че­ско­го про­грес­са и цик­лов в ис­то­рии, имел тео­ре­ти­ко-по­зна­ва­тель­ную по­зи­цию, близ­кую кон­ст­рук­ти­виз­му. Че­ло­ве­че­ско­му соз­на­нию, счи­тал Ви­ко, дос­туп­но толь­ко то, что соз­да­но са­мим че­ло­ве­ком. По­это­му и изу­чать сле­ду­ет лишь то, как соз­да­на вещь, будь то про­из­ве­де­ние ис­кус­ст­ва, идея как по­ро­ж­де­ние его соз­на­ния, язы­ко­вая фор­ма. Ра­цио­наль­ное зна­ние не за­тра­ги­ва­ет су­ще­ст­вую­щее в ре­аль­ном ми­ре, но ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко ми­ром опы­та, ко­то­рый соз­да­ет­ся че­ло­ве­ком. Толь­ко Бог зна­ет, что пред­став­ля­ет со­бой ре­аль­ность, по­сколь­ку он сам ее соз­дал. Берк­ли, со сво­ей сто­ро­ны, ут­вер­ждал, что субъ­ек­ту дос­туп­но лишь со­дер­жа­ние соз­на­ния – идеи, по­это­му он мо­жет лишь кон­ста­ти­ро­вать свое су­ще­ст­во­ва­ние. От­сю­да его из­вест­ная фор­му­ла “ esse est percipi ” («су­ще­ст­во­вать – зна­чит быть вос­при­ни­мае­мым»). Не­смот­ря на край­ний со­лип­сизм, эта по­зи­ция име­ет не­что об­щее с взгля­да­ми со­вре­мен­ных ра­ди­каль­ных кон­ст­рук­ти­ви­стов. В ка­че­ст­ве пред­те­чи со­вре­мен­но­го философского кон­ст­рук­ти­виз­ма, как правило, на­зы­ва­ют и имя И. Кан­та. По Кан­ту, имен­но кон­ст­рук­ты соз­на­ния оформ­ля­ют опыт, при­чем то, что не­дос­туп­но ин­ди­ви­ду­аль­но­му соз­на­нию, яв­ля­ет­ся пред­ме­том дея­тель­но­сти соз­на­ния транс­цен­ден­таль­но­го, транс­цен­ден­таль­но­го субъ­ек­та.

Но конструктивистов можно найти и до Вико, Беркли и Канта. Древнегреческого философа Гераклита можно, по-видимому, рассматривать в качестве одно из первых конструктивистов. По свидетельствам Гисдоса Схоластика, он дал прекрасное сравнение, уподобив душу пауку, а тело паутине. «Подобно тому, как паук, говорит он, стоя в середине паутины, чувствует, как только муха порвет какую-либо его нить, и быстро бежит туда, как бы испытывая боль от порыва нити, так и душа человека в случае повреждения какой-либо части тела, торопливо несется туда, словно не вынося повреждений тела, с которым она прочно и соразмерно соединена».

Этот замечательный образ паука и паутины можно распространить на отношение человека и его окружения, познающего и действующего субъекта и познаваемого и конструируемого им объекта. Как говорил Гераклит, ничто никогда не есть, но все становится. Человек обустраивает, строит свое окружение и изменяется сам. Психолог, вступая в диалог с испытуемым, творит новую реальность, открывает двери в иные миры для испытуемого и стимулирует рост своей собственной личности. Писатель пишет книгу, но и книга «пишет», создает, конструирует его: написав хорошую книгу, он становится другим, оттачивает свой стиль письма, обретает определенный образ в глазах общественности. Субъект и объект находятся в отношениях взаимной детерминации, взаимного становления и самообновляются друг от друга и за счет друг друга.

Кроме того, в Гераклитовом образе поиска повреждений и ремонте тела можно усмотреть предугадывание синергетической идеи самодостраивания, автопоэзиса, самопроизводства в отношении души и тела, организма и его окружения, субъекта и объекта. Автопоэзис является сущностью жизни, а также сложных самоорганизующихся систем, уподобляемых синергетикой живым организмам.

Процесс вечного и повсеместного становления охватывает также и различные состояния человеческого существа. Различные состояния перетекают и взаимно обусловливают друг друга. Одно и то же в нас есть смерть и жизнь, бодрствование и сон, граница между ними размывается. «Всё, что мы видим наяву, - смерть; всё, что во сне, - сон; всё, что по смерти, - жизнь» . Активное бодрствование сводит реальность к одной, а сон творит новые реальности, обогащающие мир наяву. Смерть низводит все к одному и самому простому, чтобы открыть веер новых возможностей бытия. Мир в процессе становления множит реальности, нагромождает их и предоставляет нам возможность выбора, открывая двери для выхода в иные миры.

Конструктивистски Гераклит относился и к самому себе. По его собственному признанию, он всю жизнь сам себя строил. Он смотрел на мир широко открытыми, полными любопытства глазами, но все, что знал, выпытал у самого себя. «Я искал самого себя», - говорит Гераклит.

Из представления о том, что человек создает окружающий мир и самого себя в нем вытекает ряд следствий.

  • Во-первых, проблема множественности реальностей, а также проблема соизмеримости реальностей, переводимости и понимания субъектов, живущих, вообще говоря, в разных персептивных и концептуальных мирах.
  • Во-вторых, проблема телесных и ситуационных детерминантов познания, которые делают реальности различных субъектов принципиально иными, несоизмеримыми.
  • В-третьих, если субъект не отражает, а создает реальность, то по каким законам он ее создает?

Если обратиться к недавнему времени, к философии и науке XX века, то представления о конструировании реальности с кибернетической и эпистемологической точки зрения разрабатывали Х. фон Фёрстер, с психологической, эпистемологической и медицинской точки зрения – Г. Бейтсон, с точки зрения теории коммуникации и психотерапии – П. Ватцлавик, социологии и философии – Э. Морен, биологии познания – У. Матурана и Ф. Варела, философии зоологии Я. Фон Икскюль.

Субъект никогда не задан наперед: он продукт своей свободной творческой деятельности, своего окружения, среды, которую он строит и которой он управляет. Свобода индивида, по Сартру, есть «разжатие бытия», образование в нем трещины, дыры, ничто, откуда рождается новое в индивидуальном и социальном планах.

Позиция философского конструктивизма, безусловно, имеет свои преимущества. Во-первых, позиция конструктивизма позволяет нам свободно играть с реальностью; мир представляется как если бы als ob ), в свободном, подвешенном состоянии, его мы можем перестраивать по своему усмотрению, пробовать, испытывать и ждать от него отклика. Во-вторых, конструктивизм подчеркивает важность создания метареальности в процессе коммуникации, в которой отношение играет большую роль, чем содержание передаваемого. В-третьих, конструктивизм акцентирует внимание на возможности постоянного и активного создания реальности и самого себя, индивидуальной эмерджентности, растворения Я субъекта в окружающем его мире, в деятельности, в сетях коммуникации, которые он создает и которые создают, творят самого его.

Слабость позиции конструктивизма заключается в том, что субъект деятельности, активно создавая реальность и строя самого себя во взаимодействии с ней, не встречает никакого сопротивления от реальности, он буквально залипает в реальности, не чувствует границ между собственным опытом и реальностью как таковой. Липкой становится не только реальность, но и человеческий опыт. Человек не может снять шубу, в которую он укутан, даже летом, он не может вырваться из самого себя, выйти за границы своего опыта, своих восприятий и мыслей. Он смотрит в мир, а видит в нем, как в зеркале, самого себя. Его ноги начинают вязнуть в реальности, как в романе Стругацких «Пикник на обочине». Всё есть Я и всё есть не-Я, Я-другой, все есть продукт моего творчества и воображения. Всё есть сон или же я все-таки бодрствую – мучительный вопрос, обсуждаемый многими философами, в частности А. Шопенгауэром в сочинении «Мир как воля и представление».

Кри­ти­ка ра­ди­каль­но­го кон­ст­рук­ти­виз­ма идет, с од­ной сто­ро­ны, с по­зи­ции эво­лю­ци­он­ной эпи­сте­мо­ло­гии, а с дру­гой – с по­зи­ции не­ли­ней­ной ди­на­ми­ки и си­нер­ге­ти­ки.

Рас­смот­рим сна­ча­ла воз­ра­же­ния при­вер­жен­цев эво­лю­ци­он­ной эпи­сте­мо­ло­гии. К. Ло­ренц и его уче­ни­ки и по­сле­до­ва­те­ли Р. Ридль, Э. Эзер, Г. Фолль­мер и Ф. Ву­ке­тич по­ка­за­ли, что по­зна­ние и зна­ние не есть ре­зуль­тат про­из­воль­но­го кон­ст­руи­ро­ва­ния ми­ра. Это фор­ма при­спо­соб­ле­ния жи­во­го ор­га­низ­ма к ок­ру­жаю­ще­му ми­ру, вы­ра­бо­тан­ная дол­гим эво­лю­ци­он­ным пу­тем. Ок­ру­жаю­щий мир че­ло­ве­ка – так на­зы­вае­мый ме­зо­косм, мир сред­них раз­мер­но­стей, к ко­то­ро­му он эво­лю­ци­он­но при­спо­соб­лен (Г. Фолль­мер). Он­то­ге­не­ти­че­ски ап­ри­ор­ные ка­те­го­рии яв­ля­ют­ся фи­ло­ге­не­ти­че­ски апо­сте­ри­ор­ны­ми, т.е. вы­ра­бо­тан­ны­ми у жи­во­го ор­га­низ­ма, в том чис­ле и че­ло­ве­ке, в хо­де его эво­лю­ции.

В са­мих ког­ни­тив­ных ме­ха­низ­мах жи­вых су­ществ за­ло­жен век­тор на мак­си­маль­но воз­мож­ную очи­щен­ность ре­зуль­та­тов вос­при­ятия от прив­не­сен­ных, в том чис­ле и кон­крет­но-те­лес­ных фак­то­ров, а соз­на­ния – от про­из­воль­ных, субъ­ек­тив­ных его кон­ст­рук­тов. Этот важ­ный фе­но­мен под­роб­но ра­зо­брал Кон­рад Ло­ренц, на­звав его объ­ек­ти­ва­ци­ей. Воз­мож­ность объ­ек­ти­ва­ции – это вы­ход из бес­ко­неч­но­го кру­га ре­кур­сии и вза­им­ной де­тер­ми­на­ции «субъ­ект-объ­ект». «Я опи­сы­ваю ак­тив­ность, обес­пе­чи­ваю­щую аб­ст­ра­ги­ро­ва­ние кон­стант­ных свойств ре­аль­но­сти, по­сред­ст­вом гла­го­ла “объ­ек­ти­ви­ро­вать”, а ее про­дук­ты и ре­зуль­та­ты – су­ще­ст­ви­тель­но­го “объ­ек­ти­ва­ция”» . На­гляд­ный при­мер, ко­то­рый он при­во­дит, ка­са­ет­ся тех же цвет­ков с нек­та­ром. Ведь для то­го, что­бы вы­смот­реть свою ма­лень­кую «по­са­доч­ную пло­щад­ку» при ка­ком-ни­будь чрез­вы­чай­но кра­соч­ном за­ка­те или в хао­се цвет­ных бли­ков под буй­ной се­нью ок­ру­жаю­щих рас­те­ний, пче­ле нуж­но вы­де­лить ис­ход­ный, нуж­ный ей цвет, что она и де­ла­ет с по­мо­щью слож­но­го зри­тель­но­го ме­ха­низ­ма. Поэтому свою позицию эволюционные эпистемологи называют «гипотетический реализм» (Г. Фолльмер).

С точ­ки зре­ния фи­ло­со­фии си­нер­ге­ти­ки кон­ст­рук­ти­ви­ст­ская, твор­че­ская дея­тель­ность че­ло­ве­ка име­ет ес­те­ст­вен­ные ог­ра­ни­че­ния в ви­де соб­ст­вен­ных пу­тей эво­лю­ции слож­ных сис­тем, спек­тров их струк­тур-ат­трак­то­ров, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют­ся внут­рен­ни­ми свой­ст­ва­ми са­мих слож­ных сис­тем, са­мо­го ок­ру­жаю­ще­го ми­ра. Не все, что угод­но, мож­но осу­ще­ст­вить, скон­ст­руи­ро­вать, по­стро­ить, а толь­ко то, что со­гла­со­ва­но с внут­рен­ни­ми тен­ден­ция­ми.

Си­нер­ге­ти­че­ское ви­де­ние свя­зи субъ­ект – объ­ект та­ко­во, что субъ­ект по­зна­ния с оп­ре­де­лен­ны­ми ус­та­нов­ка­ми и кон­ст­рук­та­ми соз­на­ния кон­ст­руи­ру­ет ок­ру­жаю­щий при­род­ный и со­ци­аль­ных мир от­нюдь не на­обум, а «уда­ря­ет по кла­ви­шам воз­мож­но­го». Иг­ра не по кла­ви­шам – это ли­бо хао­ти­за­ция ми­ра, ли­бо ос­тав­ле­ние его не­чув­ст­ви­тель­ным, «рав­но­душ­ным» к воз­дей­ст­ви­ям, ибо они ни­же его по­ро­га чув­ст­ви­тель­но­сти или не­ре­зо­нанс­ны. Уда­ры по кла­ви­шам – вы­се­че­ние но­вых форм, про­бу­ж­де­ние ми­ра к но­вой и его соб­ст­вен­ной жиз­ни, спус­ко­вой ме­ха­низм для на­ча­ла про­цес­сов са­мо­ор­га­ни­за­ции. Поэтому Г.Хакен называет мировоззренческую позицию синергетики «базирующимся на реальности конструктивизмом» или «конструктивистским реализмом» .

С точки зрения философии синергетики отнюдь не всё мы можем творить в этой реальности и лепить из нее. Реальность не бесконечно пластична и не произвольно может прогибаться под действиями человека, но существуют границы и конструктивизма, и, тем более, волюнтаризма. Созидательная и творческая деятельность человека, чтобы быть успешной, должна ориентироваться на естественные ограничения в виде собственных путей коэволюции сложных систем, спектров их структур-аттракторов, которые определяются внутренними свойствами самих сложных систем, самого окружающего мира. Не всё, что угодно, можно осуществить, сконструировать, построить, а только то, что согласовано с внутренними тенденциями.

Ког­ни­тив­ные функ­ции познающего субъекта – это ин­ст­ру­мен­ты, ко­то­рые слу­жат для то­го, что­бы не про­сто при­спо­со­бить­ся к ми­ру, но по­про­бо­вать этот мир, вдей­ст­во­вав­шись в не­го. Ис­пы­ты­вая мир, он ис­пы­ты­ва­ет и са­мо­го се­бя. Жи­вой ор­га­низм как са­мо­ор­га­ни­зую­щая­ся сис­те­ма яв­ля­ет­ся ди­зай­не­ром се­бя и сво­ей сре­ды (ок­ру­жаю­ще­го ми­ра как Umwelt , по Ик­скю­лю), но толь­ко в со­гла­сии и в со­труд­ни­че­ст­ве с ак­туа­ли­за­ция­ми и по­тен­ция­ми ок­ру­жаю­щей сре­ды.

 

 

 3. Конструирование социальной реальности

Каковы возможности и границы применимости методов и технологий социального конструктивизма в практике социального управления и в стимулировании социальных инноваций? Перспективы его применения, на мой взгляд, еще недооценены. А понимание границ его применимости должно основываться на реализации нелинейно-динамической исследовательской программы в теории социального управления.

Социальный конструктивизм далек от позиции волюнтаризма. Конструировать - значит:

  • знать потенции социальной среды, просчитывая собственные русла развития (внутренние тренды) сложных социальных систем и формы социальной организации и государственного устройства ;
  • не просто отражать мир, ожидать и выжидать (с опущенными руками и блуждающим спекулятивным взглядом) будущее (каким оно будет?), но созидать ближайшую и более отдаленную социальную среду и конструировать желаемое будущее; не столько жить настоящим, сколько жить, понимая различные варианты путей в будущее, имея различные образы будущего;
  • строя, обустраивая и перестраивая социальную среду, строить самого себя (личная тектология руководителя), ибо человек как субъект управления и объект его управленческих воздействий находятся в структурном сопряжении друг с другом.

С позиции постнеклассической науки, сердцевину которой составляет синергетика, коренным образом изменяется понимание отношения субъекта и объекта управления. Субъект управления встроен в ситуацию управления: он строит ситуацию, но и она строит его. Стратегии его деятельности с необходимостью претерпевают изменения и получают корректировки с изменением ситуации. Субъект управления созидает, со-переустраивает, творит ближайшую и более отдаленную социальную среду, но и среда творит его, после свершения актов управления он выходит обновленным и измененным, он вырастает сам вместе с изменяемым им миром. Это новое представление об инактивации, вдействовании субъекта в среду, заимствованное из современной эпистемологии и переинтерпретированное в контексте современной теории управления. Технологии принятия здравых решений в условиях глубокой неопределенности и быстрых изменений, сопровождающихся неустойчивостями, связана с пониманиям необходимости корректировать свою стратегию в зависимости от изменения условий социальной среды.

Эдгар Морен ввел в связи с этим представление об «экологии действия». Неопределенность имманентно вписана в само представление о сложности мира. Неопределенность означает незавершенность всякого процесса познавательной и практической деятельности, непредзаданность, открытость и нелинейность исхода этой деятельности. Всякое предпринимаемое нами действие определяется условиями окружающей природной и/или социальной среды и может оказаться, что оно отклонится от того направления, которое было ему первоначально задано. «Мы не можем быть уверены в том, что результат действия будет соответствовать нашим намерениям, напротив, мы вправе серьезно сомневаться в этом».

Мы вынуждены поэтому отойти от привычной линейной схемы: предпринятое действие > полученный результат, и признать нелинейность всякого действия, точнее, нелинейность связи этого действия и его результата (последствий). «Как только индивид предпринимает действие, каким бы оно ни было, оно начинает ускользать от его намерений, – поясняет Морен. – Это действие вливается во вселенную взаимодействий, и, в конечном счете, поглощается окружением, так что в результате может получиться даже нечто противоположные по отношению в первоначальному намерению. Часто действие возвращается бумерангом к нам самим. Это обязывает нас внимательно следить за действием, пытаться его исправить, - если еще не поздно, - а иногда его торпедировать, как это делают ответственные работники НАСА, которые взрывают ракету в том случае, если она отклоняется от заданной траектории».

Кроме того, конструирование социальной реальности – это овладение сложностью социальных процессов, а управление сложностью возможно через структурное сопряжение с ней. Структурное сопряжение определяется отрицательными, гомеостатическими, стабилизирующими и положительными, ответственными за быстрый рост обратными связями, устанавливающимися между субъектом и объектом управления и определяющими их взаимное становление, рождение, со-рождение и их взаимное согласованное пере-рождение в актах управления.

Овладение инновационной сложностью означает, в том числе, и овладение временем. А овладение и управление временем возможно через понимание принципов нелинейного (резонансного) управления, т.е. своевременного и уместного управленческого действия, действия в нужное время и в нужном месте с правильной топологической конфигурацией воздействия. Управление временем связано также с умением выделять главное и достраивать свою активность вокруг ключевого управленческого звена.

Конструирование природной и социальной действительности порождает когерентный, взаимосогласованный мир. Конструирующий человек и конструируемый им мир составляют процессуальное единство. Конструирование означает, что человек как субъект познания и деятельности берет на себя весь груз ответственности за получаемый результат. Принцип ответственности, о котором писал Ханс Йонас, ставится здесь во главу угла . Г. Хакен в одном из своих докладов, сделанных им в июне 2004 г. в Москве, в Российской академии государственной службы показал, что самоорганизующееся общество может устойчиво существовать и продолжительное время динамично развиваться, если каждый его член ведет себя так, как если бы он – в меру своих возможностей – был ответственен за целое . Этот принцип ответственности близок к категорическому нравственному императиву Иммануила Канта.

 

  

4. Синергетическое видение возможностей конструирования будущего 

 Синергетика является наследницей кибернетики. Это – постнеклассическая парадигма научного знания. Синергетика пытается увидеть «мир изнутри», мир как он видится познающим его и действующим в нем человеком и как он может строиться, конструироваться человеком. Она раскрывает особую, решающую роль человека, который, будучи встроен в сложные системы, может оказывать непосредственное влияние на ход их эволюции, выводить их на предпочтительные будущие состояния. Наблюдатель и наблюдаемое, конструирующий субъект и объект его преобразований находятся в отношении нелинейной обратной связи, циклической причинности.

Субъект конструирует будущее, и возможности этого конструирования видятся с позиции синергетики в разных планах.

  • Во-первых, это – решающая роль субъекта, установок его сознания и его ценностных предпочтений, даже единичного человеческого действия, в выборе возможных путей развития в состояниях неустойчивости сложной системы. Существуют два типа неустойчивости: неустойчивость в точки бифуркации, ветвления путей развития и неустойчивость вблизи обострения, момента максимального, кульминационного развития сложной структуры. Как в том, так и в ином случае система становится неустойчивой к малым, незначительным флуктуациям на микроуровне, и малое человеческое воздействие способно вывести систему на один из возможных путей эволюции, к одной из целого спектра структур-аттракторов. Важнейшим мировоззренческим выводом синергетики является то, что человек действительно способен принимать непосредственное участие в конструировании желаемого будущего, но его творческая, созидательная роль имеет ограничения в виде собственных, внутренних тенденций развития сложных систем. Не все, что угодно можно осуществить, но только то, что согласовано с собственными потенциями сложных систем. Осознание множественности путей развития сложных систем, наличия альтернатив напрямую связано с осознанием возможности улучшить мир, соединить поиск истины с поиском блага. Об этом пишет социолог И. Валлерстайн: «Мы были бы мудрее, если бы формулировали наши цели в свете постоянной неопределенности и рассматривали эту неопределенность не как нашу беду и временную слепоту, а как потрясающую возможность для воображения, созидания, поиска. Множественность становится не поблажкой для слабого или невежды, а рогом изобилия сделать мир лучше» .
  • Во-вторых, человек способен сокращать длительный и многотрудный путь эволюции к сложному путем резонансного возбуждения желаемых сложных структур. Определив параметры порядка сложных систем, он может смоделировать, рассчитать или качественно определить возможные структуры-аттракторы для этих систем и посредством малых, но топологически правильно организованных – резонансных – воздействий выводить процесс развития на желаемые структуры.
  • В-третьих, человек может активно вмешиваться в процесс конструирования сложных структур их относительно простых, в процесс их коэволюции, совместного и устойчивого развития. Один из принципов синергетического холизма – это принцип топологически правильного, резонансного соединения относительно простых структур в сложные устойчиво эволюционирующие целостности с тем, чтобы ускорить темп развития образовавшейся единой сложной структуры и приблизить желаемое будущее. В результате резонансного объединения единая структура в итоге приобретает более высокий темп развития, чем темп развития самой быстро развивающейся структуры до объединения. Выгодно развиваться вместе, ибо это приводит к экономии вещественных, энергетических, духовных затрат.
  • В-четвертых, сложные системы имеют не только некоторую глубину памяти, но и влияние, притяжении будущего, и человек может конструктивно использовать это влияние будущего с попаданием ее в конус определенного аттрактора. В таком случае человек должен действовать согласно установкам восточного (буддийского или даосского) сознания: поддаться течению, чтобы победить; недеяние есть самое сильное действие.

Для понимания сути этого нового отношения человека к миру (его наблюдение изнутри, его обустройство, созидание и постоянная переделка самого себя в процессе этого обустройства) весьма удачной является предложенная Хайнцем фон Фёрстером метафора танца. Познание мира и действие человека в мире – это танец человека с миром, парный танец с различными па, в котором ведущим является то один, то другой партнер, в котором они оба беспрерывно раскрываются и развиваются.

 

 

5 Овладение временем

Все мы помним слова В.В. Маяковского из его стихотворения «Выволакивайте будущее»: «Будущее не придет само, если не примем мер».

Один из представителей русского космизма Валериан Николаевич Муравьев (1885-1932) в своем философском сочинении «Овладение временем» писал о том, что природа должна превратиться в историю, а история сознательно и активно строиться человеком путем преобразования космоса на свою пользу, путем окультуривания жизни, природы, космоса. «Жизнь, сознательно построяемая человеком, и есть культура. Культура есть совокупность результатов, достигаемых человеком в деле преобразования мира. Культура есть мир, измененный и изменяемый человеком согласно идеалам его разума». «Человек должен стать не только homo sapiens, но настоящим властителем природы, homo creator 'ом». Согласно Муравьеву, овладение временем есть «время-властие», оно в высшей мере активно: это – овладение всеми вообще процессами движения и изменения путем завоевания их общего корня – времени» . Это – сознательное проективное действие, направленное и на преодоление времени, и победу над временем (например, опыты по омоложению человеческого организма), и на распоряжение временем, и на установление реальной власти над временем, и на творчество времен, ибо время конституирует процессуальность бытия.

Что же означает созидание желаемого будущего с точки зрения синергетики?

В плане очерченных здесь синергетических установок на активное конструирование природной и социальной реальности разъясним теперь, какой смысл вкладывает современная наука в лице синергетики в установку русских космистов на овладение временем.

  • Во-первых, овладение временем есть освоение пространства. А освоение пространства – это умение анализировать сложные топологические конфигурации коэволюционирующих структур-аттракторов и вычитывать информацию о прошлом и будущем развитии этих структур в целом. Важно понять, что прошлое не сокрыто от нас слоями истории и будущее не отделено от нас в заоблачные высоты, прошлое и будущее соседствуют с нами здесь и сейчас, существуют где-то рядом. Увидеть это реальное прошлое и эти реальные элементы будущего, понять, как они влияют на нас и как мы можем, исходя из этого, активно строить нашу сегодняшнюю жизнь, – вот конструктивная, хотя и выглядящая сегодня достаточно абстрактной, установка синергетики.
  • Во-вторых, овладение временем – ключевое действие отдельного человека в ключевой момент. Важно понять, на каких стадиях эволюционных процессов в сложных системах действия каждого отдельного человека становятся существенными и могут вывести систему на предпочтительный путь будущего развития. Особые возможности для проявления всеобщей сопричастности и соучастия, для заметного влияния даже отдельного человека на исторический ход процессов коэволюции, на развертывание исторических событий возникают в состояниях неустойчивости сложных систем, т.е. в состояниях вблизи бифуркации или вблизи момента обострения (на развитых стадиях развития сложных диссипативных структур). Именно в эти моменты действия каждого отдельного конструирующего действительность и управляющего ею субъекта могут стать существенными, определяющими возникновение новой макроскопической когерентной структуры, нового коллективного образца поведения. Более того, в условиях неустойчивости сложной системы возможно установление сквозной связи между различными иерархическими уровнями организации систем в мире, возможно «туннелирование» в микро- или мегамир. А поскольку пространство и время связаны в инварианты, то возможно и проникновение в прошлое или будущее.
  • В-третьих, овладение временем – это способ резонансного (топологически правильно организованного) воздействия на систему, которое позволяет ускорить темп ее эволюции, быстро вывести на желаемые структуры-аттракторы.
  • В-четвертых, овладение временем – это умение строить коэволюционную сложность, соединять сложные структуры в коэволюционирующие и динамично развивающиеся сверхсложные целостные образования, способные в исторической перспективе ускорять свой темп развития.

Итак, мы приходим к следующему выводу. Для развертывания активной конструирующей и управленческой деятельности в современном сложном и глобализированном мире, для надлежащего встраивания человека в коэволюционные процессы нужно:

  • уметь принимать здоровые решения в условиях глубокой неопределенности, обусловленной возрастающей сложностью социальных процессов. А для этого необходим интеллектуальный альянс (интеллектуальная синергия) между предсказанием, производством инноваций и предпринимательской (управленческой) деятельностью;
  • уметь мыслить глобально и действовать активно и интерактивно, адекватно ситуации (принцип ситуационности действия),
  • быть в синергизме со средой, с управляемой организацией или предприятием (принцип нелинейных обратных связей, устанавливающихся между субъектом и средой его активности),
  • созидать подобающий как своим собственным познавательным и конструктивным возможностям, так и внутренним неявным тенденциям среды когерентный, взаимно согласованный мир (установка не просто на желаемое, а на осуществимое будущее).

Конструктивная и творческая позиция современного человека призвана определяться возможностью преднамеренного резонансного возбуждения сложных структур в соответствующих нелинейных средах и системах тех структур, которые отвечают метастабильно устойчивым собственным формам организации этих сред.

 

 6. Коэволюционное конструирование мира

Одной из самых любимых и настойчиво пропагандируемых идей основателя синергетического движения в России Сергея Павловича Курдюмова (1928-2004), была идея об открытии синергетикой конструктивных принципов коэволюции сложных систем и о возможности овладения будущим, конструирования желаемого будущего.

Почему открываемые синергетикой принципы коэволюции Курдюмов называл конструктивными? Да потому что они могут использоваться для эффективной управленческой деятельности, для стратегического видения будущего и планирования на долгосрочную историческую перспективу, для выработки разумной национальной и государственной политики в глобализирующемся мире. Потому что синергетические принципы коэволюции глубоко содержательны и ориентированы на отдаленное будущее, которое практически невозможно предсказывать традиционными методами. Потому что глубокое понимание синергетических принципов коэволюции, нелинейного синтеза частей в устойчиво эволюционирующее целое может и должно лечь в основу современного «искусства жить вместе», содействуя утверждению толерантности и сохранению разнообразия в глобализирующихся сообществах. Оно означает

  • жить друг с другом, а не против друг друга;
  • жить так, чтобы не уменьшать шансы других, в том числе будущих поколений, жить также хорошо;
  • заботиться о тех, кто беден и бесправен, а также о состоянии окружающей среды, расширять круг нашего внимания, сочувствия и заботы (толерантность и экологическое сознание).

«Искусство жить вместе» означает стимулирование толерантности к другому образу жизни/другим людям и поддержание разнообразия в глобализирующихся обществах.

Коэволюция есть «искусство жить в едином темпомире», не свертывая, а поддерживая и развивая разнообразие на уровнях элементов и отдельных подсистем. А значит, нужно культивировать у каждого чувство ответственности за целое в плюралистичном и объединенном мире.

«Искусство жить вместе» - это искусство поддержания единства через разнообразие, взращивания самости (идентичности – Ред.), своего неповторимого личностного Я путем одновременно обособления от среды и слияния с ней. Каждый элемент (личность, семья, этнос, государство) сложной коэволюционирующей целостности операционально замкнут, поддерживает свою идентичность. Каждый элемент творит себя через целое и преобразует целое, творя самого себя. Он должен забыть себя, чтобы найти себя, обнаружить свое сродство с миром, чтобы познать самого себя, построить самого себя по-новому.

 

 

7. Глобальное мышление

Чтобы эффективно управлять в нашем сложном и нестабильном мире и чтобы стимулировать рождение значимых и позитивных социальных инноваций, необходимо принимать во внимание контекст – ближайший и достаточно широкий – изучаемых явлений и событий, т.е. уметь контекстуализировать свои знания. Обречен на неудачи тот менеджер, который не развил в себе умение видеть ситуацию и ее включенность в организационные и коммуникационные связи, тянущиеся вплоть до глобального, общечеловеческого уровня. Один из наиболее интересных биологов советского периода развития науки А.А. Любищев, нередко погружающийся в своих письмах в философские размышления, писал: «Тот не может быть хорошим практическим деятелем, кто только практический деятель, т.е. который имеет только узкое стремление достигнуть определенного практического результата, полностью игнорируя всё остальное».
Нужно действовать, думая и размышляя, прокладывая путь через интерактивные взаимодействия со средой, организацией и думать, просчитывая не только локальные и ближайшие, но и системные и отдаленные возможные последствия своих управленческих воздействий, действуя в постоянно изменяющемся и усложняющемся мире. «Думай глобально, чтобы локально эффективно действовать!» – вот лозунг эффективного управления в нашу эпоху глобализации. Эта установка подразумевает личную ответственность за результат действий, за их последствия, за будущее.

Говоря о необходимости изменения ориентиров познавательной и конструктивной управленческой деятельности, Э. Морен отмечает: «Познание мира как мира целостного становится одновременно интеллектуальной и жизненной необходимостью… Познание изолированных информационных сведений недостаточно. Надо располагать эти сведения в контексте, в котором они только и обретают смысл». Нужно снова составить целое, которое было раздроблено, растащено по различным дисциплинарным областям, фрагментировано, нужно сформировать целостное системное знание о сложных структурных образованиях и мире как системе. Надо, действительно, заново воссоздать целое, чтобы понять части.

Для менеджера важно развивать целостное, холистическое видение мира. Надо понимать способы интеграции и взаимосогласованного, гармоничного развития различных сложных диссипативных структур в мире, такого развития, которое приводит к ускорению развития целого.
Итак, умение мыслить глобально означает:
- мыслить в терминах процессов, а не структур. Социальные и геополитические структуры рассматриваются как процессы. Это структуры, постоянно трансформирующиеся, коэволюционирующие, объединяющиеся и временами частично или полностью распадающиеся;
- мыслить в терминах динамического целого, а не статических частей. Глобальное мышление позволяет видеть лес, а не только деревья, т.е. зарождающиеся и становящиеся целостности, а не только суверенные геополитические единицы;
- видеть не только непосредственное настоящее, но и обрести перспективу, причем хорошо бы отдаленную, долгосрочную.
- встроить в свой образ мышления идею коэволюции как «искусства жить вместе». 

В настоящее время на первый план выдвигается представление о стратегиях активной, созидательной деятельности человека. Почему слово «стратегия», используемое первоначально преимущественно в военных делах, стало активно использоваться в современной теории управления и в современной футурологии, исследовании будущего? Потому, что нынешняя установка в управлении заключается в том, чтобы не просто предсказывать будущее, но и создавать желаемое будущее, конструировать будущее, направлять развитие социальных систем и организаций в русло предпочитаемой нами и осуществимой (с точки зрения внутренних свойств социальных систем) тенденции развития. Человек действует не «потому что», а «с целью того чтобы», и это «с целью того чтобы» является определяющим для выбора стратегии действия, которую необходимо корректировать в зависимости постоянно изменяющейся социальной обстановки. Будучи дизайнером самого себя и своих собственных действий, человек как субъект познания и действия активно конструирует и переконструирует социальную реальность, созидает желаемое будущее.

 

Опубликовано в Публикации за 2017-2019 гг.
Четверг, 18 мая 2017 13:30

ПРЕПЯТСТВИЯМИ РАСТЕМ

В Рериховском пространстве происходят перемены. На месте общественного музея Международного Центра Рерихов создается новый, государственный музей. Не буду повторять общеизвестные вещи о том, что этому предшествовало. Думаю, все в курсе событий. Что можно сказать по этому поводу? Раскол, в рядах РД усилился, поляризация мнений стала более напряженной, пространство конфликта значительно расширилось.

Опубликовано в Полемика
Страница 3 из 3