Материалы отфильтрованы по дате: сентября 2018

В конце 2017 года Римский клуб опубликовал доклад «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», посвященный его 50-летнему юбилею. Его ведущие эксперты пришли к выводу о неизбежности смены парадигмы развития цивилизации. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и упрощенного понимания мира, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», духовно-нравственному мировоззрению, единой планетарной гармоничной цивилизации – такова ныне повестка будущего развития, предлагаемая Римским Клубом. Это тем более ценно, что членов этого клуба относят к так называемому теневому правительству, которое никогда не было склонно к принятию прогрессивных решений.

Римский клуб — международная общественная организация (аналитический центр), созданная итальянским промышленником Аурелио Печчеи, объединяющая представителей мировой политической, финансовой, культурной и научной элиты. Членство в Римском клубе ограничено (100 человек). Как правило, члены правительств не могут одновременно быть членами Римского клуба. Ни один из участников Римского клуба не представляет никакую государственную организацию и не отображает какой-нибудь один — идеологический, политический или национальный взгляд. До 2012 года Россию в Римском клубе в качестве действительного члена представлял профессор Сергей Капица. В разное время действительными членами клуба были академики РАН Джермен Гвишиани, Евгений Федоров, Евгений Примаков, Анатолий Логунов, Виктор Садовничий, писатель Чингиз Айтматов. Почетными членами являлись Михаил Горбачев и Борис Патон.

 


 Александр Малахов

«COME ON!» — ЮБИЛЕЙНЫЙ ДОКЛАД РИМСКОГО КЛУБА

Недавно Римский клуб представил новый доклад «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», приуроченный к своему полувековому юбилею. Потенциально, это один из важнейших документов нашего времени. Римский клуб остаётся основной площадкой, формулирующей повестку ответственного глобализма и устойчивого развития, и ориентиром для значительной части мировой элиты. Хотя доклады от лица Клуба выпускаются регулярно — всего с 1968 их вышло более сорока — почти все они позиционируются как работы, адресованные Клубу и поддержанные им. «Come On!» второй за пятьдесят лет доклад, выражающий консолидированную позицию Клуба, так что его публикация довольно уникальное событие.

Юбилейный доклад написан двумя президентами Клуба — Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом, при участии тридцати четырёх других членов. Содержание доклада может удивить читателя, не следящего за интеллектуальными тенденциями последних лет. Прежние деления мало отражают реальность — многие идеи «Come On!» скорее найдут понимание у традиционалиста, чем у классического либерала, но многие другие вызовут протест у обоих. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и редукционизма, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», холистическому мировоззрению, планетарной цивилизации — такова повестка, предлагаемая Римским клубом.

СПЕЦИФИКА ДОКЛАДА

Уже предисловие даёт понять, что этот доклад будет отличаться от предшествующих, а его главным вопросом станут «философские корни текущего состояния мира». Мир находится в опасности и спасение лежит в изменении мировоззрения.

Отправной точкой для авторов служит концепция «полного мира», предложенная американским экологом и экономистом Германом Дэйли. Человеческая цивилизация сформировалась в условиях «пустого мира» — мира неизведанных территорий и избытка ресурсов. Превалирующие религии, политические идеологии, социальные институты, привычки мышления всё ещё коренятся в нём. В реальности же человечество вошло в «полный мир», заполненный до краёв, с весьма смутными перспективами дальнейшего расширения границ. Если и далее продолжать жить по правилам «пустого мира» коллапс не заставит долго ждать.

Доклад состоит из трёх частей: первая призвана продемонстрировать всю глубину нынешнего кризиса и тенденцию к его усугублению; вторая посвящена критике доминирующего мировоззрения и изложению альтернативной философии «нового Просвещения»; третья часть — практическим решениям. Выражение «Come On» несёт два значения— «не пытайся меня обмануть» и «присоединяйся к нам».

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Авторы начинают с анализа текущей ситуации, которая не радует: планета деградирует, авторитаризм и фундаментализм на подъёме, спекулятивный капитал торжествует. Сегодняшний «кризис не циклический, но усиливающийся. Он не ограничен природой вокруг нас, но включает социальный, политический, культурный, моральный кризис, кризис демократии, идеологий и капиталистической системы».

КРИЗИС КАПИТАЛИЗМА

Римский клуб полагает, что в восьмидесятых годах прошлого века произошло вырождение капитализма, основным источником прибыли в рамках которого стали финансовые спекуляции. Это было одной из причин мирового финансового кризиса 2008-2009, но банкиры не только сохранили свои позиции, но и вышли победителями: «они сделали себя „слишком большими, чтобы проиграть“ — или чтобы отправиться в тюрьму».

Девяносто восемь процентов финансовых операций носят ныне спекулятивный характер. В оффшорных зонах спрятано от двадцать одного до тридцати двух триллионов долларов. «Представители корпораций, избегающих уплаты налогов, постоянно говорят, что не нарушают никаких законов. Часто так и есть — значит нужно изменить законы» — утверждают авторы. Существует переизбыток капитала в фиктивных, но доходных сферах, в то время как направления, от которых зависит будущее планеты, испытывают дефицит средств. Учёные-экономисты не в состоянии увидеть проблему, так как по-прежнему склонны рассматривать экологический, финансовый и промышленный капитал как эквиваленты: «пока финансовый капитал увеличивается — всё хорошо».

Антропоцен

Мы живём в Антропоцен, геологическую эпоху, когда деятельность человека становится определяющей для планеты. В качестве иллюстрации: 97% массы позвоночных на Земле приходится на людей и скот; на всех остальных, от летучих мышей до слонов, приходится 3%.

Крупнейшей планетарной проблемой остаётся глобальное потепление. Клуб приветствует подписание Парижского соглашения, но указывает на разрыв между прописанными целями (не допустить повышения температуры более чем на два градуса) и принятыми государствами обязательствами, даже полное выполнение которых будет совершенно недостаточным для их достижений. «Давайте будем честны: чтобы достичь целей Парижского соглашения, миру нужно пройти через быструю и фундаментальную трансформацию систем производства и потребления».

Среди других проблем доклад выделяет «шестое массовое вымирание» — стремительное сокращение фауны, непредвиденные последствия возникающих технологий и угрозу ядерного конфликта. Даже локальный конфликт (наиболее вероятный сценарий — между Индией и Пакистаном) с использованием ядерного оружия окажет воздействие на всю планету. Авторы считают безумием стратегию гарантированного взаимного уничтожения, служащую оправданием для сохранения ядерных арсеналов, и призывают к новой стратегии «гарантированной планетарной безопасности и выживания».

Избыточное потребление

Если измерять в выбросах CO2 (избыток которого считается основной причиной глобального потепления), один процент самых богатых американцев генерирует триста восемнадцать тонн выбросов CO2 в год на человека, в то время как средний житель земли — шесть тонн (перепад в пятьдесят три раза раза). Десять процентов самых богатых домохозяйств мира являются причиной сорока пяти процентов общего объёма выбросов. Они первыми должны перейти к устойчивым моделям жизнедеятельности.

Население, продовольствие, урбанизация

Среди всех предложений Римского клуба, больше всего критики вызывает его демографическая позиция. Клуб продолжает настаивать на необходимости максимального сокращения рождаемости и «благодарит страны, которые добились быстрого сокращения воспроизводства». При этом доклад отмечает, что неверно сводить увеличение нагрузки на планету только с увеличением населения: с начала прошлого века население выросло пятикратно, но экономический оборот — в сорок раз, потребление топлива — в шестнадцать, вылов рыбы — в тридцать пять.

 

Имеет место глобальный сбой в распределении продовольствия. Восемьсот миллионов человек продолжают голодать, тогда как два миллиарда имеют лишний вес. Но вопрос не только в том, как производить достаточно еды для растущего населения, но и как не угробить в процессе планету. Наибольший экологический урон наносит животноводство; это роскошь, непозволительная в «полном мире».

Будущее человечества связано с городами. Двести лет назад существовал один город-миллионер — Лондон, сейчас таких три сотни, включая двадцать два с населением более десяти миллионов. Переезжая в города, люди начинают потреблять в четыре раза больше ресурсов. Территориально, экологический след городов намного превосходит занимаемую ими площадь: для среднего американского города с населением шестьсот пятьдесят тысяч он составляет тридцать тысяч квадратных километров (у индийского города аналогичного размера — в десять раз меньше).

Диджитализация и техноутопизм

Доклад обращает внимание на наличие у цифровой экономики тёмной стороны. Так сервисы наподобие Uber и их пользователи не разделяют общих расходов (на используемую водителями городскую инфраструктуру и т.д.) и в нынешнем виде не соответствуют критериям устойчивости.

Римский клуб осторожно относится к «экспоненциальным технологиям» и обещаниям техноутопистов, как Курцвейл и Диамандис. Есть реальная опасность неконтролируемого развития и неэтичного использования технологий и пока не ясно, как этого избежать. Авторы согласны с экспертами, считающими, что «закон Мура» перестанет действовать в 2020-2025 гг., так что сингулярности не ожидается. Кроме того, обещания техноутопистов демотивируют людей: если технологии решат все проблемы, нет нужды в поиске сложных, комплексных решений, требующих изменения образа жизни.

ВВП — не показатель

Среди продуктов мышления «пустого мира» особое неприятие авторов вызывает ВВП. Этот показатель стал фактором, оказывающим постоянное воздействие на политические решения, но в его структуре заложено стремление к неограниченному росту. Он отражает траты, а не благополучие или субъективное счастье и не видит благо, существующее вне рынка. Единственное, что измеряет ВВП — скорость, с которой деньги движутся в экономике.

Авторы отмечают парадоксальные случаи: разлив нефти увеличивает ВВП, из-за связанных с ним расходов на ликвидацию аварии, также как болезни, бедствия и несчастные случаи, даже если все они, очевидно, уменьшают благополучие. Выращивание овощей на приусадебном участке не учитывается в ВВП, но их покупка в супермаркете — да. Самое печальное, этот показатель приобрёл такое влияние, что почти невозможно представить успешную политическую силу, заявляющую о желании уменьшить ВВП страны. Необходимые шаги требуют «иной политической и цивилизационной философии».

Новая философия

Вторая часть доклада, «Come On! Не цепляйся за устаревшую философию», посвящена мировоззрению. Она начинается с обсуждения экологической энциклики папы Франциска, в которой верно диагностированы проблемы современности. Затем авторы разбирают истоки и патологии современного мировоззрения, после чего описывают альтернативную философию «нового Просвещения».

«Философские ошибки»

Признавая, что мировоззрение, ответственное за текущие кризисы, имеет много источников, доклад отдельно останавливается на трёх — Адаме Смите, Дэвиде Рикардо и Чарльзе Дарвине, наследие каждого из которых было неверно истолковано последователями.

Смит исходил из совпадения границ рынка, закона и морали: право и ценности должны быть фоном, на котором разворачиваются рыночные отношения; экономика ограничена более фундаментальными правилами — юридическими и нравственными. Мысль Смита никоим образом не поддерживает глобальный капитализм транснациональных корпораций.

Рикардо разработал теорию относительных преимуществ, использующуюся либеральными экономистами, ВТО и МВФ в качестве одного из основных аргументов для продвижения глобализации. Но Рикардо исходил из неподвижности капитала и труда. В условиях свободного движения капитала всегда выигрывает страна, имеющая абсолютное преимущество. Здесь авторы склонны встать на сторону национальных государств, которые с большей вероятностью будут заботиться об общем благе, чем транснациональные корпорации.

Обсуждая Дарвина, авторы напоминают, что конкуренция никогда не являлась для него единственным механизмом эволюции.

Верно понятый дарвинизм подразумевает, что ограничение конкуренции и защита слабых видов — фундаментальные столпы эволюции. При проекции на социальную реальность это значит, что «защита до какой-то степени локальных культур, специализаций, политики от подавляющей силы игроков мирового уровня может помочь диверсификации, инновациям и эволюции».

Преодоление ошибок и «новое Просвещение»

На более фундаментальном уровне патологические черты современного мировоззрения связаны с доминированием редукционистского мышления и фрагментацией знания. «Редукционистская философия неадекватна не только для понимания живых систем, но и для преодоления трагедии разрушительного социального и экономического роста». Авторы указывают на губительность перехода «от рассмотрения реальности как целого к её разделению на множество мелких фрагментов». Наивный реализм и материализм несостоятельны в философском плане и попросту неверны в научном. Обращаясь к принципу неопределенности Гейзенберга и концепции комплементарности Бора, авторы напоминает, что «взаимодействие исследователя с его объектом — базовая составляющая акта познания».

«Системное видение жизни» Капры и Луизи — один из основных источников вдохновения доклада.

В качестве альтернативы члены Римского клуба рассматривают визионерские прозрения Грегори Бейтсона, теорию аутопоэза Умберто Матураны и Франсиско Варелы, «системное видение жизни» Фритьофа Капры и Пьера Луиджи Луизи, феноменологическую «биологию чуда» Андреаса Вебера. Соглашаясь с Капрой, они находят возможным достижение согласия между религиозными и научными поисками.

И здесь мы подходим к ключевой точке докладе — идее «нового Просвещения», фундаментальной трансформации мышления, результатом которой должно стать целостное мировоззрение. Гуманистическое, но свободное от антропоцентризма, открытое развитию, но ценящее устойчивость и заботящееся о будущем.

Наряду с комплементарностью, столпами «нового Просвещения» Римский клуб видит синергию — поиск мудрости, через примирение противоположностей, и баланс. Не претендуя на полноту списка, доклад выделяет несколько областей, в которых необходимо достичь баланса:

  • В отношениях между человеком и природой — устойчивое развитие, экологическое сознание
  • Между кратковременной и долговременной перспективой
  • Между скоростью и стабильностью — изменения и прогресс не должны восприниматься в качестве самоценности
  • Между индивидуальным и коллективным — признавая значение личной автономии — одного за важнейших завоеваний европейского Просвещения — Клуб призывает к балансу и учёту общего блага; в экономике это означает, что государство (общество) должно устанавливать правила для рынков, а не наоборот
  • Между женщинами и мужчинами — здесь авторы обращаются к работам Рианы Айслер, и отмечают, что баланс не означает механического уравнения — перемещения большего числа женщин на «мужские» позиции, скорее достижение баланса требует «изменения типологии функций»
  • Между равенством и справедливым вознаграждением — от государства требуется обеспечить механизмы, гарантирующие социальную справедливость
  • Между государством и религией — доклад приветствует секулярность, но подчёркивает позитивное значение религии; государства, нетерпимые к религии, теряют этическую перспективу

Исторически, идея баланса больше созвучна восточными традициями (инь-ян), но авторы указывают также на западных мыслителей — Гегеля и Кена Уилбера, чьи системы выражают философию баланса.

Религия и постсекулярность

 

Заметное место в «Come On!» уделяется религии. Римский клуб дистанцируется от любых интерпретаций религии, поддерживающих угнетение и насилие, и считает рост фундаментализма угрозой. В то же время, Клуб обращает внимание на несправедливость критиков религии, не замечающих её позитивного вклада в человеческую цивилизацию.

Доклад одобрительно цитирует бывшего вице-президента Международного суда Кристофера Вирамантри, говорившего о необходимости включения базовых принципов религий мира в международное право. Отринув религию нынешнее поколение оборвало связь с мудростью, накопленной человечеством с момента возникновения нашего вида сто пятьдесят тысяч лет назад.

Хотя авторы в большей степени симпатизируют восточным традициям, они с воодушевлением наблюдают за тенденциям в развитии христианского и мусульманского богословия. Особую поддержку Клуб выражает папе Франциску и его энциклике «Laudato Si», которой посвящен отдельный параграф. Также доклад упоминает «духовность здравого смысла» известного в некоторых кругах монаха-бенедиктинца Дэвида Стайндл-Раста.

Новый мир

Заключительная часть носит прикладной характер. В ней обобщаются экспериментальные подходы к управлению, экономике, образованию, общественному развитию и приводят примеры их успешного претворения в жизнь. Обсуждаемые вопросы включают устойчивое сельское хозяйство, децентрализованную энергетику, регенеративную урбанизацию, круговую экономику, реформу финансового сектора, этичное инвестирование и т.д. Остановлюсь подробнее на самых интересных моментах.

Политика «полного мира»

Авторы считают неизбежным появление глобальных правил, обязательных для всех страны. Отдельные государства не вправе делать всё что им заблагорассудится, тем более, когда речь идёт о последствиях, затрагивающих целую планету.

Текущие форматы международного сотрудничества и глобального управления неэффективны, но те, которые придут на смену могут быть гораздо лучше. В тексте рассматриваются два перспективных подхода — «Всемирный совет будущего» (World Future Council) Якоба фон Икскулля и «Великий переход» (Great Transition) Пола Раскина. Второй более амбициозный и имеет конечной целью формирование «единого человечества». На локальном уровне высоко оценивается потенциал прямой демократии и институтов наподобие ирландской «Ассамблеи граждан».

 

 Доклад отмечает, что «Римский клуб видит себя защитником демократии, долгосрочного мышления, природы, молодого поколения и ещё не родившихся поколений, которые лишены голоса в капитализме и текущих политических дебатах». Клуб призывает правительства забыть о границах и объединять усилия, ради совместного процветания.

Конец нефти и альтернативная энергетика

Окончание эры ископаемого топлива предопределено. Весьма вероятно, что она закончится быстрее, чем предсказывалось ранее. Стоимость чистой (солнечной и ветряной) энергии уменьшается с каждым годом, а её производство увеличивается в разы. Рост спроса на нефть остановится к 2020 году, а, если прав стэнфордский исследователь Тони Себа, переход на возобновляемые источники может произойти уже к 2030.

Огромные залежи нефти и газа так и останутся в земле. Упущенная прибыль оцениваются в диапазоне от шести до двадцати триллионов долларов. Нефтегазовый сектор становится огромным пузырём, который может полностью обесцениться за несколько лет. Некоторые аналитики и банковские структуры уже предупреждают клиентов о неприемлемых рисках вложения в подобные предприятия.

Удивительные изменения происходят в Китае — крупнейшем потребителе ресурсов. Компартия провозгласила курс на строительство «экологической цивилизации», что было зафиксировано в конституции и уже нашло отражение в планах тринадцатой (2016-2020) пятилетки. Китай на глазах становится лидером в области альтернативной энергетики: за четыре года производство солнечной энергии увеличилось в двадцать раз, к середине века страна намерена получать восемьдесят процентов энергии из возобновляемых источников.

Другая экономика

По словам Кейт Раворт, оксфордского экономиста и члена Римского клуба, сегодняшние студенты — которые будут определять политику в 2050 — учатся идеям из книг 1950, которые основаны на теориях 1850. Чтобы лучший мир стал реальностью, экономика может и должна функционировать иначе.

Доклад рассматривает несколько альтернативных моделей экономики, разработанных, в том числе, Джереми Рифкиным, Кристианом Фельбером, Джоном Фуллертоном и Гюнтером Паули. При всех различиях в деталях, общая картина сводится к тому, что экономика будущего должна стремиться к устойчивости, а не росту и увеличивать общее благо, а не максимизировать частную выгоду.

Круговая логика заменит линейную — производимые предметы будут оптимизированы для ремонта и повторного использования. Даже в сфере недвижимости на смену эксклюзивному владению придёт модель услуги и совместного использования.

Образование для будущего

Клуб видит задачу образования в формировании у молодёжи «грамотности в отношении будущего» (futures literacy). Образование, способное делать это, должно:

  • Основываться на «связанности» — отношения были и будут сутью обучения; использование информационных технологий «ценно и эффективно только когда они способствуют связи между людьми». Образование должно «вызывать интерес, освобождать энергию и активно задействовать способности каждого студента учиться для самого себя и помогать учиться другим».
  • Носить ценностный характер, корениться в универсальных ценностях и уважении к культурным различиям. «Ценности — это квинтэссенция человеческой мудрости, накапливаемая веками» — на нынешнем этапе они воплощаются в акценте на благополучии всех живых существ и мира в целом.
  • Фокусироваться на устойчивости — большая часть знаний, касающаяся экологии, взаимосвязанности систем и устойчивого развития, появилась недавно и ещё не стала частью общего культурного багажа; поэтому обучение новых поколений соответствующим дисциплинам и навыкам имеет принципиальное значение.
  • Культивировать интегральное мышление, а не ограничиваться аналитическим мышлением. Авторы отмечают, что обучение системному мышлению недостаточно, поскольку «в системном мышлении сохраняется тенденция рассматривать реальность в довольно механистических категориях, неспособных ухватить её органическую интегральность». Интегральное же мышление способно «воспринимать, организовывать, согласовывать и воссоединять отдельные фрагменты и достигать подлинного понимания основополагающей реальности». Оно отличается от системного мышления, также как интеграция отличается от агрегации.
  • Исходить из плюрализма содержания. Клуб констатирует, что многие университет продвигают конкретные школы мысли, вместо того, чтобы «давать молодым умам весь спектр противоречивых и комплементарных перспектив». Сегодняшние студенты нуждаются в инклюзивном образовании, в котором одни формы знания дополняли бы другие, а не исключали и отвергали их. Культурное разнообразие также необходимо для социальной эволюции, как генетическое для биологической.

***

«Come On!» — сильнейший текст, который я читал за последнее время. Это глубокий труд, над которым работали десятки ведущих мыслителей. Не обязательно поддерживать Римский клуб или соглашаться с оценками, содержащимися в докладе, чтобы оценить значение этого документа. Учитывая влияние Клуба и глубину экспертизы авторов, «Come On!» можно считать авторитетным выражением взглядов самой передовой части мировой интеллектуальной и политической элиты.

                                         Источник: http://malakhov.link/come-on-report

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.

Эта статья о методологическом кризисе, в котором находится современная наука. В ней ставится вопрос о новом фундаментальном знании, о возможности перехода исследований на высшие, внесистемные (экзогуманитарные)  уровни, рассматривается вопрос параллельных вселенных, что до недавнего времени считалось научным шарлатанством, а сегодня - одна из самых прогрессивных теорий физики. Автор делится мыслями об объединении научного и вненаучного знания под «крышей» концепции метанауки, размышляет об эффекте «ускорения исторического времени»…Одной из главных тем статьи является рассмотрение современного кризиса (кризиса кризисов) и прогноз дальнейшего развития цивилизации.  Говорится о радикальном изменении характера эволюции человеческого общества, которое сегодня входит в «новый рукав истории». Отличительная особенность статьи в том, что современные научные методики позволяют сделать выводы во многом созвучные идеям Живой Этики.

 

 А.М. Баранов

к.э.н.,  доцент кафедры экономической теории и мировой экономики.

Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины.

 

Публикуется в сокращении.

 

ВВЕДЕНИЕ

 Современная фундаментальная наука находится в методологическом кризисе, связанном с появлением принципиально новой информационной реальности, реальности, в которой меняется социальная, экономическая, психологическая и даже биологическая системы жизни человека. Классическая наука, основанная на законах механики, зародилась в 1687 году вместе с фундаментальной работой И.Ньютона «Математические начала натуральной философии», заложив основы промышленной цивилизации. На протяжении многих веков она формировала столь же «механическое мышление» и абстрактные подходы к познанию природы и общества. Однако, сейчас даже далёкому от современных технологий и закостеневшему в своих научных взглядах человеку ясно, что такая наука не в состоянии обосновать и исследовать новую расширенную реальность (augmented reality), о которой пишут современные учёные разных отраслей знаний [1, 2].

 

Приведём несколько примеров, которые лишь поверхностно, с технической позиции характеризуют эти процессы. Так, в июне 2011 года в университете штата Орегон был продемонстрирован новый метод производства солнечных батарей - их напечатали на 3П-принтере, устройстве, использующем метод создания физического объекта на основе виртуальной SD-модели (при таком методе производства объём отходов снижается в 10 раз). У компании HP есть проект CeNSE, суть которого в том, что сеть из триллиона сенсоров будет соединена с облаком, чтобы таким образом лучше контролировать состояние нашей планеты. В апреле 2015 года исследователи Intel анализировали сигналы мозга и определяли, о чём думает испытуемый с 95% вероятностью. Уже в 2016 году учёными создан прототип линзы, работающей как дисплей компьютера, а в будущем способной отображать любую информацию, в том числе служить навигатором и средством чтения писем из Интернета. К 2030 году ожидает изготовление искусственного мозга. Мы становимся по-настоящему хозяевами собственной судьбы. Хотя каждый из нас - это всего лишь совокупность атомов, мы постепенно получаем контроль над ними. Мышление на основе механической модели в условиях столь революционных изменений неизбежно ведёт к деградации сознания и остановке развития [2].

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

В настоящее время науке нужна такая методология, которая позволила бы кардинально изменить общую научную картину мира. Необходимо формирование фундаментальной науки об информации в самом широком её понимании. Новая наука должна выявить природу информации, законы её трансформаций и взаимодействий с энергией и материей, и на этой основе разработать научные принципы и методы эффективного управления этими основополагающими структурами мира. Сейчас учёные многих стран пытаются создать Теорию Единого квантового поля, объединяющую все известные типы взаимодействий в природе. Эта информационная по своей сути теория носит глобально-революционный характер и приводит фактически к завершению всех исследований в области фундаментальной физики, что само по себе является переворотом в науке.

Конечно, завершённость не отменяет возможности перехода исследования явлений на высшие, внесистемные уровни, что приведёт к трансформации всей науки в целом. На текущем уровне развития научной мысли сложность природы может оказаться в каком-то смысле конечной, и поэтому природа может быть просто «исчерпана» для познания. Как писал А. Эйнштейн «Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень» [3]. Об этом писали, развивая теорию торсионных полей д-р физ.-мат. наук, профессор МГУ, академик Л.В. Лесков [4] и д-р физ.-мат. наук, профессор МГУ В.М. Липунов [5].

Идея параллельных вселенных когда-то рассматривалась учеными с изрядной долей подозрения и считалась областью деятельности мистиков и шарлатанов. Но в последнее время произошел серьезный прорыв в исследованиях, и теперь эта идея считается одной из самых прогрессивных теорий физики.

 

Причиной такого резкого поворота стало появление новой струнной теории и ее последней версии М-теории. Количество опубликованных работ в области струнной теории, М-теории исчисляется десятками тысяч. В каждом известном университете мира есть группа, занимающаяся разработкой струнной теории.

На сегодняшний день данная теория является прообразом Единой теории квантового поля. Еще древнегреческие философы предполагали, что все во Вселенной может состоять из крошечных частиц, называемых атомами. Сегодня же, используя мощные ускорители заряженных частиц, мы можем расщепить атом на электроны и ядро, которые, в свою очередь, могут быть расщеплены на еще более мелкие субатомные частицы (нейтрино, кварки, глюоны и др.) В основе струнной теории и М-теории лежит идея о том, что удивительное разнообразие субатомных частиц, составляющих Вселенную, соответствует струнам и мембранам в 11-мерном гиперпространстве.

Струнная теория говорит, что, если бы у нас был супермикроскоп, который позволял бы заглянуть вглубь электрона, мы бы увидели, что это никакая не точечная частица, а крошечная вибрирующая струна. Она лишь кажется нам точечной частицей, поскольку наши приборы слишком несовершенны. Эта струна вибрирует с различной частотой и различным резонансом. Если бы мы задели струну, то частота ее вибраций изменилась бы, и она превратилась бы в другую субатомную частицу, например в кварк. Тронь ее опять, и она превращается в нейтрино [6]. Таким образом, мы можем научится менять структуру материи с помощью воздействия различными по уровню вибрациями.

Для эффективной замены эмпирической науки нужен качественно новый источник информации. Постановка вопроса о поиске дополнительных нетрадиционных источников информации после исчерпания ресурса экстенсивного развития науки не нова. Этот вопрос ставился академиком, д-ром физ.-мат. наук, профессором РГГУ Г.М. Идлисом, и в качестве решения проблемы рассматривалась возможность информационного проникновения в параллельные вселенные через «кротовые норы» (М-переходы), локализованных на отдельных объектах вроде элементарных частиц [7]. Это было названо им «экспансией внутрь». Таким образом, человечество получает доступ к внесистемной, или как её часто называют экзогуманитарной информации.

Каждая цивилизация, достигшая состояния, близкого к системному кризису науки, должна понимать, что для сохранения гомеостазиса нужно получить доступ к какому-то источнику знаний, качественно отличному от традиционного изучения природы научным методом.

 

В настоящее время в широких философских кругах обсуждается концепция метанауки, призванной нетривиальным образом объединить научное и вненаучное познание. Так, по мнению А.Эйншнейна «Каждый, кто серьёзно занимается наукой, убеждается в том, что в законах природы присутствует некий дух, и этот дух выше человека» [3].

 

БИФУРКАЦИЯ И СТРАННЫЙ АТТРАКТОР СОЦИОЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Если говорить о цикличности в том смысле, который придавал этому понятию один из основателей синергетики И. Пригожин, который впервые ввел в науку представление о возникающих из хаоса упорядоченных диссипативных структурах, то вся мировая история может быть представлена как циклический процесс, где под циклами понимаются как периоды существования той или иной упорядоченной структуры, так и внутренняя периодичность, упорядоченность, свойственная отдельным структурам.

Отметим, что согласно представлениям синергетики периодические структуры должны появляться из хаоса, то есть любая нелинейная система, прежде чем перейти к упорядоченному состоянию, в течении определеного времени демонстрирует неустойчивые, переходные, хаотические процессы. Чтобы стать периодической, упорядоченной, система должна «набрать силу». Если процессы рождения и становления социальных сообществ описываются в синергетике в терминах появления циклических упорядоченных структур, то любые их изменения, например, смена государственного устройства, переход к новому типу экономики, можно представить как бифуркации циклов.

Бифуркация является важным понятием нелинейной науки (от французского bifurcation -раздвоение, ветвление). В математике так называют изменение числа и устойчивости решений определенного типа. Развитие сложных систем сейчас обычно представляет собой прохождение с течением времени последовательности бифуркаций. В каждой из таких точек фактически делается выбор одного из вариантов развития. Малые воздействия в точках бифуркации могут иметь большие последствия, в то время как вдали от них влияние малых воздействий ничтожно.

В соответствии с принятой в теории бифуркаций классификацией, социальные бифуркации могут быть «жёсткими» (революции, кризисы) и «мягкими» (реформы). На ранних этапах развития социума преобладают менее сложные периодические структуры, с течением времени они усложняются в результате той или иной последовательности бифуркаций. На поздних этапах, в сильно нелинейных режимах в социальной динамической системе обязательно должны появляться сложные структуры, упорядоченные или хаотические. В процессах перехода, в точках бифуркаций, испытывающая изменения социоэкономическая система должна иметь запас энергии для структурирования, образования нового устойчивого состояния.

  

Переход означает существование динамичной границы, разделяющей два состояния, предполагает сложное сочетание порядка и хаоса. В образовании новой структуры могут включаться и остатки, элементы старой, которые приобретают новые связи и функции.

Несмотря на признанность теории циклов, можно сделать следующее методологическое предположение. Мы полагаем, что на определенном этапе общественное и экономическое развитие может наиболее адекватно описываться не в терминах циклов, а в терминах «странных аттракторов». В синергетике представления о странных аттракторах являются закономерным продолжением теории циклов.

Странный аттрактор - математический образ сложного непериодического поведения нелинейных систем, который соответствует развитию в режиме детерминированного хаоса. Существование странного аттрактора свидетельствует о развитии системы по некоторому весьма сложному закону, который не предполагает строгой периодичности, а означает изменение всех характеристик в режиме «слабого» хаоса, когда и период, и амплитуда колебаний слегка меняются, сохраняя определённую упорядоченность, ограничиваясь некоторыми предсказуемыми пределами. Такое поведение описывается не простой синусоидальной функцией, а более сложными кривыми, содержащими определённые намеки на некоторую цикличность. Подобные режимы к настоящему времени признаны типичными и даже преобладающими во многих физических, биологических, социальных системах, а сам детерминированный хаос стал общенаучной парадигмой. <…>

Непредсказуемость траектории в детерминированных динамических системах называют динамическим хаосом, отличая его от стохастического хаоса, возникающего в стохастических динамических системах. Это явление также называют эффектом бабочки, подразумевая возможность преобразования слабых турбулентных потоков воздуха, вызванных взмахом крыльев бабочки в одной точке планеты в мощное торнадо на другой её стороне вследствие многократного их усиления в атмосфере за некоторое время. <…>

Если говорить о мировой истории, политике или экономике, то до определённого времени они должны были развиваться циклически, и только к XXI веку мировая экономика и социальная система достигли определённого уровня сложности, того «порога», за которым стало возможным поведение в режиме прохождения бифуркаций и странного аттрактора.

Термин «сингулярность» заимствован у астрофизиков, которые используют его при описании космических чёрных дыр и в некоторых теориях начала Вселенной - точка с бесконечно большой массой и температурой и бесконечно малым объёмом.
 

Математически сингулярность (особенность) - точка функции, значение в которой стремится к бесконечности. В данном контексте впервые термин «сингулярность» использовал в середине ХХ века Джон фон Нейман, имея в виду математическое, а не астрофизическое понимание этого слова - точку, за которой экстраполяция начинает давать бессмысленные результаты (расходиться). Об этом пишет и Вернор Виндж, которому данный термин обычно приписывают. Научным обоснованием наступления сингулярности активно занимается Рэймонд Курцвейл.

В последней трети ХХ века произошла научная революция в сфере прогнозирования. Так, по словам Г. Малинецкого, д.ф.-м.н., заместителя директора Института прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН «прошлого уже нет, настоящее эфемерно и думать следует, прежде всего, о будущем».

Хорошо известно, что во всей предшествующей истории длительности исторических эпох постоянно сокращались. Это явление известно как эффект ускорения исторического времени. Более того, промежутки между революциями сокращались закономерным образом, что дает последовательность точек, обладающую свойством, близким к автомодельности. На качественном уровне этот вывод был сделан И.М. Дьяконовым и обсуждался С.П. Капицей. Автомодельность последовательности точек означает, что промежутки времени между точками сокращаются в постоянной пропорции. Последовательность устроена везде одинаково, только абсолютный масштаб времени разный, она сама себя повторяет. Отсюда и название свойства - автомодельность. <…>

Промежутки между кризисами или революциями вблизи сингулярности стремятся к нулю, а плотность их бесконечна. Дальше сингулярности эволюция в автомодельном режиме не продолжается, а реально, конечно, не может даже к ней приблизиться, так как ситуация, когда последовательные революции разделяют дни или часы, не имеет смысла. <…>

Наиболее трудным в таком расчёте является выбор точек, соответствующих цивилизационным кризисам и революциям. Разные авторы по-разному представляют себе, что следует считать революциями в истории цивилизации. Так, И.М. Дьяконов, С.П. Капица и А.П.Назаретян используют системно-эволюционный подход к истории и основаны на обобщении большого исторического материала. Несмотря на то, что в этих работах положения революций выбираются исходя из несколько различных соображений (и называются по-разному), получаемые наборы почти идентичны и без труда могут быть согласованы и объединены. Небольшие затруднения связаны с тем, что во временных рядах встречаются «окна».

Автомодельность исторической последовательности революций означает, что чем дальше мы уходим в прошлое, тем реже встречаются революции. Возникает вопрос, не является ли это эффектом аберрации исторической памяти в том смысле, что просто о последних событиях мы имеем более детальную информацию, чем о более старых, и поэтому в недавнем прошлом проще выделять революции, чем в далеком прошлом? Эта гипотеза имеет право на существование. То есть экспоненциальное увеличение промежутков времени между революциями отражает свойство исторической памяти или доступности истории для исследования, а не реальное объективное свойство распределения структурных революций [9-11].

Можно сказать, что, несмотря на кризисный характер, вся предшествующая история человечества следует единственному гладкому аттрактору, характеризующемуся автомодельным ускорением исторического времени. Аттрактором истории является идеальная автомодельная последовательность, вокруг которой флуктуируют точки реальных революций. И тем не менее, в периоды, обозначенные цифрой n=0, предположительно произошли сбои автомодельности, выражающиеся в появлении странных аттракторов. К одному из таких сбоев, характеризующихся сингулярностью, мы подходим и сейчас. <…>

 

Л.Н. Гумилев разработал теорию этногенеза. Согласно этой теории, полный 1200-летний цикл этногенеза состоит из следующих временных фаз: фазы подъема (300 лет), акматической фазы (300 лет), фазы надлома (200 лет), инерционной фазы (300 лет), фазы обскурации, которая может удлиняться от 100 до 200 лет с переходом ее к фазе регенерации и реликтовой фазе. При этом реликтовая фаза иногда имела проявления для отдельных этносов за пределом 1500 лет. Инерционная фаза, как правило, заканчивала основной период этногенеза в границах 1100-1200-летнего временного интервала, на который еще в конце XIX века указывал выдающийся российский учёный К. Леонтьев. О тысячелетней цикличности в развитии общества писали также многие представители теории постиндустриального общества (Д. Белл, Дж. Нэсбитт, К. Ямагучи).

Если цивилизации в своём развитии проходили тысячелетние циклы, то почему бы не предположить волны более высокого уровня, тем более что в циклическом развитии, подчиняющемся строгой автомодельности, существуют временные окна, выпадающие из неё и приводящие систему в состояние детерминированного хаоса, который можно описать только странным аттрактором. По данным статистического анализа д-ра биол. наук, старшего научного сотрудника Палеонтологического института РАН А. Маркова, человек в своей собственной истории повторил схему развития биосферы в миниатюре:

вначале быстрый рост, выход на гиперболу, длительный период гиперболического роста, и наконец - демографический переход, который сейчас в разгаре [8].

Кроме того, современная цивилизация, как поясняют многие учёные, возникла внезапно, и эволюция её развивалась очень стремительно. Почему же высокоразвитые цивилизации не могли иметь место в прошлом, в периоды временных окон? Возможно, современный странный аттрактор и сингулярность - это не первая и не последняя грань между мощными бифуркациями развития цивилизаций. Гиперболическая модель, сингулярность - это неудержимый рост с очень большим ускорением, в определенный момент неизбежно уходящий в бесконечность, но что следует после бесконечности? Пытаясь определить бесконечность, превращая её из формы познания в его содержание, математики нисколько не преуспели на этом пути. Сначала, после бесконечности натурального ряда, появилась «еще более большая» бесконечность - континуум.

 

Но и он не оказался пределом смелости математической мысли, так как можно ведь мыслить ряд разных по мощности континуумов (алефов) подобно ряду натуральных чисел!

Допустим, что в периоды, обозначенные n=0, существовали развитые цивилизации, столь отдалённые во времени, что изучить их или найти их следы не представляется возможным (десятки миллионов лет).

Как видно, расположение революций точно следует автомодельности. Любопытно, что революция 1991 года почти идеально ложится на экстраполяцию автомодельной зависимости (предсказываемая дата - 1994 год). Наша современная информационная цивилизация оканчивается 2027 годом и это не схоластика. Расчет дает показатель автомодельности a ~ 2,72 (что приблизительно равно числу e) и положение точки сингулярности t* = 2027 год. При попытке определить доверительный интервал на величину t* возникают трудности, так как отсутствует информация об ошибках в определении величин tn. Качественную оценку ошибки можно получить, используя для вычислений разные участки последовательности {tn}. Такая оценка дает величину ошибки в 20-30 лет [9].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

По мнению А.Д. Панова, страшего научного сотрудника МГУ [10] мы находимся в непосредственной близости от сингулярности автомодельной последовательности кризисов или революций. Что это означает? Так как сингулярность предсказывается уже в 2027 году, можно с уверенностью сказать, что время автомодельной истории истекло или истекает в ближайшем будущем. Поэтому приближающийся эволюционный кризис - это не обычный эволюционный кризис, каких было много, это кризис странного аттрактора истории цивилизации. Можно сказать, что это кризис самого предшествующего многомиллионолетнего кризисного характера развития разума на Земле, кризис кризисов. Трудно делать отдаленные прогнозы развития цивилизации, но одно предсказание можно сделать с полной определенностью: эффекта ускорения исторического времени больше не будет, так как мы уже находимся вблизи точки, в которой эта скорость формально бесконечна. Теперь характер эволюции человечества неизбежно должен глубочайшим образом измениться, история должна пройти через точку сингулярности и пойти по совершенно новому руслу. Важно отметить, что проход через точку сингулярности вовсе не означает неминуемую катастрофу для человечества. Это означает только, что характер эволюции человеческого общества обязан радикально измениться. Цивилизация входит в новый рукав истории. Скорее всего, точка кризиса глобального аттрактора истории является и точкой бифуркации - возможны разные результаты преодоления точки сингулярности и разные траектории развития в постсингулярной стадии. От деталей поведения цивилизации зависит, что это будет за траектория.

                   

 Список литературы

  1. Chen X., Brian Always On / Brian X. Chen. - Cambridge: Da Capo Press, 2011. – 256 p.
  2. Sterling, Bruce At the Dawn of the Augmented Reality Industry / Bruce Sterling // Мaga-zine.wired.com [Electronic resource]. - 2018. - Mode of access: http://www.wired.com/beyond_the_beyond/2009/08/at-the-dawn-of-the-augmented-reality-industry/.
  3. Einstein A. The World As I See It / Albert Einstein. - NY. : Philosophical Library, 2011. – 190 p.
  4. Лесков, В.Л. Неизвестная Вселенная / В.Л. Лесков. - М.: ЛКИ, 2008. - 232 с.
  5. Липунов, В.М. В мире двойных звёзд / В.М. Липунов. - М.: Либроком, 2009. - 256 с.
  6. Каку, М. Параллельные миры / Мичио Каку. - М.: София, 2008. - 416 с.
  7. Идлис, Г.М. Революции в астрономии, космологии и физике / Г.М. Идлис. - М.: Либроком, 2009. - 336 с.
  8. Марков, A. Рост биосферы и рост человечества: единый закон? / A. Марков // Проблемы эволюции [Электронный ресурс] http://macroevolution.narod.ru/thoughts.htm#growth
  9. Панов, A^. Кризис планетарного цикла универсальной истории / A^. Панов // Синергетика [Электронный ресурс] http://spkurdyumov.narod.ru/Panov.htm
  10. Панов, A^. История и математика: проблемы периодизации исторических макропроцессов / A^. Панов и др. - М. : URSS, 2006. - 168 с.



Полный текст статьи: КиберЛенинка: https://cyberleninka.ru/article/n/krizis-poznaniya-metanauka-i-ekzogumanitarnaya-informatsiya

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.