Материалы отфильтрованы по дате: марта 2018
Суббота, 24 марта 2018 02:30

«ПРОЙДИ МОСТ И ИСПЫТАЙ СЕБЯ»

Мост, как метафору, мы часто встречаем в Живой Этике, в творчестве Николая Константиновича Рериха. Это «Мост над бурным потоком жизни», «Мост в Высшие Обители духа», «Мост по которому придет грядущий Мессия» и т.д. Эта метафора используется не только в Учении, но и в художественном творчестве Николая Константиновича. Она вмещает многие сокровенные понятия. Такие как «Беспредельность», «Мир Огненный», «Сердце, как мост к Высшим Мирам»  и многие другие.  Выдержки из Учения Живой Этики и Граней Агни Йоги., более глубоко раскрывают эту тему, показывая многообразные грани этих понятий.

 

Беспредельность. 772. Так каждая напряженная мощь имеет свою утвержденную оппозицию. Так каждая напряженная мощь имеет свое назначение. Утвержденные мосты врагом есть лучшее восхождение. Только когда все противники напряжены, можно провести в жизнь самый наибольший план. Так каждая основа действует тактикой Адверза.

 Иерархия. Предисловие. Нельзя представить себе явление моста в Беспредельность, ибо мост нуждается в устоях. Но Иерархия, как устои моста, доводит до берега Света. И представьте себе все сверкание, уявленное глазам, и поймите Песнь Света.

Потрудимся для Света и Иерархии!

 Иерархия. 40. Выполнением Воли Моей даешь Мне возможность исполнить волю твою. Где граница между волями, стремящимися к Свету? Можно запомнить, что Мы ведем доверившихся по пути испытанных Магнитов. Можно поверить Кормчему, прошедшему океаны.

«Пройди мост и испытай себя. Но Звезда Моя познала века». Пусть страх не коснется испытанного сердца!

 Сердце. 256. Нужно понимать огненный путь как путь к Превышнему. Не слова, не страх, не обычай, но сердечное общение как явление самое непреложное, самое извечное. Так мост радужный приблизит тот берег. Сколько противоречий о том береге, но он существует, и нужно найти путь к нему. Не засохший лист осенний, но пламенное сердце перейдет все мосты. Кто не мыслит о рождении огня сердца, не знает пути кверху, тот не хочет заглянуть светоносно.

 Сердце. 385. Устремитесь в будущее. Нужно принять текущее время, как мост над гремящим потоком. Не нужно привязывать сознание к кривым условиям, они лишь хворост на мосту. Обычно людские несчастья происходят лишь в силу задержки внимания на преходящие толчки, которые нужно миновать. Каждый водитель стремится лишь не задержаться.

 Сердце. 398. Так сердце не есть отвлеченность, но мост к Высшим Мирам.

 Сердце. 494. Много мостов нужно спешно перейти сейчас и нельзя растрачивать сокровище! Мы требуем, чтобы хотя теперь это время было признано особым, иначе вместо блестящей победы можно ввергнуться в разорение.

 Мир Огненый III. 115. Как не различны миры по своим свойствам и функциям, все же нужно приучиться мыслить о мосте к Огненному Миру. Все имеет свои связующие энергии. Как же не устремиться к пониманию моста к Огненному Миру! Так же как человек отображает все свойства земной жизни, так же он должен заботиться, как проложить мост между мирами. Так же как видна бездна людская с Надземных Сфер, так же нужно уметь принять в сознание Мир Высший. Мост между двумя мирами заключается в устремленности мышления. Правильно сказали о красоте мысли, которая открывает все миры. Конечно, мост между двумя мирами может осуществиться, когда действия наполнены красотою. Именно, не слова, но действия дают все насыщения. Мост между мирами будет основан на сгармонизировании токов сердца и духа. На пути к Миру Огненному явим понимание моста между мирами.

 

 Мир Огненый III. 117. Мост между мирами основан на сгармонизировании всех тончайших энергий. Конечно, большинство думает, что трансмутация центров происходит на физическом плане — это заблуждение. Нужно осветить такое сознание. Трансмутация центров Огнем есть соединение всех центров, как физических, так и духовных. Происходит одухотворение всего существа. В огненной трансмутации Огненный Мир выявляется особенно мощно, ибо во всем естестве происходит огненная гармонизация, приобретая все высшие напряжения. Потому можно принять закон сближения миров в каждом процессе утончения духовных центров. Накопление этих энергий дает стремительность духу, которая проложит кратчайший путь. Так нужно принять понятие моста между мирами, и нужно запомнить, что без сознательного труда центров не существует. Сознательная сгармонизированность центров есть великое таинство. Так на пути к Миру Огненному явим понимание пути кратчайшего.

 Мир Огненый III. 203. Так в эпоху огненную нужно особенно отдаться тонкой сознательной деятельности духа. Лишь Мост Духа может уничтожить ту пропасть, которая разверзлась перед человечеством. Мост Духа есть мост Красоты — этими понятиями подвига духа мы взойдем на великую Вершину, которая объединяет Миры.

 Аум. 67. Молитва не принижает, но возвышает. Если кто после молитвы почувствует подавленность, значит, качество молитвы не было высоким. Человек несоизмерим с Беспредельностью, но искра энергии высшей содержит в себе значение даже вне мыслимых пространств. Искра высшей энергии дана каждому человеку, и, как носитель ее, он облекается высокою обязанностью. Он — мост с Мирами Высшими; значит, невежда, отрицающий Мир Высший, тем отрицает и свое человечество.

Напоминание о Мире Высшем есть пробный камень для испытания каждого духа.

 Аум. 84. Чудесны Огни и Света Высшего Мира. Они не опаляют там, где добро. Они каждый раз заставляют помыслить о том Величии Незримом. Нужно принимать эти мосты как путь единый. Ужасно убояться Света, иначе Огонь обратится в пламя поядающее. Страх неуместен, и ужас разрушает сам себя.

 Братство. 8. Нельзя назвать большего понятия, которое бы венчало человеческие отношения и соответствовало сущности Тонкого и Огненного Миров. Потому Братство называется Трикратным. Оно простирается как прочный мост между тремя мирами. Почти невозможно представить соприкасания земного и Огненного миров, но в доспехе Братства и такое слияние делается возможным.

 Надземное. 104. Также нужно понять, что торжественность есть лучший мост к Нам. Наша помощь летит быстро по каналу торжественности и медленнее всего путем ужаса и уныния.

 

Надземное. 225. Повторяю, что огонь восхищения есть лучший связующий мост. Он же является и средством равновесия среди бурь пространства.

 Надземное. 366. Можно записать пророчество, что если люди минуют катастрофу, то они обратятся к утончению жизни. Тогда наступит время сближения двух миров. Уже теперь уплотнение тонких существ не является чем-то феноменальным. Уже плотные люди выделяют тонкое тело. С обеих сторон протягиваются части моста. Молния может скрепить эти части. На великом дозоре Мы ждем, когда мост соединится, тогда и работа Наша изменится, и Мы пойдем к дальним мирам.

Значит, первая задача человечества — построение моста храма, затем сложится и вторая, именно общение с дальними мирами. То, что некоторые люди уже предчувствовали, станет обычным условием планетной жизни. Не правда ли, что для таких заданий стоит оберечь Землю? Но пока лишь малое меньшинство мыслит по этому направлению.

Мыслитель предчувствовал, как мало будет число людей, стремящихся к спасению планеты.

 Грани А.Й. 1961. 418. (Нояб. 5). «И в тишине молчания, которое есть Мир, раздастся Голос...», Говорящий без Звука. Эта мысль Учителя касается открытого навстречу ей сердца. Нелегко уловить эту мысль. Мешают мысли свои, мешают мысли чужие, вторгаются настроения свои, вторгаются настроения чужие. Темные мешают, навесив на провода свои мохнатые шарики. Трудно оберечь чистоту посылаемой мысли и трудно ее, восприняв, отделить от придатков. Необходима и личная и пространственная изоляция. Последняя тоже строится мыслью путем создания в пространстве «трубы», изолирующей мысль от сторонних воздействий. Личная изоляция — это кокон белой материи, цвета молока, которым окутывает себя принимающий. Провод такого же света — молочного белого, или цвета белых цветов, или серебряного луча. В пространстве провод постоянен. Его можно укреплять каждодневно, можно даже представлять его в Луче. Все утверждающее связь помогает, если визуализировано достаточно четко: Луч, труба, мост, серебряная нить, провод, канал, звуковой провод, создаваемый созвучием Аум, повторение Имени, Зов и отклик, молитва — все это то, что связует. Но самая мощная связь пространственная — это любовь. Эта сила не знает преград и препятствий, не знает и расстояний. Она связует с Тем, Кого любит сердце, и по каналу ее передаются вибрации Фокуса Света, от Сердца к сердцу. От Света можно взять, но любовью. Магнитна любовь — это могучий влекущий магнит. Она преодолевает сопротивление окружающей среды, она творит в сердце мир и она заставляет Голос Беззвучный звучать. Ею же привлекаются и сердца приходящих.

 Грани А.Й. 1961. 444. (Нояб. 12). Все ли сделано и делается для того, чтобы устои серебряного моста не шатались? Нет, далеко не все. Так как же тогда можно надеяться удержать связь, если малые щели нарушают единение? Нить сердца трепещет в пространстве. Кроме нее нет ничего. Если тончает она, создается угроза разрыва. Надо все же помыслить порой и о том, что же будет, если порвется нить сердца. Она укрепляется с обеих сторон. Но как бы прочно ни была она укреплена в Сердце Владыки, если крепление в сердце идущего за Владыкой будет непрочно, не может Владыка помочь. Свой конец нити надо крепить самому, никто тут не сможет помочь. Качества духа такие, как любовь, преданность, устремление, постоянство, стойкость, равновесие и так далее, укрепляют Серебряную Нить сердца. Можно труд приложить к тому, нужнее чего нет ничего в жизни. Если все потерять, но нить сохранить, это будет победой, но если наоборот?! Самое тонкое, самое невидимое, самое незаметное значительнее того, что видно и слышно и дает материальные блага. Понимать надо.

 

Грани А.Й. 1962. 185. Когда Требую единения, Имею в виду то обстоятельство, что мост, объединяющий сознания, имеет устои на двух берегах. Каждый укрепляет устои его на своем берегу. И лишь обоюдное укрепление этих устоев даст прочность мосту. Что сделано для того, чтобы единение состоялось? Что сделано каждым из вас? Сгармонизирование сознаний требует времени, но его не достигнуть, если усилия не будут приложены с обеих сторон. Никакие внешние действия, слова и обращения не помогут, если в них не принимает ярого участия сердце. Бездушные, то есть бессердечные, действия, действия без участия в них сердца, желаемых плодов не дадут. Не Могу Допустить, чтобы Помощь Моя растворилась в бездушии действий. Уже Говорил, что скрепляющим действия сердца цементом будет любовь. Насильно любить не заставишь. Но единение сознаний в Свете Моем может утвердить это чувство. Кому-то следует все же поступиться своим, самостью своей поступиться, своим малым самоутверждающимся «я». Мне нужно единение в духе.

 Грани А.Й. 1965. 214. (Гуру). Радость препятствиям, радость трудностям, радость отягощениям духа и, наконец, радость страданиям — вот сияющий мост счастья, ведущий прямо к Владыке. Сколько же надо страдать, чтобы дойти до него и начать по нему переход. Порадуемся глубине понимания духом сущности жизненного пути. Ничто не проходит без пользы, а тем более отягощения обстоятельствами, а тем более страдания, через которые надо идти. У нас особая радость, когда понимается Путь Жизни. 

Грани А.Й. 1965. 192. (Гуру). А вы перекиньте мост связи со мною через все границы миров. Наша связь в духе. А дух не ограничен ничем. Следовательно, близость наша вне ограничений и плотного, и Тонкого миров. Этой мыслью и идите на соединение с нами. Этой же мыслью разрушите все преграды и земного и Надземного пребывания. Действуйте мыслью, ибо только мысль перенесет вас через все. Много упорства и смелости надо, чтобы утверждать действительность перед лицом очевидности плотной. Очевидность, или видимость, астрального мира еще более обманчива и непостоянна. Там еще большую твердость надо явить, чтобы не растеряться или не заблудиться в фантасмагории его образом. Твердое сознание нужно во всех мирах. Основание ему подведете на Земле. Знаете всему вопреки, что с вами Владыка. Знаете вопреки тому, что думают люди, что близки мы вам и что общение с нами возможно, что стало обычным для вас в каждодневности плотной. Вот этим пониманием необычного в жизни обычной и идите через жизнь и дойдете до нас и Владыки, ибо идущий дойдет.

 Грани А.Й. 1972. 633. (М. А. Й.). Учение Жизни и будет тем мостом в будущее, по которому человечество подойдет к пониманию Космических Законов и найдет пути к гармоничному сотрудничеству с природой.

  

 

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.
Суббота, 24 марта 2018 02:20

СЕГОДНЯ - ДЕНЬ УЧИТЕЛЯ!

 «Хорошо известны... ожидания Великого пришествия у Моста Миров. Народ знает и белого коня и огненный меч, как хвост кометы, и сияющий лик Великого Всадника. Ученые раввины и знатоки Каббалы, распространенные по Палестине, Сирии, Персии и по всему Ирану, скажут вам многое замечательное по этому вопросу.

Мусульмане Персии, Аравии, Туркестана торжественно хранят легенду о Мунтазаре, который в ближайшем будущем положит основание Новой Эре... Высокие ученые японцы открыто говорят о грядущем Аватаре. Образованные брамины, почерпая мудрость из Вишну Пурана и Деви Бхагавата Пурана, скажут прекрасные тексты о Калки Аватаре. И прибавят, что эта Новая Эра в отличие от прошлых должна наступить стремительно». 

Рерих Н. Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992. С. 213.

 

«В лучших выражениях говорят все старинные заветы о том светлом будущем, которому служит все человечество, каждый по-своему.

Мессия, Майтрейя, Мунтазар, Митоло, Майтри -любовь, сострадание и весь славный ряд имен, многообразно выражающих то же самое сокровенное и самое сердечное устремление человечества.

Если вы хотите прикоснуться к лучшим струнам человечества, заговорить с ним о будущем, о том, к чему даже в самых удаленных пустынях устремляется человеческое мышление. Какая-то особенная сердечность и торжественность наполняет эти устремления к преобразованию Мира.

В самые мрачные времена, среди тесноты и недомыслия, особенно звучно раздавался ободряющий глас о великом Пришествии, о Новой Эре, о времени, когда человечество сумеет благоразумно и вдохновенно воспользоваться всеми сужденными возможностями. Каждый по-своему толкует этот Светлый Век, но в одном все одинаковы, а именно, каждый толкует его языком сердца, это не безразличный эклектизм. Наоборот, как раз обратное, со всех сторон к одному. Ибо в каждом человеческом сердце, во всем царстве человеческом живет одно и то же стремление к Благу.

Через мост придет Мессия... Говорит знатный Абиссинец: "У нас есть старинная легенда. Когда Спаситель Мира придет. Он пройдет по каменному мосту. И семеро знают о приходе Его. И когда они увидят свет, они припадут к земле и поклонятся Свету".

Разве случайно пришествие Мессии должно произойти через мост? Какой же символ ближе всего мысли о единении, о воссоединении».

Н.К. Рерих «Твердыня Пламенная», «Майтрейя», с. 264-265, 273, Париж, 1932г.

 

«Все учения, все философии были даваемы для жизни. Нет такого высокого Учения, которое было бы практичным в высшем смысле этого слова. Мы можем разрешить бесчисленные проблемы современных смятений лишь осознанием Прекрасного и Высшего. Лишь прекрасный Мост будет достаточно прочен для перехода от берега тьмы на сторону Света. Вы знаете, какое глубокое знание в священных Учениях соединяется с символом Моста. Через этот мост придет Высший во Славе!»

Н.К. Рерих «Держава Света», «Живая мудрость», с. 185, Нью-Йорк, 1931 г.

 

 «Психология восточного человека, преданного высшим понятиям, его сердечная вера выражены в картине «Чудо. Явление Мессии» — семь фигур в белых одеяниях, склонившись в великом благоговении, ожидают пришествия мирового Учителя. Он еще не видим за каменным мостом, но чудесный свет Его ауры, сияющий как солнце, восходит над темным склоном. Это чудо — пробуждение и преображение сознания».

Р. Рудзитис Космические струны в творчестве Николая Рериха / Рихард Рудзитис. Минск: Звезды Гор, 2009. — 170 с.

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.
Четверг, 22 марта 2018 10:54

О БИТВЕ. ПОСВЯЩАЕТСЯ ДНЮ УЧИТЕЛЯ

Обычный человек воспринимает жизнь как череду событий - спокойных или драматичных, больших или незначительных, интересных или заурядных… И очень немногие понимают ее как Битву, как борьбу с кармой, с силами зла, с хаосом.

Наступает век осознанности. Век, который говорит, что за все изменения на планете и в обществе надо бороться. Любые позитивные перемены требуют усилий, причем усилий осознанных, понимания, чего мы хотим и от чего стремимся избавиться. Без усилий происходит только разрушение, энтропийные процессы, движение вниз.

Дело в том, что нам никто не скажет волшебных слов, после которых все чудесным образом изменится. Хотя волшебные слова все-таки есть. Это труд, терпение, устремление, неистребимое желание сделать этот мир лучше… И надо, наконец, осознать, что мы это можем!

 

 КНИГИ ЖИВОЙ ЭТИКИ

 Зов. 105.         Дети Мои, вы не замечаете, какая битва идет вокруг вас, темные силы тайно и явно сражаются.

 Зов. 299. Да — незримая битва никогда не была так велика.

Теперь же в нее вовлечена вся орбита земная.

 Община. 76. Нужно знать один из приемов Битвы, называемый свержением скал. Когда Битва достигает известного напряжения, то Вождь отрывает части ауры и кидает на полчища врагов. … Самые большие Силы в Бою за спасение человечества.

 Община. 234. В мудрых сказаниях часто упоминается единоличная битва. Боец — он же разведчик, он же советчик, он же решитель, он же герой. Заметьте, это слово было почти изгнано из словаря старого мира. Герой становится неприемлемым в жизни маленьких сердец.

 Агни Йога. 179. Перед самой большой битвой будем делать распоряжения по обычному плану. Не следует, чтоб битвы нарушили течение жизни. Битва есть наше назначение. Нужно перенести ее в план каждого дня.

 Агни Йога. 290. …Значение современного героя поддерживается сознанием, что ему неоткуда ждать сотрудничества.

Когда он говорит: «Не могу покинуть поле битвы», он впитывает новые силы. Мы готовы дать поток, возобновляющий силы соответственно твердости решения не покидать битвы, но знаем, как трудно нести свет во тьме, ибо этот свет видим другим, но не несущему. Кроме того, спящие не выносят света.

 Агни Йога.  336. Никакое другое имя не принесет столько нападок, как Имя Майтрейи, ибо Оно связано с будущим. Но люди больше всего боятся и раздражаются о будущем.

Устремляясь к будущему, будьте готовы к битвам…

.Агни Йога.  587. Если скажу: «Все хорошо», — будет неправда. Если скажу: «Все худо», — будет неправда. Не лучше ли сказать: «Битва и победа»? Но как Мне научить радости битвы?

Беспредельность. 40. Препятствия, рождающие слабость духа, будут порождениями неуспешности. Препятствия, зовущие весь огонь духа к битве, действуют как творческое начало. Мудрость древняя говорит: «Призови срок битвы, не уклонись от препятствия». Там, где уклончивость, там не спасение, но лишь задержка. Неубоявшийся стать соучастником вечного, беспредельного движения, истинно, может принять образ воина. Готовность и срочность ритма ринут его в сияние Космоса.

Заметьте, страх и колебание — запруды для духа.

 Беспредельность. 198. …Мы содрогаемся при многих построениях и многих битвах. Сколько ломают космических начинаний — беспредельно! Но беспределен мир, и идущая новая раса даст Космический Огонь в самых высших проявлениях.

 Беспредельность. 338. Когда происходит битва между Сатурном и Ураном, тогда устремленный Агни-Йог, насыщенный лучами Урана, чувствует все течения космического напряжения. Потому так чует Агни-Йог происходящую битву. Уран, входящий в правление, конечно, вызывает напряжение сил противных.

 Беспредельность. 562. Переустройство мира напрягает все силы темных. Каждая волна эволюции напрягает силы застойчивых намерений. Когда мир разделяется на силы светлые и темные, то как же не рождаться утвержденным возможностям? Творчество Космоса напряжено в битве. На всех планах идет битва. Потому самые близкие явления Нам, прежде всего, явлены как силы, напрягающие противодействия.

 Беспредельность. 587. Идущий с Братьями человечества не может погрузиться во мглу неизвестности. Идущий с Братьями человечества напрягается силою Космического Магнита. Идущие с Братьями человечества переходят границы неизвестным способом. Идущий с братьями человечества напрягается мужеством духа. Идущий с Братьями человечества несет в своем духе меч неуязвимый и в своей ауре — отражающую сеть…

 Беспредельность. 716. Наш принцип огня настолько напряжен, что творчество устремлено к Источнику Огня. И Матерь Мира направляет свои лучи в Наши сферы. Только Наши приближения дадут планете эволюцию и решат строительство, потому эволюционная битва решит Нашу победу; так каждый камень, принесенный врагом, даст ступень к победе. Так, истинно, Мы пользуемся каждым препятствием. Истинно, великое творчество. Тара Огня даст человечеству новую науку.

 Беспредельность. 905. Когда дух стремится записать в «Книгу Жизни» лучшую страницу, то явление принятия служения Общему Благу открывает ему все врата. Потому, когда мысль пламенного Агни-Йога насыщает пространство, то, конечно, дух творит с Космосом. Так устанавливается высшая согласованность, потому в этой битве Наши враги так боятся высшей согласованности. Но тем мощнее Наша победа.

 Иерархия. 109. Не мудро не оценивать силы противника, особенно, когда любимая ими кали-юга кончается. Конечно, это решительная битва, и нужно заботиться, чтобы наваждение и обольщение не коснулись слабых. Уже давно сказано, где находится главная ложа темных.

 Иерархия. 134. Космический Магнит привлекает все смещаемые энергии к новому центру; таким образом, все отживающие энергии смещаются, уступая место новым. Потому при перемене сил все двойственные силы теряются в космическом процессе. Только Свет и тьма являются противоположением и напрягаются в космической битве, потому устремление нужно четко насыщать огнем привлечения и всем импульсом искать Света против черной ложи. Нужно оборониться преданностью, сознанием Иерархии и дерзать против тьмы всеми рычагами духа и сердца.

 Иерархия. 137. Знак самого сильного напряжения — лиловая звезда, ибо напряжение и нагнетение энергии и есть явление сотворения.

Не примите никто легкомысленно Мое предупреждение. Когда победа взвешена и определена, тогда не может быть извинений или случайностей. Помните — якорь один, Свет один! И когда протекает самая большая битва, тогда непростительно нарушать строй. Буду очень суров, ибо время не терпит и то уже были отложены некоторые успехи. Тягость лишь от самих себя. Основание берегите! Много огней введено в действие. Помните, лиловая звезда — высшая напряженность.

 Иерархия. 142. Часто слышите о битве, явленной силами тьмы. Теперь находитесь в середине ее. Поистине, Сами Иерархи приняли участие в битве, тем славнее будет победа. Но держите Руку Мою, как якорь. Не буду говорить о страшной опасности без причины. Потому не упустим мгновения, чтобы соединиться и, оставив прошлое, устремиться к будущему и держаться крепко в битве. Надо помнить, что велик почет сойтись с великанами зла! Знаю напряжение ваше, но примите его, как священное вознесение. Гоните все злое и темное. Призывайте Меня часто, когда угрожают явлению Света. Помните Иерархию!

 Иерархия. 148. Конечно, когда идет битва, то творчество сил напрягается и каждое преданное действие приносит сильное звено в заградительную цепь. Каждое явленное преданное сердце Иерархии служит пламенем для сокрушения врага. Потому только чистое устремление к Иерархии дает правильное решение, так Мы побеждаем. Конечно, когда битва напряжена, то столько желающих повредить, но план неуязвим и только явление полной стремительности к Иерархии даст победу.

 Иерархия. 261. Не будем понимать вихрь космический, как животные, которые чуют недоступное им и пытаются уйти в темноту нор. Но просветленное сознание не скрывает от себя битву и, приготовленное Учением, способно преломить любую злую стрелу о щит озарения. Даже слышен треск разрушенного неприятельского удара. Сожалеем получившего обратный удар, который по закону удесятеряется.

 Иерархия. 265. Для осознания Иерархии необходимо развитие широты понимания. Без широты не будет и глубины, и долготы. Лишь так войдет Иерархия в сознание и будет приложена в жизнь. Лишь так Иерархия преобразит понятие условности. Битва преобразится в нагнетение энергии. Клевета станет мегафоном. Утомление будет сменою труда. Любовь будет факелом Света. Дар станет умножением мощи. Упорность будет сокращением пути. Так преобразится каждое свойство в качество.

 Иерархия. 277. Часто несведущие люди думают, что напряжение Высших Миров меньше, чем у них, — «на небе, как и на земле», и напряжение высших сфер несравнимо с битвою земною. Можно представить, как проблемы увеличиваются в пространстве.

 Иерархия. 320. Какие же предприятия проходят в жизнь без больших напряжений? Ведь каждая творческая ступень является утверждением больших битв. Ведь каждая битва имеет свое назначение и каждый узор свое значение. Так идущие с Силами Света должны знать, что без напряженной битвы нет победы. Так когда утверждается ступень великой победы, ученики Света должны чуять всю неотступность духа и всю непоколебимость действий.

 Иерархия. 321.  Не хаотичное трепетание, но строй светлых воинств требуется для пронзания тьмы. И как благостен нагнетающий вихрь, который вовлекает нас в созидательный бой! Новые помыслы могут осуществиться в этом бою, но надо знать направление удара и это Мы указуем!

 Иерархия. 354. Некоторые люди не выносят Наше частое упоминание о битве. Пусть будет для них не битва, но открытие Врат. Явление открытия тоже требует энергии. Но для вас, без лицемерных смягчений, можно сказать, что битва Света против тьмы идет непрестанно. Много воинов помогают в этой битве, иначе мы снова ввергаемся в хаос. Часто участники битвы спрашивают: почему они в физическом теле не помнят подвигов своего тонкого естества? Но было бы преступно с Нашей стороны допустить это сознание. Ведь сердце не выдержало бы сознания этой гигантской битвы. Лишь особо пламенное сердце удерживает в сознании черные снаряды. Сердце останавливается от сознания или от склероза. Но космическая битва может поразить самое крепкое сердце.

Так напомним о битве, когда столкновение опять принимает огромные размеры. Огонь подземный с трудом уравновешивается и слои магнитных токов перекрещиваются. Но не будем отрицать, что эта пертурбация несет обновленные возможности.

 Сердце. 24. У Нас большая битва. Не нужно устрашаться, когда настает час, возвещенный давно. Не нужно думать, что несчастье подкрадывается, когда у Нас видят битву за Свет. Не нужно забывать, что преследование есть лучший успех. Звучать может лишь натянутая струна.

 Сердце. 42. Велика, узка и напряженна борьба. Мы знаем, как напряжение одних ведет к усилению других. Когда советую беречь энергию, значит, силы собраны для битвы. По всему миру разлит пожар. Сравнительно с настоящим, бывшая война — ничто. Сберечь энергию будет лишь знаком пригодности к действию. Такая бережность во всем нужна, когда Мы сами приступили с мерами, небывалыми в теперешней расе, но невозможно оставить мир в разложении. Считайте время крайне серьезным. Так устремляйтесь ко Мне!

 Сердце. 53. Неопытный духовный воин иногда недоумевает: «Почему так сильна битва, ведь целы руки и ноги мои?» Точно напряжение битвы лишь в поломке костей! Но часто обычные участники земного боя не ощущают напряжения его, только вождь осознает происходящее.

 Сердце. 121. Когда зову устремляться ко Мне, значит, посреди битвы возник опасный момент и нужно объединение сердец. Невозможно представить себе полную победу в Беспредельности, но зато так же точно невозможно и поражение. Часто врач переносит боль в другое место, чтобы убедить в относительности ее. Но сотрудничество не нуждается в таком примере. Когда позваны строители большего плана, не может быть относительности. Когда опасен час, болит сердце. Можем думать о разных причинах, но основа тоски и тревоги одна, именно суровая часть битвы. Было бы невозможно представить битву, как продвижение без препятствий. Так Мы на страже и зовем сотрудников стать плотно.

 Сердце. 144. Не следует думать, что указанная битва слишком продолжительна, но даже физические сражения продолжались месяцами и годами, потому и наивысшая битва не может разрешиться немедленно. Где же та молния, которая может мгновенно пронзить зло? Но если собрать подобную молнию и немудро обрушить ее, то, прежде всего, пострадает вся планета. Лишь несведущие могут допустить нарушение основного закона.

 Сердце. 146. Нужно помнить, что при духовной битве могут быть необычные вибрации и, конечно, нельзя ожидать стройности их.

Можете спросить, что Мне нужно сейчас от вас? Нужна преданность, такая преданность, чтобы она очистилась от всех придатков. Когда трепещет пространство, нужно очищать чувства наши, как с острия стрелы снять пушинку. У Нас битва развивается — утверждайтесь и оставьте все мешающее!

Как можем помочь в делах, когда идет битва? Прежде всего, можно создать новые обстоятельства, потому зоркость и зоркость!

 Сердце. 176. Армагеддон уже начался — конец тридцать первого года открыл Великую Битву, о чем не скрывал от вас, потому не может быть сейчас окончания сражения до победного решения. Конечно, все ощущения битвы отражаются на сердце, когда пылающая Пентаграмма должна быть воздвигнута, как щит. Не нужно удивляться, как нагромождаются события, ибо битва земная следует за небесной. Много сказано о Воинстве Небесном, об Архистратиге Михаиле, о явлении Водителя утвержденного и о всех смятениях. Потому говорю: осторожность!

 Сердце. 179. Кто же поможет в дни Битвы? Тот, кто после терпения принял доспех мужества. Сами знаете, какое мужество нужно, чтобы пройти ходами опасными. Можно предложить путь опасный или безопасный, но сердце пламенное изберет первый.

 Сердце. 180. Еще не сказано о начале Великой Битвы, как уже кто-то чувствует себя усталым. Что же скажет, когда увидит бесчисленных воинов вражеских? Каждая юга имеет значительное время, как срок подготовительный, но могут быть ускорения, которые должны необычно нагнетать все силы. Великую решающую Битву нельзя понимать, как только войну. Явление Битвы той гораздо глубже. Она протечет по всему Тонкому и земному мирам. Она выразится не только в сражениях, но и в небывалых столкновениях народных. Границы между сражающимися будут так же извилисты, как между добром и злом. Многие решительные битвы окажутся непостижимыми для глаза земного. Устрашающие столкновения Тонкого Мира на земном пути выразятся катастрофами. Также мужество земное отразится на Мирах Тонком и Огненном. Великая Битва будет первым звеном соединения миров.

Так можно ожидать скорых действий по всем направлениям. Сотрудничество в этой Битве имеет громадное значение. Уже теперь звезда пылающего сердца приносит помощь большую. Если эта помощь не всегда зрима, то можно привести пример, как писатель, оказывающий громадное влияние, все-таки не знает читателей своих. То же самое при сотрудничестве в двух мирах. Нужно быть очень напряженным в дни Битвы. Конечно, она не исключает всех прочих работ каждого дня, но нужно при каждой работе мысленно помнить о послании ее на пользу Света. Также при каждой вражеской стреле нужно сознавать, что принят этот удар во имя Великой Битвы.

Сердце. 184. Явление прошлых походов человечества ничто в сравнении с Шествием Майтрейи. Утверждаю, что Великая Битва есть обновление Земли. Нужно понять грядущее не как сражение, но как подвиг. Можно ожидать не только боев, как принято в обычном значении, но как перестроение жизни. Могут быть разные периоды, но в них можно чуять усиление темпа жизни. Вы уже чуете это ускорение ритма. Каждый может ощущать его в соответствии со своим нервным состоянием, но непременно будет ощущать новую космическую конденсацию. Можно чуять прямое обострение лучей; можно чуять тревогу или устремление вдаль. Все эти подробности будут указывать на тот же самый новый ускоренный ритм. Можно понять, как нагнетение энергий кладет новую ступень планеты. Не следует изумляться прорыву Хаоса, ибо огромно поле Битвы. Не забудем замечать даже малейшие явления. Столько разнообразия в столкновениях основных сил мира!

 Сердце. 197. Не чудно ли, что в дни Великой Битвы мы еще можем говорить о воображении; не воображение, но уже столкновение полчищ! Так перевернулась еще одна страница. Приказываю великую осторожность, великую бережность, ибо время великое, также и Мы собираемся в Башне, чтобы противостать всем злым. Так можете быть готовы к Великим Битвам, ибо лишь ничтожные к Битве не призваны.

 Сердце.  248. Каждый день несет новые решения. Худо думать от дня сегодняшнего, можно так остаться при прошлом. Все битвы, построенные на сегодня, будут проиграны завтра. Знамя покажет путь вихря!

 Сердце.  360. Когда говорю о сердце, можно понять, почему перед битвою Мы говорили об Иерархии, но во время битвы утверждаем сердце. Истинно, лишь сердцем победим.

 Сердце.  380. Конечно, сражение бывшее несравнимо с битвою на завтра. Нельзя думать, что Армагеддон есть суматоха на кухне. Нет, действуют самые большие орудия и введена самая быстрая конница. Если сравним с бывшей войной, то можно сравнить как бы Европу с целым миром. Привожу это сравнение, чтобы никто не думал, что текущее время обычно и легко. Нужно собрать всю непоколебимость сердца, чтобы идти в рядах Ригдена. У вас изображение этой битвы. Так можно не забыть, какие дни проходим.

Нет сейчас человека, который бы не нуждался в мужестве. Лишь крайнее безумие шепчет, что все само собою станет на место. Не может быть этого! Ибо темные сдвинули основания, не умея управить ими. Так нужно идти во всем нераздельно. Нужно понять, что духовное напряжение этих дней уже не в мерах Тонкого Мира, но уже близко Огненному. Учитель напоминает, что не ужас, но величие должно наполнять сердца воинов Армагеддона.

 Мир Огненный III. 176. Напрасно люди думают, что Силы Света переносят легко ту борьбу с силами тьмы. Если силы тьмы получают ожоги от прикосновения Сил Света, то нужно понять, как тяжко прикасание к темным сферам. Битвы надземная и земная опаляют темных, очищая пространство. Но, именно, прикасание к темным сферам дает свои напряжения и боли. Как на высшем плане, так и на земном, рыцари духа чувствуют боль от прикосновения темных снарядов. Сеть защитная, конечно, заграждает от поражения, ибо Свет поражает тьму, но рефлексы и удары по ауре и заградительной сети являют свои ощущения, потому нужно тонко прислушиваться к утверждениям битв Света с тьмою. Познавшие эту огненную битву знают все проявления пространственных напряжений. Познавшие огненную боль в сердце знают Наши напряжения.

 Мир Огненный III. 242. На Космических Весах взвешиваются судьбы стран. Идущие с Космическим Магнитом предстанут перед Светом Будущего, но идущие против всех светлых начинаний познают всю тяжесть кармы. Ведь битва Света и тьмы насыщает все пространство. Сколько явлений взвешивается на Космических Весах! Каждый час приносит новую космическую волну, и на Космических Весах ежечасно утверждаются новые колебания.  

 Мир Огненный III. 350. Планета совершает круг, который приводит все к завершению. Приходит время, когда каждое начало должно выявить весь свой потенциал. Эти круги рассматриваются в истории как падение или расцвет. Но нужно принять эти ритмы именно как торжество Света или тьмы. Настало время, когда планета приближается к такому кругу завершения, и лишь самое насыщенное напряжение потенциала даст победу. Круг завершения пробуждает все энергии, ибо в окончательной битве будут принимать участие все Силы Света и тьмы, от самого Высшего до отбросов. Чуткие духи знают, почему проявляется столько Высшего наряду с преступным и косным. В бою перед кругом завершения будут состязания всех пространственных, земных и надземных сил. На пути к Миру Огненному сотрудники должны помнить Веление Космоса.

 Мир Огненный III. 377. Битва Космическая, которая напрягает пространство, захватывает весь Космос. В этой Битве решатся многие задания, которые дадут поворот в истории и утвердят новые принципы. Каждая энергия трансмутируется этими огненными битвами. Повороты будут крутые, но бесстрашное сознание знает радость духа. Ибо лишь дерзание может обратить дух к новому будущему. Лишь знание этой Космической Битвы откроет понимание происходящего, ибо карма нагнетает все события. Огненное бесстрашие откроет завесу завтрашнего дня и утвердит причину, напрягающую пространство. Потому искание причины откроет следствие. Так Мир Огненный утвердится доступным человечеству. Так обратимся сердцем к Миру Огненному.

 Мир Огненный III. 394. Чуять напряжение Мира есть качество огненного сознания. Скрытые язвы Мира дают себя чувствовать сердцу огненному. Те вибрации, которые насыщают пространство, остаются незамеченными теми сознаниями, которые попали в тупик мировых движений. Лишь сердце, принимающее сознательно эти язвы, может, истинно, назваться сотрудником Космического Магнита. Сознание, обособленное от Битвы Космической, не приблизится к Миру Огненному, ибо это основное распознавание необходимо, когда Мир трепещет в битве Сил Света с тьмою.

 Мир Огненный III. 456. Иерархическая связь есть одно из проявлений Мира Огненного. Именно, могут понять значение такой связи лишь сердца огненные, лишь они ощутят паутину связи, которая держит порядок мира. Хаос не устает покушаться на эти связи. Кроме распущенного хаоса, и силы зла пробуют вторгаться и порывать нити. Следует принимать такие битвы как неизбежность. Только понимание битвы может дать истинное мужество. Победа, когда знают, что именно должно быть спасено. Но связь Иерархическая уже есть самая великая победа. Нужно не только подчиниться этой связи, нужно полюбить ее, как Щит единственный.

 Мир Огненный III. 574. «Битва Огненная» — такое выражение можно найти во многих верованиях. Правильно такое выражение — любовь, мужество, самоотверженность, преданность, все лучшие качества сопряжены с Огнем. С другой стороны, гнев, раздражение, злоба, злорадство, зависть и невежество тоже вызывают Огонь, хотя и алый, и темный, но все же Огонь. Так битва добра и зла будет битвой огней. Можно видеть при таком столкновении, насколько разнообразны огни, порожденные чувствами и страстями. Пусть примут деление на чувства и страсти. Многие никак не представляют себе разницу, но цвет огней может легче показать каждое порождение.

 АУМ. 11. Могу радоваться, когда вижу воинов бодрыми. Путей много, и преследователи не угонятся. Кроме того, каждая битва с тьмою есть действие достойное. Каждое рассеяние тьмы есть долг человека. Герой вызывает трубным звуком дракона, чтобы поразить его. Пока змей под землею, не будут у очага спокойны люди. Каждое истребление скверны уже будет строительством будущего.

Не может смущаться герой.

 АУМ. 130. Если кто-то отметит хотя бы внешние события этого года, он получит самую замечательную запись движения мировых битв. Конечно, это будет лишь собиранием внешних знаков, но и такая таблица будет историческим документом высшего значения. Конечно, внешние знаки будут лишь искрами внутренних движений, но такие устрашающие потрясения не ужаснут только самых посвященных.

Можно также наблюдать связь некоторых лиц с мировыми событиями. Никто не поймет, как олицетворяется мировое движение лицами.

Курукшетра — здесь, на Земле. Армагеддон представлен земным полем. Древние священные битвы Вавилона тоже имеют земные наименования. Самое духовное на Земле названо.

Так будем познавать неделимость Миров. Когда люди построят жизнь на величии Неделимости, они преобразят все Бытие.

 АУМ. 312. Именно ужасное время, но большинство людей не чувствует причин происходящего. Можно всеми трубами прозвучать: «Армагеддон!» Но люди только спросят — сколько стоит фунт Армагеддона.

Никогда не было такого смешения ничтожного с великим. Можно бы надеяться, что люди, если не понимают, то, по крайней мере, не мешали бы в Битве. Но они мешают, и самые прямые пути делаются извилистыми.

 АУМ. 439. Безобразная мысль не породит прекрасного действия. Когда говорю о красоте, прежде всего, имею в виду красоту мысли. Мысль имеет форму, значит, красота мысли должна быть понимаема во всех отношениях. Человек не должен мыслить безобразно ради Космоса.

Вы знаете, что и в Тонком Мире происходят нагромождения безобразия. Битва в Тонком Мире являет и подвиг, и отвратительные действия. Ужасны условия Тонкого Мира, когда пространство отравляется черными снарядами. Если земные взрывы потрясают твердь, то насколько разрушительнее действия тонких энергий! О таком соотношении земного с Тонким Миром мало мыслят; если сказать земным языком — последствия тончайших энергий во много тысяч раз превосходят земные воздействия. Они, конечно, отражаются на земных ощущениях, но многие объясняют их только дурной погодой. В лучшем случае их приписывают солнечным пятнам или затмению. Но дальше этого человечество не отваживается помыслить.

 АУМ. 459. Битва настолько велика, что нельзя уделить времени на обычные занятия. Мы на дозоре, но люди не понимают чрезвычайных обстоятельств. Даже слышавшие о битве все-таки думают, что ничего особенного не происходит.

АУМ. 512. Нужно чуять, насколько напряжение велико. Нужно признать, что не было такого времени. Не может быть обычных мыслей в необычное время. Усвоить это уже будет приближением к первому ряду битвы. Явление напряжения уже велико и не меньше будущего. Также нужно хранить сознание Победы, как щит крепкий. Нужно наполнять пространство мыслями победными, ибо в них озон и охрана.

 АУМ. 168. Как на струнах ключ всей пьесы задается одним аккордом, так же и в пространстве каждая струна имеет значение. На поле битвы звук трубы решает судьбу целого войска. Никто не скажет: «Не следует прислушиваться к далеким сигналам». На Земле много труб звучит.

 Братство. 217. Скажут: невозможен покой в дни великого смущения. Ответьте: не будем толковать о словах. Покой так же, как нирвана, есть кипение не выкипающее. Но если кому-то не по силам такое понятие, то пусть он озаботится о ясности мысли. Пусть он признает, что даже в час Армагеддона нужно иметь ясное сознание. Если в земных битвах мы будем терять ясность мысли, то как же удержим ее при переходе в Мир Тонкий? Каждое земное столкновение есть лишь пробный камень нашего сознания. Даже при негодовании следует не допускать отемнения мышления. Люди опытные знают, что пространственные токи сильнее любых людских сражений, но и при таких мощных натисках следует ясно хранить цель существования.

Пусть не жалуются маловеры, что покой их потревожен. Они подменят значение лучших слов и падут в безмыслие. Что же может быть хуже                           

Братство. 490. Ритм битвы не есть желание убийства. Утверждаю, что силы проявленные не сражаются, но обороняются от хаоса. Так нелегко многим понять, что битва постоянна, но лишь меняется ритм ее. Робкие трепещут при одном упоминании о битве и спрашивают, когда же она кончится. Но они совершенно поникнут, если сказать, что кончится битва с концом хаоса. Не страшно ли это для кого? Но страх непригоден на пути к Братству.

 Братство. 542. Зовем к спокойствию и в то же время постоянно говорим о битве. Следует понять эту борьбу как трудовое накопление сил. Невозможно напрягать энергию без труда, но каждый труд есть борьба с хаосом. Так знание смысла борьбы даст и спокойствие.

Нет противоречия, которое не подлежит осознанию.

 Надземное. 14. Урусвати, можешь ли назвать хотя бы одну Сестру Братства, хотя бы одного Брата, кто не подвергался мучениям и гонениям в земной жизни? Поистине, нельзя назвать таких. Каждый подвиг связан с гонениями. Поединок с тьмою неизбежен, и волны хаоса должны захлестывать смелого борца. Но и такие пробные камни только свидетельствуют о непобедимости духа. Были и сожженные, были распятые, были обезглавленные, были удушенные, были зверьми убитые, явлены проданные в рабство и отравленные, и заключенные в темницы, словом, все муки претерпели, чтобы испытать свою крепость.

Нельзя думать, что расширенное сознание дается без битвы. Каждый, желающий сослужить с Нами, знает, что и ему придется выдержать натиск тьмы. На словах все к тому готовы, но на деле каждый или почти каждый желает по возможности уклониться. Не подумает он, что каждый такой уклон есть лишь удлинение пути.

…Много ждущих. Пусть они, прежде всего, услышат о трудностях пути. Пусть они ясно представят себе битву с тьмою. Пусть не мечтают избежать ее. Путь к радости не может быть легок.

Радость будет. О радости скажем, но теперь предстанем во всем доспехе духа.

 Надземное. 41. Мы подтверждаем, что в Тонком Мире происходит битва гораздо сильнейшая, нежели на Земле. Поистине и на Земле отзвучит многое от Битвы пространственной. Часто Земля пытается предупредить людей о грозной опасности, но тщетно. Один Наш Брат говорил: «Скажем еще раз людям, но тяжко говорить глухим». Так предупреждение будет словом справедливости и сострадания.

 Надземное. 45. Нужно вдуматься, какую постоянную Битву ведем Мы против темных сил. Люди не думают, что они окружены опытными разрушителями. Никто не твердит о том, что нужно обратиться к Твердыне Добра. Мы получаем сведения, что составляется заговор против созидательства. Мы спешим предупредить, но сами знаете, насколько слушают Нас. Значит, опять тактика адверза должна быть применена.

Мы радуемся каждому пониманию Истины.

 Надземное. 54. Весьма справедливо удивление, что жители Тонкого Мира не говорят о пространственной Битве. Высшие щадят Землю. Низшие не знают о Битве. Также и на Земле, хотя несколько войн происходят, но некоторые обитатели о них не знают или же называют их иными именами. Также и в Тонком Мире происходят смятения и разрушения, но низшие массы не понимают причин. Низшие слои многочисленнее высших. Кроме того, на «Блаженные Поля», о которых вы знаете, смятения не доходят. Потому подвижники не остаются там, стремясь к деятельности Служения.

Именно на Небе, как и на Земле.

Надземное. 55. Урусвати умеет принести радость. Такое качество заключается в дисциплине воли. Не в вещах, но в убежденности растет сознание радости. Не может быть такого состояния, которое не может обратиться в радость. Когда Мы твердим о радости, Мы призываем ее, как великую реальность. Нельзя представить себе Нашу Обитель без радости. Самые напряженные битвы насыщены радостью, без нее не будет действия. Но уяснить себе значение и ценность радости будет решением большой физиологической основы.

 Надземное. 61. Урусвати не уклонится и не убоится быть с Нами во время битвы. Многие устрашатся от одного упоминания о битве. Другие придут в смятение при долгих сроках боя. Наконец, третьи впадут в окончательный ужас, когда узнают, что битва бесконечна. Люди любят при беспредельности иметь конечность.

Можно улыбаться, видя ужас людей, мнящих себя знатоками оккультизма. Легко писать трактаты, но бледнеть при слове о борьбе. Так далеки от деятельности многие, кто так важно и напыщенно говорит о своем посвящении. Как призвать их, чтобы они полюбили битву за Добро! Нет слов, которые превратили бы труса в храбреца. Только опасность может толкнуть устремиться к действию. Именно трус должен встретиться с опасностью. Люди часто умоляют уберечь их от опасности, но для их роста необходимы опасности.

Также бесконечность битвы может смущать некоторых невежественных людей. Невозможно говорить о беспредельности битвы неподготовленным. Пусть они лучше остаются при понятии той победы, которую они вмещают. Конечно, при такой победе над ними будет висеть и призрак поражения. При битве в Беспредельности Мы не знаем поражения.

Не будем умалять темных иерофантов, они не малые противники. Средства их изощрены, и они знают о Беспредельности. Но Мы знаем и нечто поверх их знания. Они понимают, что нечто им недоступно. Сильна злоба их на такую ограниченность, но таков закон. Удивительно следить, какими низменными средствами они привлекают людей! Значит, нужно основываться не на земных эфемеридах, но на ценностях неизменных.

Могут Нас спросить — изнемогаем ли в битве? Такое выражение неприложимо, вернее спросить о степени напряжения — она велика. Если сестра Урусвати слышала падение капель пота Нашего, то можно представить напряжение всех энергий! Если волосы стоят в вихре электрическом, то можно представить Наше напряжение! Мы не скрываем, что битва дает мгновения величайшего напряжения. Если кто боится, тот может не приближаться к битве за Добро. Если кто боится суда человеческого, тот пусть и не мыслит о нравственности. Если кто трепещет за свою земную жизнь, пусть идет догнивать во тьме. Можно замечать, что трус скорее погибает, нежели храбрец. Можно убеждаться, что боящийся смерти ее призывает. Так во всех проявлениях можно видеть, что полезно развить сознание Добра. Не будем останавливаться на эпидемиях страха, ибо когда говорим о Братстве, не может иметь место страх.

 Надземное. 161. Урусвати знает, как нередко Великий Путник был тревожим силами тьмы. Даже в Писании было отмечено такое утеснение. Можно спросить — каким образом могли запечатлеться в Писании случаи, которые происходили без свидетелей? Сам Великий Путник должен был поведать об этом — так и было. Учитель не скрывал борьбы, происшедшей около Него. На собственном примере Он приготовлял учеников к постоянной битве. Он говорил: «Каждый человек беспрестанно находится в трех битвах. Человек может воображать себя в полном покое, но на самом деле он будет принимать участие в трех битвах одновременно».

Первая будет между свободной волей и кармой. Ничто не может освободить человека от участия в столкновениях этих начал.

Вторая битва бушует вокруг человека между развоплощенными сущностями добра и зла. Так человек становится добычею одних или других. Невозможно представить себе ярость темных, пытающихся овладеть человеком.

Третья битва шумит в бесконечности в пространстве между тонкими энергиями и волнами хаоса. Невозможно человеческому воображению охватить такие битвы в Беспредельности. Ум человеческий понимает земные столкновения, но не может он, глядя в голубое небо, представить, что там бушуют мощные силы и вихри. Только овладев чувствами земными, может человек помыслить о Невидимых Мирах. Нужно привыкать к таким мыслям. Только они сделают человека сознательным участником Сил Беспредельных.

 Надземное. 271. Урусвати знает свойство происходящего Армагеддона. И прежде происходили подобные сражения, но в чем же заключается особенность происходящей битвы? Не только в том, что приняли участие Силы сильнейшие, но в том, что вовлечены множества, как никогда! Планета вся сражается, каждый по-своему, но напряжение небывалое.

Теперь представим себе, насколько каждый вовлеченный в битву имеет связь с Тонким Миром. Невидимые полчища гораздо многочисленнее земных. Но и тонкие воины имеют связь с высшими сферами, потому происходящий Армагеддон уже есть явление надземное. Нужно усвоить такие свойства и размеры, чтобы понять все значение сражения. Тогда можно постепенно себе уяснить и земные деления.

Но и без понимания основных размеров можно подумать, что мир порядочно обезумел. Невозможно логикой понять столкновения разных народов, которые не могут дать удовлетворения. Но в основании лежит совсем иное, люди служат попыткам разрушить планету. Наверху, как внизу, у Нас ужасаются видеть, как вовлекаются все слои Тонкого Мира, которые, в свою очередь, тучами подавляют земные планы.

Середина этого месяца очень значительна для расширения надземной битвы. Не будем думать, что надземная битва нас не касается, наоборот, она отражается на всем земном пространстве. Она захватывает не только самих воителей, но и всех жителей. Она вносит не только болезни, но отравляет мышление, и это самое пагубное. Понятно, что чуткие организмы стремятся к передвижению. Лучше оказаться в самой битве, нежели получать дождь осколков и отравленных стрел. Очень утверждаю, как сгущаются события.

Мыслитель давно указывал, что наступит время, когда все живущее придет в смятение.

 Надземное. 377. Урусвати знает о битве в Тонком Мире. Там, где все создается мыслью, там и разрушается мыслью. Можно представить себе происходящие столкновения, когда ярость состязается с мужеством справедливости. В разных слоях происходит битва, и качество ее различно по качеству слоев. Слой, ближайший к Земле, особенно яростен. Туда принесены неизжитые страсти, и все земные заблуждения еще живут, и носители их не убедились в ничтожестве своих увлечений.

Многие земные повелители собраны там, и каждый полон убеждения, что лишь насилие есть венец земной. Там не познали еще, что их неистовые желания лишь возмущают земную атмосферу. Наоборот, эти не знающие гармонии готовы потрясать не только Землю, но и Небеса. Они не знают покоя и в бешенстве почерпают силу. Не нужно удивляться, что такие битвы существуют. Многие из безумцев погибают, но другие держатся своею кармою. Ведь самая тяжкая карма требует существования, ибо иначе закон кармы не будет выполнен.

 Надземное. 475. Урусвати знает, что иногда даже крупнейшие деятели кончали слабоумием. Можно тому указать исторические примеры. Люди совершенно не могут понять, что ум великий может как-то испариться. Врачи приписывают такое явление некоторым болезням или переутомлению под давлением необычных работ, но, как всегда, при этом забывают главную причину.

Деятель, особо выдающийся, подвергается неимоверным нападениям. Не следует думать, что такие бесчисленные злобные стрелы не приносят вреда. Они не только наносят психические ранения, но, пересекая ауру, они производят несносные вибрации. При защитных ударах происходит ярая битва, но центр ее остается как бы в смерче.

Советуем при таких нападениях, по возможности, менять местожительство. Может показаться невероятным, но вражеские посылки не могут скоро овладеть новым местом. Так и в исторических примерах многое бы изменилось, если бы деятели спешили переменить местонахождение. Но нелегко переменить место и покинуть битву за благо. Никто не согласится как бы отступить и предоставить врагу торжествовать. Никто из окружающих не поймет мудрость решения и обвинит в трусости. Так Аполлоний Тианский не раз был обвиняем в предательстве и изменчивости, когда он чувствовал необходимость запастись новыми силами в дальних странах.

Мыслитель говорил: «Великий отец народа Перикл был расстрелян ядовитыми стрелами. Он не прикрылся щитом, хотя щит есть необходимая часть вооружения».

 Надземное. 512. Урусвати знает, что надземные взрывы превышают все земные. Никто их не слышит земным ухом, но лишь открытое слышание может почувствовать все напряжение, создаваемое ими.

Многие полагают, что лица, держащие земную власть, особенно должны чуять и надземную битву, но не так бывает в действительности. Земные предержатели обычно весьма далеки от надземных приобщений, но существуют иные посланные, которые несут ношу мира сего. Они гораздо больше могут быть названы главами земными, ибо они выдерживают высокое тяготение земное.

Люди не знают, на каких колоннах и на каких пружинах зиждется равновесие. Но разрушители чуют, откуда идет психическая энергия. Их снаряды летят около избранных. Люди не обращают внимания на такие сверхбитвы. Не существует еще аппарата, который подобно сейсмографу мог бы отмечать надземные напряжения.

 Надземное. 595.  ... Проверить доспех будет знаком готовности к битве. Символ битвы постоянно указывается в самых древних Учениях. Среди битвы произносятся слова мудрости. Не забудем, что соединение мудрости с мужеством будет крепким залогом удачи.

Мы среди жизненных опытов знаем, почему борьба и устремления проходят, как поток жизни.

Мыслитель учил: «Посмотрите на волны потока, сложен их узор, но они стремятся вперед. Ничто не остановит их. Итак, пусть спешит и душа человека».

 

Надземное. 794. Урусвати знает, что самая беспредельная делимость не противоречит тяготению к основному Единству. Наука подтверждает это, но особенно ясно можно удостовериться в этом в области психической энергии.

Пусть люди не боятся делимости в жизни. Часто именно она способствует проявлению Единства. Люди не допускают, что темные силы могут бессознательно помогать Единству. Но такое противоположение может порождать особую мощную искру. Безразлично, темен или светел молот, выбивающий искру, но чем сильнее удар, тем искра мощнее и целительнее.

Особенно в дни Армагеддона можно наблюдать, как растет делимость, но также проявляется и Единство. Мир стремится к Единству Сотрудничества. Мир понимает, насколько неминуемо близится новое взаимопонимание. Мир яро сметает гнилые корни. Так каждое Учение должно прислушаться к шагам Нового Мира. Пусть на всем проявится зоркость, и люди поймут, что назрело среди битв и страданий.

Мыслитель говорил: «Рассмотрите покров Великого Единства».

 

ГРАНИ АГНИ ЙОГИ

 Грани А.Й. 1962. 226. Битва ужасна.

 Грани А.Й. 1964. 198. Направление главного удара в области военной стратегии имеет решающее значение для победы. Такое же направление имеется и в сфере битвы духовной. В каждый данный момент дух должен знать, где оно наиглавнейшее, куда направляются его усилия. Победа на главном направлении обеспечивает успехи на всех остальных. На главном направлении сосредоточиваются почти все силы духа, чтобы преодолеть очередное сопротивление противодействующих сил. Когда в точке удара тарана сосредоточивается вся его сила, действие его мощно. Можно уверенно действовать мыслью, сметающей на своем пути аритмичные, разрозненные, неосознанные, а потому часто слабые, попытки всех противодействующих мыслей, не забывая при этом и о темных супротивниках Света, сильных и вредных, пока не раскрыты они и не поставлены под прямой удар луча мысли. Для них попасть под луч мысли — значит получать ожоги, чего они очень не любят и избегают. Потому так тщательно и прячутся за чужими спинами, стараясь не себя, а именно их подставить под ответный удар. Неопытный воин наносит удар по этим прикрывающим, оставляя безнаказанными главных злоделателей. Бороться с теми, за спиною которых прячутся темные, равносильно борьбе с ветряными мельницами. Бесполезна и бесплодна такая борьба, ибо главный противник остается неуязвимым.

 Грани А.Й. 1965. 442. (Гуру). Воинов духа видеть хочу в тех, кто приближается к Свету. Вы слышали о воинствующей тьме. Но думали ли о воинствующем Свете, который противопоставляется ей в борьбе за утверждение Эры Майтрейи. Воинство Света собирается под знамена Владык не для спокоя и мира, но для того, чтобы тьму уничтожить и с планеты смести всех воинов тьмы, всех служителей темных, все зло, порожденное ими. Нам воины Света нужны. Ни умилением, ни восторженностью, ни песнопениями, ни молениями не достичь желанной победы. В битве за победу Света воинственность духа нужна. Приветствую воинов духа, в чьих сердцах горит священный огонь мужества.

 

Грани А.Й. 1965. 453. (Гуру). Напомню слова Владыки: «Тот, кто с Нами, имеет иногда час борьбы, но знает, что он всегда победитель». Потому и называетесь воинами, что сражение с адовыми полчищами неизбежно; но зато суждена и победа. Крепко, и плотно, и близко будем стоять в этой битве с тьмою. Нераздельная слитность сознания с Иерархией Света будет залогом победы. Радуемся, когда видим, что равновесие уже не нарушается. Ведь за всеми нарушителями его стоят темные твари. Борясь за удержание равновесия, боремся с тьмою и тьму побеждаем действиями и поступками, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к злоухищрениям лиходеев.

 Грани А.Й. 1966. 195. (Гуру). Переходное время на грани двух Юг характерно тем, что требуется целый ряд непрекращающихся и повторных усилий, чтобы удержать светильник в руках. Раньше было проще и легче. Одно могучее действие или подвиг насыщали дух энергиями Света на всю жизнь. Теперь обстоит все иначе. Набухание тьмы столь велико, что подвиг становится длительным и постоянным. Отрубленные головы чудища тут же вырастают снова, и снова и снова поднимается меч духа в этой непрекращающейся битве. Силы в этой борьбе можно почерпать только около Фокуса Иерархии Света. Нерушимость и несокрушимость духа, с одной стороны, и неиссякаемый Источник Иерархии Света, с другой, являются залогом победы.

 Грани А.Й. 1969. 333. (Июнь 27) «Все преходит», но все оставляет свой след или ряд неизбежных следствий. О прошлом можно забыть и никогда о нем не вспоминать, но следствия прошлого будут тянуться, создавая ряд новых причин. И только силою творческого воображения можно создавать совершенно другие причины, отличные от прежних и влекущие за собою иные следствия. Так погашается прежняя карма. Во вновь создаваемые причины вкладывается устремление, дающее им силу. Мы Творим новые причины, приносящие нужные Нам следствия. Ход следствий Мы Знаем заранее. Мы Можем проектировать следствия на тысячелетия вперед. И порою, когда Мы Предсказываем будущее, Мы просто Знаем следствия созданной сознательно Нами причины. Так Мы Творим будущее. Оно пластично в руках огненной воли. Мы Знаем течение светил и их будущее сочетание и Координируем Нашу творческую работу с энергиями Космического Магнита. Мы озабочены течением эволюции планеты и ее человечества. Забот и работы так много, и она так напряженна, что для личного нет времени. Одна из первейших Наших задач — это выбор сотрудников и учеников и руководство ими. Мы не Можем входить в непосредственное и тесное соприкосновение со множеством людей по многим причинам. Мы Действуем через сотрудников, учеников и посланников Наших. Вторая задача — это насыщение и цементирование пространства. Идеи управляют миром. Но эти идеи Посылаем в мир Мы. На стыке двух эпох новые идеи пронизывают толщу пространства и толщу невежества человечества. И эти идеи входят в сознания множеств, несмотря на сильное противодействие с их стороны. Идеи эти разделяют человечество на два лагеря — идущих за ними и противодействующих им. Дары эволюции — кооперация, движение женщин и психическая энергия — впервые упомянуты и провозглашены Нами. Те, кто следует за эволюцией, развивают эти идеи под разными углами зрения. Но назовут ли кооперацию мирным сосуществованием или сотрудничеством между народами, значения уже не имеет, если эта идея принята в той или иной форме. Образы этих идей борются в пространстве со своими антиподами и подавляют их силой пространственного огня, вложенного в них мощью творческого воображения Держателей Планеты. Великая битва идей происходит в пространстве, даже Светила принимают участие в ней, творя новое, великое будущее человечества. И Мы Принимаем прямое участие в этой работе, и Наши ученики и сотрудники принимают участие в ней, Нам помогая. Каждая мысль не о себе, но касающаяся эволюции и Общего Блага, служит огненным вкладом в пространство и обогащает ауру планеты.

 Грани А.Й. 1969. 626. (Дек. 11). Битва идет в обоих мирах. И, переходя в Тонкий Мир, следует помнить об этом и быть готовым и там к противостоянию тьме. Путь ученика — путь особый. Нет столь желанного людям покоя. Право на отдых имеет и ученик, когда исчерпаны силы. Но у некоторых их неисчерпаемый запас. Некоторые отказываются от Девачана сознательно, чтобы помогать Нам. Погружение в лично субъективное состояние, полное сладостных переживаний, не совместимо со сверхличным суровым трудом на Общее Благо. Также и пополнение знаний требует бодрствующего сознания. Служение добровольно во всех мирах. Особая трудность руководить заключается в том, чтобы не нарушать кармы и свободы воли. И поэтому очень важно, чтобы устремление ученика совпадало с волей Учителя в полной гармонии с нею и чтобы действия его были самоисходящими от него самого, без заявления со стороны Руководителя. В то же время требуется от ученика и ярое, волевое противодействие всем темным попыткам заставить его сойти с пути. Путь ученичества труден. Но рост духа не может уже ничто остановить. Потерпев неудачу в жизни обычной, темные расширяют усилия свои, перенося их частично в Тонкий Мир, и воздействуют во сне на астральное тело. Если приказ бодрствующего сознания непреклонен, ночные их попытки не удаются. Но укреплять сопротивляемость астрала все же необходимо, так как он беззащитен, если не охранен сознательно. В этом случае имеет особое значение все, что было принято и утверждено в сознании раньше. Все, что не очищено и не изжито, является магнитом притяжения для темных попыток. Зная слабые стороны своего характера и еще не изжитые свои недостатки, можно усилить сопротивляемость по этим направлениям бодрствованием духа и утверждением мысли перед отходом ко сну. Выстоять надо и в состоянии бодрствования, и во сне.

 Грани А.Й. 1970. 319. (Май 21). Оболочки замолкнуть должны, когда пропускается духовный разряд высшего напряжения. Буря и битва, или борьба, затем затишье и потом приоткрытие завесы. Момент долгожданного счастья. Оно столь далеко от плана земного, что согласовать с обыденностью невозможно. Можно желать, можно стремиться, но совместить с ним обычность нельзя. Потому путь духа будет путем необычности. Так, следование трафарету не будет тропой озаренных. И только немногие ею идут.

 Грани А.Й. 1970. 633. (М. А. Й.). Нельзя ожидать обычности в жизни, когда идет необычно сильный натиск тьмы. Мы напряжены в активном противодействии. Такую же сознательную активность видеть хотим и в сотрудниках наших. Все сильнее и сильнее битва принимает психический характер и переносится в область мыслей. Идет борьба за человеческие души и привлечение их к фокусам притяжения полюсов Света и тьмы. Великое разделение человечества приобретает глубоко драматические формы и становится все глубже и глубже. Скоро пропасть, разделяющая людей, будет настолько глубока и широка, что переходить от одного полюса к другому станет уже невозможным.

 Грани А.Й. 1970. 647. (Окт. 5). (Годовщина ухода М. А. Й. с физического плана). Среди духов, близко стоящих к Фокусу Единого Света, Она является одной из наиболее близких. Посланница Наша и Доверенная — миссия жизни Ее была велика. Выполнена была полностью задача, поставленная перед Нею. Но далеко не все, что прошло через Ее руки, увидело свет в виде печатных изданий. Многое знала, больше, чем кто-либо из почитающих себя знающими. Редчайший приемник Огня и передатчик Учения Жизни. Открытые центры — вообще явление, редкое среди людей. Но степень открытости Ее центров, их характер и напряжение не превзойдены никем из землян. Потому, по решению Нашему, именуется Она Матерью Агни Йоги. И то, что Нами Дано и прошло через приемник Ее сознания, на многие века будет служить духовною пищей человечеству. Глубины Учения Жизни настолько велики, что исчерпать их содержание при современном сознании людей невозможно. Потребуются долгие годы роста сознания и эволюции духа, чтобы понять те Истины, которые легли в основу Учения Живой Этики. Вся жизнь Ее была самоотверженным Служением Свету. Такое Служение Мы Называем Великим. Полагают, что раскрытие сокровенных способностей человека — ясновидения, яснослышания и всех прочих ясночувств — легко, радостно и просто, но не знают того, какой труд и сверхчеловеческое напряжение были явлены Ею, а сколько битв и сколько побед было на Ее пути, не думают о том, через какие боли и страдания надо было Ей пройти, отдавая себя на испытание пространственному Огню. Огненная смерть угрожала Великой Матери на высотах. Какая сила духа потребовалась на то, чтобы выдержать все. Забывают о том, что Ей пришлось жить среди людей, и с ними общаться, и открытыми центрами воспринимать ядовитое дыхание ветхого мира. Как часто болела Она от соприкосновения даже с близкими Ей сознаниями. Испитие Чаши яда земного для духов высоких является одним из труднейших испытаний. Теплоту Ее сердца и радость, которую Она давала людям, знают хорошо те, кто их ощутил на себе. За тысячи километров, пронзая пространство, огненные токи Ее сердца касались тех, к кому были устремлены. Поистине можно сказать, что среди землян представляла Она собою явление высочайшее. И те, кто духом близко с нею соприкасался, знают, что никого среди миллионов людей им не найти, кто был бы Ей равен по степени высоты духа и раскрытию его сокровеннейших сил и способностей. Любимая Дочерь Моя запечатлела Учение Наше, данное людям на долгие, долгие годы. И только в грядущих веках поймет человечество, что являла собою Великая Матерь Агни Йоги.

 Грани А.Й. 1970. 668. (Окт. 12). Тягостей не будет. Не будет их в Мире Надземном. Много и на Мне строили созидатели как на фундаменте Вечного Основания Жизни. Укротив ярость самости, можно строить. Мое все строится огненно. Ответьте на вопрос: можно ли сейчас оставить поле битвы, погрузившись в свое? Заботясь о неизбежно житейском, нужно не забывать о наинужнейшем и обо Мне. Мое все вокруг, но надо поднять голову кверху, ибо сверху виднее. Решается судьба планеты и каждого духа на ней. Итак, с кем? Со Мной или с собой? Что бы ни делали, быть можно и нужно со Мной.

 Грани А.Й. 1971. 40. (Янв. 17). Хочу привести вас к пониманию Космического Момента планеты. Хочу ясность внести в то, что должен делать каждый из вас. Поле битвы — вся планета. Враги — все сторонники старого мира, друзья — все, кто против него. Полюса — два. Полюс тьмы, полюс старого мира, во главе с теми, кто восстал против Света две тысячи лет тому назад. Полюс Света — Мир Новый, с ним Мы. Не смущайтесь ошибками и несовершенствами Нового Мира. Эволюционно он на верном пути, хотя «мука и не чиста у середины», но другой нет. Центр тьмы снимает забрало и выявляет себя. Без главы — обречены. Глава уничтожен, осталось то, что он породил, осталось тоже для уничтожения. Начался процесс самовыявления, разложения, самоуничтожения и самопожирания тьмы. Пойдет стремительно. Восстанут народы, разрывая цепи старого мира, победа за ними, ибо Мы с ними. И Вдохновляем их на эту борьбу и Ведем ее Мы с помощью всех тех, кто за Мир Новый.

 Грани А.Й. 1971. 42. (М. А. Й.). Благо тому, кто нас почитает живыми, нас, ушедших из мира земного. Крепок тогда наш союз. Иметь союзников в Мире Надземном — значит быть победителем в битве земной. Тьма тем и сильна, что корни ее — в Мире Тонком. Но Свет там сильнее ее, но это условие требует ярого осознания. Великие Силы Незримых Миров вовлечены в процесс строительства на Земле Нового Мира. Это союзники ваши в вашей борьбе за Свет под Знаменем Владык. Космична эта борьба. Армагеддон кончился победой и уничтожением Князя мира сего и его цитадели зла. И сейчас борьба идет уже за утверждение в плотном мире Новой Земли и Нового Неба. Стремительность событий усилится. Тьма выявляет себя для уничтожения окончательного. Благо всем, со Светом идущим.

 Грани А.Й. 1971. 116. (Гуру). Итак, с новой силою можно духом подняться против натиска неистовой тьмы. В мире сейчас столкновение полярностей достигает своего апогея. Темные сбрасывают маски. Открыто идут в наступление против Родины нашей. На кого поднимают они руку? Последняя битва закончится славной победой Родины над всеми врагами ее, хотя и богаты они, и сильны, и собрали все силы для того, чтобы сокрушить ее. Но коротки руки. Воинство Света и Иерархия Блага на стороне Новой Страны.

 

 

 

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.

В статье говорится о трагическом противоречие между богоподобием человека и его реальным существованием. Особой остроты эта проблема достигает в современном мире, который формирует экономического человека, ориентированного на деловой успех и материальное потребление. Перспективы преодоления кризиса в постиндустриальную эпоху представляются автору достаточно пессимистичными в связи с крайней неравномерностью развития мира.

 

Мухамеджанова Нурия Мансуровна,

д. культурологии, доцент.

                                                                Оренбургский государственный университет

 

Проблема кризиса западной культуры является одной из ведущих в мировой гуманитарной науке ХХ века, и на сегодняшний день существует не один десяток различных концепций, в которых так или иначе затрагивается эта проблема. О кризисе западноевропейской культуры писали как классики философской мысли (Ф. Ницше, О. Шпенглер, Г. Маркузе, А. Швейцер, Э. Фромм и др.), так и наши современники: А. П. Назаретян, Н. Н. Моисеев, А. С. Панарин и др. Наконец, все работы К. Маркса и Ф. Энгельса, представляющие системный анализ принципов функционирования и развития капиталистического общества, - это также всесторонняя критика западной культуры, в которой происходит отчуждение человека от собственной природы, общества и результатов своего труда.

Не ставя перед собой задачи последовательного и детального анализа всех существующих в философско-культурологической литературе концепций кризиса культуры (см. [4]), обратимся к основной идее, объединяющей эти концепции. На наш взгляд, общей для них является мысль о том, что современный кризис - это антропологический кризис, трагическая неудача в реализации того «высшего проекта», который был призван выявить богоподобие человека, по образу которого он и был создан. Именно об этом пишет в своих работах Т. Роззак: «То, чем являются человеческие существа и мир вокруг них - это отнюдь не то, чем им надлежит быть. Ибо есть проект, бывший до них, трансформация, которой они должны, приложив усилия, достичь, если суждено им подняться к высшему уровню бытия или, скорее, вернуться к этому уровню, ибо традиция представляет себе нашу судьбу как восстановление некоего изначального и утраченного совершенства» [7, с. 202]. С позиции мыслителя, именно в этом состоит трагизм существования человечества, вся история которого стала постепенным отклонением от этой задачи эволюции, превратившей уникальное, единственное в природе существо в «незавершенное животное».

 

Поэтому многочисленные духовные и психологические проблемы, возникающие в разных слоях современного общества, не столько результат лежащей в его основе социальной несправедливости, сколько чувство вины от нереализованности «великой человеческой нужды» - «жить содержательно, держать жизнь в своих собственных руках, ощущать и оценивать форму, форму нашего личного опыта», быть подлинным и свободным [Там же, с. 185]. Человек как существо, обремененное задачей самосовершенствования, как создание, ищущее смысла, ощущает вину за существование ниже своего подлинного уровня. В данном случае источником ощущения неудачи, вины, неудовлетворенности становится противоречие между трансцендентной сущностью, потенциальным богоподобием человека и его реальным существованием, препятствующим росту - противоречие, в наибольшей степени свойственное современному западному обществу.

Таким образом, современный кризис - это антропологический кризис, а значит, любой его аспект: политический, экологический, демографический и пр., - является частным проявлением кризиса человека. Так, причиной современных экологических проблем является не столько несовершенство техники, используемой человеком во взаимоотношениях с миром, сколько его потребительское отношение к миру. Кризис западной культуры носит системный характер, охватывая все сферы культуры, все ее формы и институты. Анализ духовного состояния западных обществ подтверждает справедливость высказываний П. Тиллиха, доказывающего, что все феномены современной культуры, которые призваны ослаблять экзистенциальную тревогу человека, напротив, только усиливают ее, поскольку ни один из них не обладает «правильным словом», которое могло бы противодействовать хаосу и было бы властно над бытием и культурой [8, с. 187].

Несмотря на разность трактовок глубинных истоков кризиса культуры, не вызывает сомнений тот факт, что наибольшей остроты противоречие между сущностью человека и его существованием достигает в капиталистическую эпоху. Как показал М. Вебер, духовным источником развития капитализма стала протестантская этика, которая возвела экономический интерес в высшую добродетель. Однако протестантизм, будучи основанием активной динамики западных обществ, стал и источником их духовных проблем.

Рационализация, начавшись в экономической деятельности, проникает во все сферы жизни, определяя поведение людей, подчиняя их чувства и отношения мелочной калькуляции прибылей и потерь: «Глубокое безразличие к ближнему, доходящее иногда до презрения, таково условие, благоприятствующее экономическому соперничеству и индивидуальному преуспеянию» [3, с. 257]. Рационализация означает отказ от всего иррационального - от наслаждения искусством, личных переживаний и страстей, семейных и дружественных связей, ориентации на вечные ценности и смыслы. В конечном счете, в приватную сферу вытесняется сама религия, оставив человека один на один со всей вселенной. С позиций С. Московичи, власть религии была разрушена не материализмом или философским атеизмом - одухотворение капитала и профанного бытия человека изолировало его от общества и научило полагаться только на прогнозируемые действия [Там же].

 

Результатом культурной трансформации Запада становится Homo economicus - рационально мыслящий человек, свободный от всяческих неформальных связей, ориентированный на экономический успех и материальное потребление - наиболее благоприятная среда для эффективного функционирования экономики капитализма. Таким образом, протестантизм как культурная мутация христианства становится фактором усиления кризисных процессов в западной культуре. «Вся капиталистическая система хозяйства есть детище пожирающей и истребляющей похоти. Она могла возникнуть лишь в обществе, которое окончательно отказалось от всякого христианского аскетизма, отвернулось от неба и исключительно отдалось земным удовлетворениям», - так характеризует Н. А. Бердяев современную ему эпоху, которая, по его мысли, аналогична эпохе гибели античного мира [1, с. 420].

В этих условиях определяющей характеристикой западного общества становится конфликт ценностных систем, поскольку, с одной стороны, это общество, официально провозгласившее гуманистические идеалы христианской морали, утверждающей ценности любви, духовного самосовершенствования, сострадания и осуждающей ложь, эгоизм, своекорыстие. С другой стороны, это общество, культура которого основана на принципе конкуренции, на ценностях делового успеха, материального процветания и власти. Противоречия между гуманистическими и индивидуалистическими ценностями, проявляющиеся как противоречивость требований общества к своим членам, является причиной духовных патологий личности, вынужденной выбирать между этими двумя, взаимоисключающими системами ценностей. Следствием конфликта ценностных систем становится разрушение норм, ослабление общественных связей, фрустрация экзистенциальных потребностей человека, которая ведет к постоянному воспроизводству тревоги, неудовлетворенности и страха. «Наша культура порождает огромную тревожность в людях, живущих в ней», - замечает К. Хорни [11, с. 46].

Следует также отметить, что мыслители XIX - начала XX в. писали главным образом о кризисе европейской культуры, обращая свою критику на ее ценности, образ жизни, тип личности и т.д. Но сегодня, когда в процесс модернизации включаются незападные общества, осваивающие капиталистический способ производства со всеми вытекающими из него последствиями, проблема кризиса цивилизации приобретает глобальный характер. Как известно, модернизация есть процесс формирования капитализма западного типа, и, несмотря на поэтичность и метафоричность формулировок ее целей в различных концепциях социального развития, конечной целью модернизации становится формирование «общества потребления», а эффективность социального развития той или иной страны оценивается, как правило, по экономическим критериям. И в этом смысле любая модернизация, независимо от ее типологической характеристики: органичная или неорганичная, вестернизация или модернизация на собственной культурной основе - усугубляет кризисные проблемы, характеризующие современный мир. Так, в качестве примера успешной модернизации сегодня называется, прежде всего, Китай. Однако если Китай занимает первое место в мире по темпам экономического роста, то он занимает и первое место в мире по загрязнению окружающей среды углекислым газом. Немало в нем и других проблем.

 

Поэтому альтернативой модернизации в условиях глобального кризиса культуры может быть только отказ от социального развития вообще. О такой возможности пишет В. Г. Федотова в своей книге «Хорошее общество». Однажды в студенческой аудитории во время дискуссии она заметила, что один студент из Гамбии спокойно улыбается. Тогда она спросила его: «А что Вы думаете о развитии своей страны, о модернизации?» Он ответил, продолжая улыбаться: «А мы вообще решили не развиваться». Что ж, в современную эпоху возможен и такой выбор, если при этом люди не чувствуют себя несчастными. Что же касается всего мира, то для него «важно сохранить какие-то уголки, не преобразованные демиургическими усилиями человека» [10, с. 210-211]. О том же пишет в одной из своих статей А. С. Панарин: «Традиционный человек жил на Земле в течение сотен тысяч лет. Он страдал от холода, голода и эпидемий, но он все же доказал свою способность на длительное историческое существование. Современный человек индустриальной эпохи имеет от роду менее двухсот лет. Но он успел породить столько проблем, что становится неясным, будет ли он существовать завтра» [6, с. 302].

Материальное благополучие и процветание западных обществ стало возможным только в условиях крайней неравномерности развития разных стран мира, поскольку общеизвестно, что, если все население мира достигнет западного уровня потребления, наша планета взорвется от экологической перегрузки. Эта печальная статистика лежит в основе концепции «золотого миллиарда», согласно которой ресурсы планеты могут обеспечить характерный для западных стран уровень потребления только для одного миллиарда жителей планеты.

 

О необратимых последствиях модернизации для всего человечества пишет и А. Тойнби: «Человечество не сможет достичь политического и духовного развития, следуя западным путем... Прежде всего, природные ресурсы не позволят человечеству сделать это... Экономический рост и территориальная экспансия в нарастающих масштабах и темпах могли бы продолжаться только за счет отсталости других стран и хищнического использования невосполнимых природных ресурсов» [9, с. 488]. Таким образом, процесс всемирной модернизации ограничен не только культурными традициями не западных обществ, но и иссякающими ресурсами планеты.

В ряде публикаций, посвященных данной проблеме, кризис рассматривается как механизм развития сложных самоорганизующихся систем, как точка бифуркации - крайне неустойчивого состояния системы, осуществляющей выбор дальнейшего пути развития. Именно в такие переходные эпохи человечество вырабатывало новые способы социального мышления и хозяйственной деятельности, позволяющие ему адаптироваться к новым условиям своей жизнедеятельности. Надежды современных ученых на преодоление кризиса культуры связаны, прежде всего, с формированием основ информационной цивилизации, которая характеризуется как «креативно-гуманистическая цивилизация, где на первое место выдвигается человек, его творческое начало, духовные ценности, различия в социокультурном облике» [12, с. 19]. Это эпоха, когда человек, наконец, сможет вернуться к своей уникальной сущности, стать подлинным и свободным.

Однако в условиях крайней неравномерности развития различных стран надежды на постиндустриальную трансформацию мира также представляются достаточно утопичными, поскольку принципиальное отличие индустриального от постиндустриального общества состоит в том, что первое могло преодолеть свое отставание за счет мобилизации внутренних ресурсов, как это было, в частности, в СССР; второе же может сформироваться лишь естественным образом, по мере развития составляющих его личностей. Ускоренными темпами оно создано быть не может, поскольку источником развития в данном обществе является свободное развитие личности, мотивируемой постматериальными ценностями - ценностями самореализации, самоактуализации, творчества (высшими ценностями, по А. Маслоу). Однако низкий уровень жизни в развивающихся странах не позволяет сформироваться в них системе постматериальных ценностей и социальным группам, для которых образование и творчество были бы насущной потребностью. В этих условиях задачей социального развития является значительное повышение уровня жизни населения (т.е. модернизация) и формирование отношения к образованию как к фундаментальной ценности. А следовательно, перспективы выхода человечества из ситуации глобального кризиса представляются весьма пессимистичными, поскольку, с одной стороны, ни одна страна не сможет самостоятельно достичь того уровня самоподдерживающегося развития, который достигнут сегодня странами европейской цивилизации; с другой - сама Европа вследствие того «миграционного бума», который захлестнул ее в начале XXI века, скорее движется в обратном направлении по отношению к тем задачам, которые выдвигает постиндустриальная эпоха.

 

Список источников:

  1. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: в 2-х т. М.: Искусство, 1994. Т. 1. 542 с.
  2. Иноземцев В. Л. Расколотая цивилизация. М.: Наука, 1999. 724 с.
  3. Московичи С. Машина, творящая богов. М.: Центр психологии и психотерапии, 1998. 560 с.
  4. Мухамеджанова Н. М. Духовный кризис личности как отражение кризиса культуры. Оренбург: Изд-во ООИПКРО, 2001. 146 с.
  5. Мухамеджанова Н. М. Роль демографического фактора в цивилизационной динамике // Вестник Оренбургского государственного университета. 2012. № 7. С. 107-112.
  6. Панарин А. С. Философия политики: учебное пособие. М.: Новая школа, 1996. 424 с.
  7. Роззак Т. Незавершенное животное. Форпост эпохи Водолея и эволюция сознания // Человек и общество: проблема человека на 18 Всемирном философском конгрессе. М.: РАН, 1992. Вып. 4. С. 175-208.
  8. Тиллих П. Что помогает ослабить чувство тревоги в нашей культуре? // Общественные науки и современность. 1992. № 6. С. 180-187.
  9. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1996. 608 с.
  10. Федотова В. Г. Хорошее общество. М.: Прогресс-Традиция, 2005. 544 с.
  11. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ. М.: Прогресс-Универс, 1993. 480 с.
  12. Яковец Ю. В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М.: Экономика, 2001. 346 с.

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2017. № 5(79) C. 114-116. ISSN 1997-292X

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.

Эта статья о роли и значении искусства, о том, что духовное должно преобладать над материальным, а внутреннее над внешним. Современное искусство отличают две тенденции. С одной стороны – потребность к синтезу, с другой -  попытка вывести из его сферы образ человека.

Стремление к синтезу сегодня пронизывает все сферы жизни. Устремление к целостности знания лежит в основе современной стратегии научных исследований. Тот же вектор определяет процессы в пространстве искусства. Общность тенденций – это знак времени. Но новое должно постоянно завоевывать себе место под Солнцем. Все позитивное требует усилий, преодоления, борьбы.

  

 Людмила  Николаевна Захарова

д.ф.н., профессор. Тюменская государственная

 академия культуры и искусств

 Константин Григорьевич Рожко

д.ф.н., профессор,

Тюменский государственный университет

 

 Антропологизм (человекоцентризм) искусства как качество и состояние подтверждается его историей и современными тенденциями развития. Искусство, художественный процесс - это особое информационное (чувственно-рациональное, сознательно-бессознательное, интуитивно-логическое) отражение переживаний людей. Иногда искусству приписывают познавательную функцию, а также воспитательную, поучающую, что не отражает его сути. Конечно, не бывает «неразумного» искусства, безрассудочных художественных образов, «безумного» создания и восприятия полотен живописи, поэзии, кинофильмов. Но искусство - не учебник жизни, его нельзя отождествить с педагогикой. Это также и не научный трактат. В эстетике иногда можно встретить мнение, идущее от тезиса В. Г. Белинского о том, что разница между искусством и наукой не в содержании, а в способе обработки данного содержания: «поэзия - та же философия, то же мышление, потому что имеет то же содержание - абсолютную истину» [1, с. 192]. Но форма зависит от содержания, его выражает, у каждого содержания своя форма. Искусство развивается по своим законам, а не по законам экономики, науки, образования, политики. Художников иногда обвиняют в том, что они неправдиво пишут, неполно отражают действительность. Но и это не является задачей искусства, которое должно оцениваться тем, как прекрасное, безобразное, смешное, трогательное и другие эстетические свойства воздействуют на чувства. Настоящее искусство вызывает у человека потрясение, очищение (катарсис), изменяет его.

Внутренняя среда искусства - это отражение объекта как множества предметов и выражение специфики субъекта. При этом происходит субъективация объекта и объективация субъекта. Во внешнем плане искусство отвечает на воздействия других сфер общественной жизни: экономической, политической, религиозно-мифологической, экологической, научной, технической и т. д. Художественная деятельность (вместе с соответствующими отношениями, общением, практикой и производством) создает особые блага, удовлетворяющие художественные потребности человека и способствующие его самосовершенствованию. Блага различаются по их уровню, значимости, т. е. по степени ценности для человека. Нормой в искусстве является доминирование субъективации над объективацией, духовного (идеального в широком смысле слова) над материальным, («формула» индивида, личности, социума - идельное/материальное) и внутреннего аспекта над внешним, а не наоборот.

В настоящее время в искусстве наблюдается синтез различных его видов. Существуют некоторые всеобщие и социально общие, а также антропологические предпосылки этой тенденции:

- единство мира;

- единое (и одновременно дифференцированное) отражение внешнего мира в духовном мире социальных субъектов; связь философской и научной картин мира, социально-философской картины общества;

- законы систем: декомпозиции и агрегатирования, дифференциации и интеграции, искусство противостоит социальному и природному хаосу, предупреждает и преодолевает его;

- социальность человека, которая в истории трансформируется из локальной в региональную, а ныне - в глобальную;

- целостность эстетической жизни общества и его художественной сферы;

- нераздельность личности художника и зрителя.

 

Синтез (интеграция) искусств и других сфер жизни общества уравновешивается их дифференциацией. Театр пополнился театром одного актера, эстрадным театром и театром моды. Цирк - театром кошек, дельфинов, морских львов. Светско-атеистические опера и эстрада - религиозномистическими представлениями. Балет и художественная гимнастика - аэробикой. Комедии-потасовки и интеллектуальные комедии - эротическими. Рок - своей экологической ветвью.

В истории искусства повторяются два типа искусства - когда все роды искусства представляют одно целое или когда это целое распадается, эта цикличность отмечена теоретиками искусства [8, с. 93]. Примером цельности или синтетичности искусства могут служить средневековые соборы и карнавалы, которые сочетали в себе различные виды искусства. В соборе - это сочетание архитектуры, живописи, скульптуры, в карнавале -театра, музыки, танца. Искусство синтетическое поражает своим масштабом, монументальностью. В Древнем Египте, архаической Греции, в романском Средневековье искусство носит монументально-синтетический характер. В Египте - это пирамида, статуи фараонов, в Карнаке - храм. Есть периоды, когда искусство тяготеет к дифференцированным видам - музыке, литературе, театру. XX в. - это преобладание синтетических видов искусства, таких как кино, которое наложило отпечаток своим особым языком, принципами монтажа на другие виды искусства.

Трудно сказать, что сейчас превалирует - дифференциация или интеграция искусств. По мнению некоторых ученых, в современной науке и искусстве доминирует тенденция к интеграции.

 

Возможно, это объясняется следующим. Чем дальше заходит узкая специализация, «одномерность» человека, индивида, личности в материальном и духовном производствах, в быту, политике, религии, идеологии, тем настоятельнее потребность в синтезе искусств. Он по-своему компенсирует односторонность человеческого развития. Опасна и чрезмерная специализация в самом искусстве: в специализации и универсализации личности нужны мера, гармония. Главный признак искусства - целостность художественного произведения, а без единства духовного содержания и без его наличия этой целостности достигнуть невозможно.

Существует мнение о том, что именно появление новых синтетических видов искусства привело к коренному его изменению, утрате в нем «подлинности», ауры, а также образа человека. Наступление рационализма и технизация искусства приводят, по мнению некоторых теоретиков, к кардинальному изменению искусства, об этом писал, например, Вальтер Беньямин [4, с. 235]. В середине XIX в. возникла фотография, затем кино - новый, технический, синтетический вид искусства. В XXI в. на роль нового вида искусства, также синтетического, претендует компьютерное творчество. «Компьютерная графика, дизайн сайтов, анимация, литературные тексты вполне могут претендовать на статус “искусства” в отличие от огромной виртуальной “копилки” справочного материала, таким статусом не обладающей» [7, с. 10]. Автор недаром ставит слово искусство в кавычки, названные эстетические практики пока не вписываются в систему видов искусства. Компьютерное творчество, конечно, меняет отношение художника и зрителя, который становится более активным: «Превращение зрителя, читателя из наблюдателя в сотворца, влияющего на становление произведения и испытывающего при этом эффект обратной связи, формирует новый тип эстетического сознания» [6, с. 23]. Но в связи с возникновением новых видов искусства, новых стилистических направлений появились попытки вывести образ человека из системы искусства.

 

 Такое «изымание» более всего характерно для абстракционизма, в котором особое значение придается символам, композициям, линиям. В абстрактной картине вместо человека демонстрируются различные методы ее написания.

«Если из живописи и скульптуры окончательно изъять образ человека, а за ним и всякое вообще изображение, останется узор, арабеска, игра линейных и пространственных форм... Стремление отряхнуть и эту человечность приводит к так называемому “конструктивизму”, т. е. к исканию такого сочетания форм... которое ничего человеческого не выражало бы и по самому своему замыслу не только предмета, но и духовного содержания было бы лишено» [2, с. 211].

Различные течения концептуального искусства также обходятся без образа человека. Например, в Музее естественной истории в Чикаго было выставлено несколько картин шимпанзе. А известный авангардный художник М. Дюшан представил на художественной выставке унитаз, названный им «Фонтан». «Если унитазы, лопаты для разгребания снега, вешалки для шляп могут стать произведениями искусства, то почему природные объекты, такие как кусок дерева, не могут ими стать?» [3, с. 266]. Так вместо образа человека появляются совсем другие предметы искусства. «Произведение искусства в дескриптивном смысле - это 1) артефакт, 2) которому какое-либо общество или социальная группа присвоили статус кандидата для оценки» [3, с. 266].

Произведением искусства стали считать объект, о котором некто сказал: «Я нарекаю этот объект произведением искусства». Вместо творения образа человека в искусстве некоторые современные художники предпочитают творить себя. «Самотво-рение современных художников не только разрушает традиционные каноны восприятия, предлагая “свою” эстетику, но и выходит за границы привычных изобразительных практик (от создания образов “нерисовальными” материалами до полного отказа от изобразительной деятельности)» [9, с. 17]. Попытки вывести образ человека из системы искусства заставляют вновь обратиться к классическому пониманию искусства, подразумевающему необходимые и постоянные элементы, без которых искусства и его определения не бывает: художник, чувство, передача его с помощью знаков, люди, воспринимающие произведение искусства. М. Ю. Лотман отмечал, что искусство (по аналогии с языком), как саморазвивающаяся система, включает и человека, и среду вокруг него.

__________________________________________

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Белинский, В. Г. Собр. соч.: в 9 т. / В. Г. Белинский. - М.: Худож. лит., 1976-1982. - Т. 2.
  2. Дики, Д. Определяя искусство / Д. Дики // Эстетика и теория искусства ХХ века: хрестоматия / сост. Н. А. Хренов, А. С. Мигунов. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. - 688 с.
  3. Вейдле, В. В. Умирание искусства / В. В. Вейдле // Эстетика и теория искусства ХХ века: хрестоматия / сост. Н. А. Хренов, А. С. Мигунов. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. - 688 с.
  4. Лексикон нонклассики. Художественно-эстетическая культура ХХ века / под ред. В. В. Бычкова. - М.: РОССПЭН, 2003. - 607 с.
  5. Лотман, Ю. М. Об искусстве / Ю. М. Лотман. - СПб.: Искусство, 2005. - 479 с.
  6. Маньковская, Н. Б. Эстетика русского постмодернизма / Н. Б. Маньковская. - М.: ВГИК, 2000.
  7. Павловская, О. В. Компьютерное творчество в процессе становления информационного общества: автореф. ... канд. филос. наук: 09.00.01 / О. В. Павловская. - Тюмень, 2006. - 20 с.
  8. Фриче, В. М. Социология искусства / В. М. Фриче. - Изд. 4-е, стер. - М.: Едиториал УРСС, 2003. - 208 с.
  9. Шохов, К. Г. Особенности смыслогенеза в изобразительном искусстве: визуальные практики как «опыт самотворе-ния»: автореф. ... канд. филос. наук: 24.00.01 / К. Г. Шохов. - Тюмень, 2009. - 18 с.


Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2012 / 4 (32)

 

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.

Публикуемая ниже статья – это наглядный пример того, каким образом новые мировоззренческие идеи входят в научный оборот, находят свое место в современной картине научного знания. На примере  квантовой концепции сознания мы видим, как современная наука начинает освобождаться от старых представлений о существующей реальности, и им на смену приходит качественно новое знание.

В данном случае – это квантовая концепция сознания и теория мультивселенной, согласно которой существует бесконечное число классических реальностей. Разработка понятий «сверхсознание», «прямое видение истины», «сверхинтуиция», «вероятностные чудеса» позволяют автору  найти объяснение многим психическим феноменам, остающимся пока за пределами научной психологии. Т.е., говоря языком науки, открывают «дверь» ко всей суперпозиции вероятностных миров.

Интересны идеи полевой структуры сознания, представления о субстанциональном характере континуального сознания, о том, как «метафизика превращается в процессе развития в физику».  Просматривается ряд параллелей между микромиром субатомных частиц и Тонким миром. Видится перспективной разработка проблематики  «психической энергии», которая во многом созвучна с этой темой в Живой Этике.

 

 Прыгин Геннадий Самуилович

 д. псх. н.,  профессор кафедры педагогики и психологии ФГБОУ ВО 

Набережночелнинский государственный педагогический университет

 

Анализ квантовых теорий сознания позволяет, к сожалению, констатировать, что отвечающих всем требованиям (канонам) современной науки среди них не существует: они построены в основном на вероятностных предположениях о том, что некоторые законы квантовой механики и теории относительности могут быть использованы для объяснения феномена сознания и наоборот, феномен сознания привлекается для объяснения имеющихся противоречий в квантовой теории (примеры последнего - работы М.Б. Менского [4], Р. Пенроуза [11], А. Госвами [1] и др.).

Прежде чем рассматривать квантовые теории сознания и теорию «многомирия» Эверетта (именно его идеи лежат в основе практически всех квантовых теорий сознания), проанализируем сначала, как относятся к концепции мультивселенной космологи и физики: можно ли с научной точки зрения говорить о мультивселенной? Является ли понятие мультивселенной проверяемым или фальсифицируемым? Может ли понятие «мультивселенная» помочь объяснить то, что иными способами объяснить нельзя? Примерно такими вопросами и задается Б. Грин, обсуждая проблему мультивселенной [2].

В частности, он пишет: «Критика понятия мультивселенной также зависит от понимания сути науки. Общие рассуждения обычно основаны на том, что наука является поиском закономерностей в нашей Вселенной, объяснением того, как эти закономерности отражают и подтверждают фундаментальные законы природы, а также проверкой предполагаемых законов путём формулировки предсказаний, которые можно проверить или опровергнуть экспериментальным путём или в наблюдениях. Но сколь бы разумным ни было такое определение, оно обходит стороной тот факт, что настоящий научный процесс гораздо менее упорядочен и что постановка правильных вопросов зачастую так же важна, как получение и проверка предлагаемых ответов... сегодняшние вопросы зачастую обусловлены вчерашними достижениями. Как правило, прорывы в понимании дают ответы на часть вопросов, но одновременно приводят ко многим другим, о которых раньше и подумать было нельзя. При оценке любой идеи, включая теории с мультивселенными, необходимо принимать во внимание не только её способность выявлять скрытые истины, но также её влияние на задачи, к которым мы намереваемся подступиться. То есть, влияние на саму научную деятельность» [2. С. 177].

В приведенном высказывании Б. Грин совершенно верно подчеркивает роль и значение «правильно поставленных вопросов» для фундаментального прорыва в науки. Постановка таких вопросов является, по сути, основой для формулировки принципиально новых гипотез и парадигм. Кроме того, без них нельзя рассчитывать на получение качественно нового знания; причем такие новые знания в современной науке второй половины XX в. и начале XXI в. все больше опираются на теории, которые формулируются на основе «недоступных критериев» - таких, которые нельзя увидеть, ощутить или непосредственно зафиксировать; однако, пример квантовой механики и теории относительности, доказывая их достоверность, выводит подобную «недоступность» на качественно новый уровень. Следовательно, «теория мультивселенной может обладать значительной предсказательной силой и иметь потенциальную возможность оказать неоценимое влияние на ход научных исследований». И далее «Анализ (концепции мультивселенной. - Г.П.) должен быть аккуратными и методичным. Однако отворачиваться от мультивселенной только потому, что она могла бы завести в тупик, также рискованно. Если мы так поступим, мы закроем глаза на реальность» [2. С. 201]. В этом собственно и выражается отношение автора к теориям мультивселенной, и в связи с этим, мы можем говорить о том, что идея мультивселенной не является антинаучной, более того, она дает возможность формулировать новые гипотезы относительно существующей реальности.

Концепции мультивселенных, разрабатываемые физиками, касаются в основном различных космологических теорий (таких, как, например, струнный ландшафт, вечная инфляция, миры на бранах и пр.). Нас же прежде всего интересует особая теория мультивселенной, возникшая в недрах квантовой физики. По ее поводу мнения физиков разделились, и основной водораздел проистекает «из глубокой и до сих пор не решённой проблемы перехода от вероятностной интерпретации квантовой механики к определённости повседневной реальности» (Там же).

Американский физик Хью Эверетт в 1954 г. представил принципиально новый взгляд на квантовую механику, выдвинув допущение о существовании бесконечного числа классических реальностей и математически показав, что для правильной интерпретации квантовой механики необходимо признание существования мультивселенной (бесконечного количества параллельных вселенных), и наша вселенная только одна из возможных ее частей. Теория Эверетта стала впоследствии называться многомировой интерпретацией квантовой механики (или теорией «многомирия»), а благодаря работам таких выдающихся физиков, как Дж. Уилер и (главное) Б. ДеВитт, получила свое дальнейшее развитие и распространение. Именно ДеВитт в 1970 г. вывел из тени основные идеи Эверетта, опубликовав в популярном журнале его вывод о том, что мы являемся частью огромного «мультимира». Статья получила большой отклик среди физиков, ставших к тому времени более лояльными к экспериментам с ортодоксальной квантовой идеологией, что и привело к продолжающимся по настоящее время спорам об устройстве существующей реальности, которой управляют квантовые законы.

До того, как рассмотреть суть теории Эверетта, остановимся на некоторых положениях квантовой механики, без понимания которых невозможно понять и оценить идеи Эверетта. Воспользуемся для этого содержанием работы Б. Грина, который, с нашей точки зрения, излагает эти сложнейшие положения в наиболее доступной форме (не скатываясь, при этом в популизм).

Он пишет, что «переворот в понимании, произошедший примерно между 1900 и 1930 годами, привёл к безжалостному удару по нашей интуиции, здравому смыслу и всем известным законам «классической физики» - термином, который отражает авторитет и уважение к картине реальности - определённой, удовлетворительной и обладающей предсказательной силой. Реальности, в которой то, что происходит сейчас, позволяет, воспользовавшись законами классической физики, предсказать, что будет в любой последующий момент времени или что было в любой предшествующий момент времени. Квантовая революция потребовала отказа от классической точки зрения потому, что новые результаты ясно продемонстрировали её неправильность. Классические законы прекрасно подходят для описания и предсказания движения больших объектов, но при переходе в микромир молекул, атомов и субатомных частиц законы классической физики перестают работать. Наперекор самой сути классических рассуждений, например, если вы проведёте одинаковые эксперименты с участием одинаково подготовленных, любых одинаковых частиц, то, как правило, получить одинаковые результаты невозможно [2. С. 204].

Принципы и закономерности, благодаря которым физика является строгой и предсказательной дисциплиной, проявятся только в том случае, если этот эксперимент будет проводиться много раз, поэтому искомая закономерность обнаружится в статистическом распределении результатов многих измерений. Таким образом, в микромире вероятностная природа реальности становится основной. Проще говоря, при переходе к квантовой физике перестает действовать главный объяснительный (предсказательный) принцип классической физики - принцип детерминизма (причинности), и все явления начинают подчиняться вероятностному (предсказательному) принципу. Особенно важно то, что вероятностный принцип квантовой механики применим (как отмечает Б. Грин) не только к электронам и ко всем типам частиц, но и позволяет предсказывать также их положения, скорости, энергии и их поведение в разных ситуациях: от потока нейтрино, пронизывающих всю нашу реальность, до атомных реакций в оболочках далёких звёзд.

К другому феномену квантовой механики относится существование квантовых волн («волн вероятности»), которые определяют местоположение частицы, то есть движение электрона следует считать бегущей волной. На обыденном языке это трактуется примерно как то, что электрон может одновременно являться и волной, и частицей. По поводу волн вероятности Б. Грин пишет: «.если вы захотите увидеть волну вероятности, то сам акт наблюдения разрушит ваши планы. Когда вы смотрите на волну вероятности электрона, то слово "смотрите" означает "измеряете его положение", электрон моментально реагирует на это и занимает какое-то выделенное положение.... Отвернитесь от него и пикообразный вид волны вероятности электрона быстро расплывется, извещая о том, что снова имеется шанс обнаружить электрон во множестве мест. Снова посмотрите на электрон, его волна заново схлопнется, перераспределяясь из множества возможных положений в какое-то одно определённое место. Вкратце говоря, каждый раз, когда вы пытаетесь взглянуть на вероятностный туман, он рассеивается - схлопывается, коллапсирует - и замещается привычной реальностью. Детектор (измерительный прибор. - Г.П.) заставляет электрон отказаться от множества допустимых мест его попадания и определиться с каким-нибудь конкретным местом, которое впоследствии станет крохотной точкой на экране (этого прибора. - Г.П.)» [2. С. 213].

Для того, чтобы лучше разобраться в приведенной цитате, следует иметь в виду, что всё то бесконечное количество мест, куда может попасть электрон в эксперименте, в квантовой физике называется «суперпозицией», а «схлопывание волны вероятности» обозначается как «коллапс волновой функции», который и фиксирует данное местоположение электрона. При этом самое существенное для нас то, что сама фиксация местоположения электрона предполагает, что все остальные возможные (вероятностные) местоположения (суперпозиции) электрона исчезают. Отметим, что именно коллапс волн вероятности при измерении является основным (краеугольным) понятием классической квантовой теории (в так называемой копенгагенской интерпретации). Также важно отметить, что волны вероятности описываются уравнением Э. Шредингера, с помощью которого физики могут задавать начальное состояние вещей, а затем вычислять вероятность того, что они окажутся в одном состоянии или в другом в любой последующий момент времени.

Тонкость, однако, состоит в том, что согласно классической копенгагенской интерпретации само измерение заставляет волну схлопнуться (происходит коллапс волновой функции), что противоречит уравнению Э. Шредингера, так как это уравнение не предполагает коллапса волновой функции. Следовательно, возникает парадокс: с одной стороны, по классической копенгагенской интерпретации в момент измерения (наблюдения) фиксируется единственное местоположение частицы и все другие возможные местоположения (суперпозиции) исчезают, но, с другой стороны, согласно уравнению Шредингера, после измерения и фиксации местоположения частицы все остальные возможные ее местоположения (суперпозиции) сохраняются. Данное противоречие зафиксировано в широко известном парадоксе «кота Шредингера» (кот одновременно и жив, и мертв).

Возможное решение этого противоречия дал Эверетт в своей концепции «многомирия». Суть ее сводится к следующему. Прежде всего, Эверетт считал, что, несмотря на возникшее противоречие, уравнение Шредингера, составляющее основу квантовой физики, прекрасно согласуется с обыденным опытом, а данное противоречие можно снять, если каждое квантово-механическое вероятное событие находит свою реализацию в отдельном мире [2].

Далее, предполагается, что множество отдельных состояний, которые содержатся в суперпозиции, соответствуют множеству отдельных классических реальностей (классических миров), причем эти классические миры, как суперпозиция, существуют всегда, а «коллапс волновой функции», наступающий в момент измерения или наблюдения, только фиксирует ту или иную реальность. Было также предложено вместо понятия «коллапс волновой функции» использовать понятие «сознание наблюдателя». Полагается, что в каждом из этих миров имеется свой клон наблюдателя (который, например, в данный момент также проводит физический эксперимент с частицами). В то же время, с точки зрения каждого такого клона, происходящее воспринимается так, как будто существует только тот мир, в котором находится он, следовательно, сознание тоже клонируется по возможным мирам, но каждое из них субъективно отображает только свой мир. Весьма существенно, что в любом Эвереттовском мире действия наблюдателей согласованы друг с другом, но результаты, которые они получают в одном и том же эксперименте, разные.

Считается, что эти реальности или миры совершенно равнозначны, то есть ни один из них не более реален, чем другие. Выражая свой взгляд на природу этих реальностей, Эверетт утверждал, что с точки зрения его теории все реальности являются «настоящими» и ни одна их них не более «реальна», чем все остальные. В результате мы получаем картину многих миров (в трактовке двух ее основных авторов - Эверетта и ДеВитта). Однако эти различные классические реальности в совокупности составляющие суперпозицию, не только несовместимы друг с другом, но и альтернативны друг другу, поскольку в обыденном смысле слова, только одна из них может существовать как действующая реальность. С точки зрения физиков, разделяющих эту теорию, лишь все вместе взятые эти возможные альтернативные классические реальности (то, что мы в обыденном смысле понимаем под реальностью) как суперпозиция представляют собой то, что называется квантовой реальностью. Таким образом, суперпозиция множества классических миров составляет единственно существующий квантовый мир (который, собственно говоря, и изучается физиками).

Как пишет М.Б. Менский, «Мы видим единственный мир вокруг нас, но это - только иллюзия нашего сознания. Фактически все возможные варианты (альтернативные состояния) этого мира сосуществуют как миры Эверетта. Наше сознание воспринимает их все, но отдельно друг от друга: субъективное ощущение, что воспринимается один из альтернативных миров, исключает какие бы то ни было свидетельства о существовании остальных. Но объективно они существуют» [4. С. 28].

Даже если мы принимаем теорию Эверетта о существования многих вселенных, всё равно до сих пор остается не решенным вопрос о том, как происходит выбор именно этого, а не другого местоположения частицы в момент ее измерения или наблюдения. Другими словами, что определяет выбор именно этой, а не какой-либо другой вероятной классической реальности. Эта проблема настолько трудна, что для ее решения в настоящее время отсутствуют сколько-нибудь разработанные теории. Есть определенные концептуальные размышления, к которым и можно отнести теорию (сразу отметим, что, с нашей точки зрения, ее трудно отнести к разработанным теориям) М.Б. Менского о роли сознания в выборе той или иной реальности.

В 2000 г. М.Б. Менский предложил отождествить сознание с разделением альтернатив (фактически отождествив коллапс волновой функции с моментом осознания. - Г.П.). На этой гипотезе им была построена расширенная концепция Эверетта (РКЭ), или квантовая концепция сознания (ККС).

Как пишет сам автор, «...полное отождествление сознания с тем "разделением альтернатив", которое происходит при измерении. приводит к радикальной смене точки зрения на проблему в целом и, особенно, на феномен сознания. В результате появляется прямая связь между физикой и психологией и, с более общей точки зрения, между сферой материального (представленной естественными науками) и сферой духовного (представленной гуманитарными науками и другими способами познания духовной жизни человека)» [4. С. 102].

Такое «отождествление» позволило ему объяснить многие психологические феномены, не объяснимые в рамках существующей классической научной психологии. Обратимся, далее, к самому автору, который пишет, что «отключение сознания (во сне, трансе или медитации) исключает разделение миров Эверетта друг от друга. В этом случае они все вместе доступны для того, что остается вместо сознания и что можно назвать сверхпознанием, потому что оно позволяет получать информацию, недоступную в обычном (сознательном) состоянии. Обращение к процессу сверхпознания и обратно к сознанию можно назвать сверхсознанием. Сверхсознание предоставляет доступ ко всем вариантам эволюции мира, который окружает нас (ко всем альтернативным сценариям нашего мира) и позволяет определить, какой из этих сценариев является предпочтительным.

Оно позволяет получить уникальную информацию, недоступную обычным органам восприятия, и объясняет феномен сверхинтуиции или "прямого видения истины". ... сверхсознание может не только получать информацию из всего множества миров Эверетта, но и влиять на "субъективную вероятность" каждого из них в будущем, т. е. на то, насколько вероятно, что в будущем будет субъективно восприниматься тот или иной эвереттовский мир. Это предоставляет механизм влияния на "субъективную реальность" и может, в частности, объяснить "вероятностные чудеса", то есть кажущееся нарушение научных законов. Фактически в таком случае законы науки не нарушаются, а впечатление, что происходит чудо, является следствием того, что маловероятное событие интуитивно кажется абсолютно невозможным, что, строго говоря, неверно» [4. С. 29-30].

Мы привели достаточно большую выдержку из работы М.Б. Менского для того, чтобы читателю, не знакомому с его трудами, было легче проследить ход нашего обсуждения этой «теории».

Прежде всего, сразу отметим, что с психологической точки зрения апелляция к понятию «сознания» в теории Эверетта и в концепции Менского чрезвычайно интересна, так как на сегодняшний момент в современной классической психологии отсутствуют сколько-нибудь разработанные теории, объясняющие суть феномена сознания. В основном классическая психология изобилует теориями, которые описывают его функции или структуру (а иногда и то, и другое вместе). Проблема сознаниядо сих пор не решена ни в философском, ни в психологическом планах. Поэтому можно только приветствовать, что представители точной науки (физики), вынуждены были обратиться к такому сверхсложному понятию, как сознание. Однако в теории Эверетта сознание употребляется только в связи с характеристикой наблюдателя и его клонов для того, чтобы подчеркнуть сам момент осознания результатов измерения в разных мирах. Концепция М.Б. Менского гораздо интереснее, поскольку, как он сам пишет, его ККС позволяет объяснить два важных феномена: сверхинтуицию и «вероятностные чудеса». От себя можем добавить, что, приняв его концепцию, мы можем объяснить практически любые психические феномены (всё то, что пока относится к парапсихологии и выводится за пределы научной психологии). Можно, например, согласиться с тем, что различные измененные состояния сознания, вызванные медитациями, трансовыми техниками, психоделиками и пр., действительно могут открывать «дверь» ко всей суперпозиции вероятностных миров.

 

Здесь, однако, возникает первая трудность для понимания его теории. С одной стороны, Менский предлагает полностью отождествить сознание с «разделением альтернатив», но, с другой стороны, он пишет, «. чтобы идентифицировать понятие «сознание» с некоторым понятием из квантовой теории, мы должны интерпретировать сознание шире, как что-то способное к охвату всего квантового мира (всех альтернативных классических реальностей), а не только одной его классической проекции» [4. С. 108-109].

Но ведь это два совершенно разных подхода к пониманию сознания. В первом случае сознание не определяется как феномен, ему просто приписывается, пусть и главная, но функция: функция разделения альтернатив (налицо традиционный функционалистический подход к объяснению сознания). Второе определение приводит нас к постановке уже классического, философского вопроса: если сознание отождествляется со всем квантовым миром, то что изучает физика: сознание или квантовый мир? И тогда - что из них первично? (Заметим, что для неортодоксального психолога этот вывод звучит даже лестно, так как в последние сто лет психология усиленно стремилась приблизиться к естественным наукам, и вдруг обнаруживается, что основная психологическая категория изучается физиками!).

Далее Менский дает такое определение сознания: «. мы приходим к следующей гипотезе идентификации. Способность человека, называемая сознанием, - это то же самое явление или понятие, которое появилось в (многомировой версии) квантовой теории как разделение единственного квантового мира на классические альтернативы» (Там же). Однако и здесь следует заметить, что сам Эверетт никогда не давал определение сознанию; он утверждал только, что сознание определяет момент коллапса волновой функции (сам момент осознания результата измерения)! Принять такую дефиницию сознания не представляется возможным, поскольку, согласно им же данному определению, сознание существует всегда, в виде квантовой суперпозиции, как единственно реальный квантовый мир! А проявляется оно как субъективно реальный мир только как коллапс волновой функции.

Для разрешения этого противоречия и объяснения роли психики и сознания в квантовой картине мира можно высказать следующую гипотезу. Менский предлагает, безусловно, правильный подход, когда говорит, «чтобы идентифицировать понятие "сознания" с некоторым понятием из квантовой теории, мы должны интерпретировать сознание шире», однако, с нашей точки зрения, надо интерпретировать шире не сознание, а коллективное бессознательное (по К. Юнгу), и тогда все противоречия снимаются. Следовательно, не сознание существует в виде квантовой суперпозиции, а бессознательное, тогда как сознание проявляется именно в момент коллапса волновой функции при разделении миров, порождая то, что мы и называем осознанной реальностью.

Таким образом, наша точка зрения состоит в том, именно коллективное бессознательное необходимо интерпретировать как то, что способно к охвату всего квантового мира (всех альтернативных классических реальностей), в отличие от сознания, которое определяет только одну из его классических проекций.

Такая интерпретация коллективного бессознательного и сознания позволяет, во-первых, отказаться от никому не понятного термина «сверхсознания», к которому апеллирует М.Б. Менский, заменив его на «коллективное бессознательное» (далее просто «бессознательное») - термин, который принят и широко используется в научной психологии. Во-вторых, открываются широкие возможности для философского и психологического анализа не только основных противоречий в теории квантовой механики, но и тех противоречий, которые сложились в самой философии и психологии. Поясним, какие возможности мы имеем в виду.

Прежде всего, необходимо отметить, что ни теория Эверетта, ни концепция М.Б. Менского, несмотря на всю их кажущуюся экстравагантность, не нарушают материалистического принципа, на котором построена квантовая физика. При этом, однако, по-прежнему остается нерешенной проблема сознания, поскольку ему отводится «скромная» функция фиксации «объективной» реальности. Да и в квантовой физике принятие понятия «многомирия» не ведет к каким-то качественным прорывам, а просто снимает возникшее теоретическое противоречие. Совсем другая картина возникает, если мы принимаем данное выше соотношение между понятиями: «бессознательное», «квантовый мир» и «сознание». В этом определении бессознательное отождествляется с квантовым миром, т.е. с той субстанцией, которую изучают физики. Если рассматривать это отождествление «через призму современного развития естествознания, то мы неминуемо выходим на необходимость признания диалектического аспекта, - рассмотрения этих категорий как тождества противоположностей, причем противоположностей, взаимообусловливающих друг друга и взаимопревращающихся» [5. С. 158].

Поэтому, не вдаваясь в дискуссию об основном философском вопросе (что первично, а что вторично), можно говорить о том, что существует: а) бессознательное, понятое, как квантовый мир, или б) квантовый мир, понятый, как бессознательное (как говорится, кому какой выбор нравится больше). Здесь уместно привести точку зрения выдающегося физика Э. Шредингера, который, рассуждая о том, чем отличается органическая материя от неорганической, пишет: «... только от наблюдателя зависит, что именно желает он рассматривать в некоторой вещи как существенное, а что как несущественное.

Per se все одинаково существенно. Быть органическим или неорганическим было бы тогда не столько свойством объекта, как, скорее, характером нашей точки зрения и свойством того, на что мы обращаем внимание» [12. С. 62]. И далее, «мне представляется, что мнение, согласно которому фундаментальное отличие органического от неорганического заключено не в свойствах объекта, а в точке зрения субъекта, вполне заслуживает обдумывания. Оно устраняет постоянно возникающее сомнение в том, что это «совершенно другое» органическое возникло - мыслимо ли это - «постепенно» из неорганического» (Там же). Таким образом, заканчивая свою мысль, Э. Шредингер подчеркивает, что предметом исследования мы можем сделать или неизменяемую материю, меняющую свою форму, или неизменную форму, способную к изменению материи (жизнь), но ни в коем случае не обе одновременно.

При такой трактовке квантового мира снимается вопрос о дуализме, так как психическая и физическая субстанции отождествляются (или, если хотите, становятся «двумя сторонами одной медали»), но остается вопрос об онтологическом статусе квантового мира. При ответе на этот вопрос, на наш взгляд, не следует торопиться и отказываться от метафизического подхода, принимая во внимание, что даже физики признавали его роль в развитии научного знания. Сошлемся опять на Э. Шредингера, который отмечал, что «метафизика не является частью самого здания науки, но подобна, скорее, деревянным лесам, без которых нельзя обойтись при постройке здания. Может быть, допустимо даже сказать: метафизика превращается в процессе развития в физику, правда, не в том смысле, как это могло бы выглядеть до Канта: ни в коем случае не путем установления справедливости ранее спорного мнения, но посредством прояснения и изменения философской точки зрения» [12. С. 13].

Другой важный вывод, который можно сделать из такого отождествления, состоит в том, что сознание определяет реально существующий (но субъективный) мир (вряд ли кто из психологов будет оспаривать то, что каждый человек живет в своем субъективном мире).

Попытаемся несколько подробнее обосновать выдвинутые нами предположения. Логика подсказывает, что, если мы исходим из гипотезы отождествления бессознательного с квантовым миром, мы можем рассматривать бессознательное как некоторую полевую структуру, ибо то, какое содержание вкладывал в коллективное бессознательное К. Юнг, никак нельзя объяснить, кроме как приняв его полевую природу или, по выражению В.В. Налимова, приняв гипотезу о «субстанциональном существовании потока образов вне индивидуального человека» [6. С. 252].

Здесь уместно напомнить, что К. Юнг, размышляя о психике, писал, что «либо психика не может быть локализована в пространстве, либо пространство относительно для психики. То же рассуждение применимо к темпоральной детерминации психики и психической релятивности времени» [13. С. 536]. Косвенно подтверждает эту гипотезу и антропный принцип участия, гласящий, что вселенная может существовать только в том случае, если в ней будут присутствовать разумные наблюдатели. Можно, конечно, еще объяснить коллективное бессознательное наличием некоторого древнего «персистентного» содержания закодированного где-то в генных структурах человека, но такое объяснение, помимо ограниченных объяснительных возможностей, выглядит, с нашей точки зрения, нереально.

Еще одно важное следствие, вытекающее из обсуждаемой гипотезы, основано на принципе дополнительности Бора, применительно к квантовой физике звучащийт так: «В самом деле, только взаимное исключение всяких двух экспериментальных манипуляций, которые позволили бы дать однозначное определение двух взаимно-дополнительных физических величин,- только это взаимное исключение и освобождает место для новых физических законов, совместное существование которых могло бы, на первый взгляд, показаться противоречащим основным принципам построения науки. Именно эту совершенно новую ситуацию в отношении описания физических явлений мы и пытались характеризовать термином дополнительность» [10. С. 454]. Таким образом, применительно к нашей гипотезе, этот принцип можно трактовать так, что если бы мы исследовали какой-либо объект, то мы не могли бы одновременно описать его и физические и психические свойства: либо то - либо другое.

Здесь, возможно, надо сразу ответить критикам «полевых теорий сознания»: принятие этой гипотезы никак не подрывает устоев классической психологии. Более того, как классическая физика вошла составной частью в глобальную теорию квантовой физики, так и полевая теория бессознательного могла бы вобрать в себя всю классическую психологию, не отменив при этом практически ни одного психологического (или психофизиологического) закона. На наш взгляд, принятию этой гипотезы мешают скорее не психологические, а идеологические основания.

Подобные идеи о полевой структуре сознания отнюдь не новы: они высказывались и ранее зарубежными и отечественными учеными. В частности, А. Шимони совершенно справедливо пишет о том, что «понятие физической энергии, являющееся основой современной физики, должно рассматриваться лишь как часть более общего понятия составной или сложной энергии (эмоциональной, целенаправленной и способной к конечному синтезу в субъективной форме), которая и проявляет себя в завершенном событии» [11. С. 146]. Действительно, даже в современной классической психологии употребление термина «психическая энергия» не вызывает никаких возражений.

Далее, в качестве примера можно сослаться на работы отечественного (с нашей точки зрения, выдающегося) ученого В.В. Налимова [8; 9], который, в частности, писал о том, что «Представление о субстанциональном характере континуального сознания, глубоко связанное с философскими учениями Востока, не чуждо и западным философским представлениям. В каком-то смысле оно напоминает учение об идеях Платона, представление о мировой воле Шопенгауэра и идеи Юнга об архетипах в коллективном бессознательном... Фромм, следуя Бёкку, предпочитает уже говорить о Космическом сознании.

Сейчас нет необходимости соотносить эти построения с беспредметным идеализмом, поскольку современные космогонические представления готовы к безграничному расширению нашего представления о материальности Вселенной. Уместно здесь также напомнить, что некоторые серьезные математики глубоко убеждены в том, что они в своей творческой деятельности не изобретают, а открывают реально и независимо от них существующие абстрактные структуры» [6. С. 251].

Мы не напрасно выделили в этой цитате упоминание о современных космологических теориях, как было показано нами выше, среди физиков, занимающихся квантовой механикой, есть много сторонников теории «мультивселенной» (в частности, к ним можно отнести А. Госвами, Б. Грина, Р. Пенроуза, Эверетта Хью, М.Б. Менского и др.). В рамках этой гипотезы в системе классической психологии получает свое «законное» место такая ее относительно новая (и пока еще не вполне признанная) область, как трансперсональная психология. Эта гипотеза позволяет также объяснить все феномены, связанные с измененными состояниями сознания, и тогда добытые в исследовании бессознательного «психологические факты», в том числе «паранормальные», можно ввести в официальные рамки психологической науки.

Несколько суживая рамки обсуждаемой гипотезы, В.В. Налимов предлагает ограничиться (пока) утверждением о том, что континуальные потоки (бессознательного), находясь вне человека, существуют в пределах человечества, что, с нашей точки зрения, вполне согласуется с антропным принципом участия.

Еще одна сложная проблема, которая требует рассмотрения в рамках выдвинутой гипотезы - это проблема доступности новой информации (часто являющейся прорывом в науке), которая, как предполагается, сосредоточена в коллективном бессознательном. Фактически это вопрос о том, каким образом человек может подключаться к этому полю бессознательного и черпать оттуда информацию и почему одним людям доступна такая новая информация, а другим - нет.

Можно примерно так сформулировать ответ на эти вопросы. С нашей точки зрения, доступность к (принципиально) новой информации связана с уровнем развития личностного бессознательного тех или иных людей. Скорее всего, чем выше уровень развития личностного бессознательного, чем больше он соответствует каким-то, пока нам неизвестным, принципам организации коллективного бессознательного, тем больше у данного человека возможности «считать» такую информацию. Собственно же механизмом считывания, по мнению В.В. Налимова, является «механизм континуального мышления [который. - Г.П.] носит аналоговый характер» и далее: «Возможно, что механизм глубинного - аналогового - мышления носит не столько мозговой, сколько общесоматический характер. Человек в каком-то глубоком смысле мыслит всем своим телом» [6. С. 253]. Здесь В.В. Налимов очень точно схватывает суть различных медитативных техник, в которых уделяется большое внимание различного рода техникам дыхания и упражнениям, которые позволяют телу занимать при медитациях определенные позы. Кроме того, им выдвигается гипотеза о том, что «некоторые химические вещества действуют как триггер, открывая сознание человека континуальным потокам мысли. Не происходит ли в процессе медитации, сосредоточения и молитвы выработка каких-то химических веществ, действующих так же, как некий триггер?» [там же]. На наш взгляд, очень смелая, перспективная и к тому же проверяемая гипотеза (в смысле механизма считывания), однако, вопрос о принципах подключения остается пока открытым.

Опираясь на всё вышесказанное, невозможно не согласиться с В.А. Мазиловым, который, анализируя состояние методологии современной психологии, пишет о необходимости сделать «психическое» основным предметом психологии. В частности, он отмечает: «можно констатировать, что трактовка и понимание предмета психологической науки в настоящее время нуждаются в пересмотре, так как не выполняют необходимых функций и не позволяют психологии стать фундаментальной научной дисциплиной, которой она должна стать в соответствии со своим местом в структуре научного знания» [3. С. 143]. И далее: «... в истории психологической мысли можно увидеть несколько подходов, которые приблизились к такому пониманию [предмета психологии. - Г.П.] (столь необходимому для сегодняшней науки). Правда, для того, чтобы их «заметить», необходимо: 1) критически отнестись к старому пониманию; 2) увидеть методологическое значение нового понимания. И первое, и второе, как показывает жизнь, вовсе не так просто осуществить. Несомненно, одним из наиболее разработанных вариантов нетрадиционного понимания предмета является подход, сформулированный в аналитической психологии К.Г. Юнга. Прежде всего, должна быть отмечена попытка Юнга вернуть в науку психическое как реальность» (Там же).

По сути, мы ничего нового и не предлагаем, кроме того как «критически отнестись к старому пониманию» психического (бессознательного в понимании К. Юнга) и «увидеть методологическое значение» его нового (полевого) понимания в свете предлагаемой гипотезы, основанной на законах квантовой физики.

Здесь следует заметить, что, говоря о «законах квантовой физики», мы не имеем ввиду, что психическое должно описываться на языке физики. Мы сослались на эти законы только для того, чтобы подчеркнуть, что физическое должно изучаться физическими науками с помощью адекватных этой науки методов и средств, а психическое - психологией (также с помощью адекватных ей методов и средств), не забывая при этом, что физическое и психическое - это единое целое, «две стороны одной медали». Перед тем как продолжить обсуждение «психического», как предмета психологии, следует уточнить, что мы будем понимать под этим термином.

Итак, вслед за К. Юнгом, под психическим (psyche - душа) в общих чертах будем понимать коллективное и личностное бессознательное, а также все явления, связанные с сознанием, полагая далее, что психическое существует в виде поля (признавая при этом, что современная наука пока не в состоянии дать ответ на вопрос о его природе).

Общепризнанно, что каждая наука использует свой собственный, специфический язык (тезаурус) описания своего предмета исследования и психология здесь не является исключением. Однако современная психологическая наука характеризуется избыточной «многопредметностью», поскольку практически каждое психологическое понятие может быть объявлено предметом психологии, а затем для его изучения создается масса различных теорий; если сюда же добавить еще и «многокатегориальность» психологии, то становится понятной тщетность продолжающихся уже более ста лет попыток создать некоторую целостную общепсихологическую теорию (человека).

Признать основным предметом изучения «психическое» важно еще и потому, что именно этот язык психологии «открывает возможность задавать свои собственные, особые - только ему свойственные - вопросы» [9. С. 20]. Без постановки таких вопросов, в которых могут содержаться качественно новые дефиниции, положения, гипотезы (пусть даже и кажущиеся на данный момент нереальными), невозможно и построение принципиально новой теории психического. Еслив такой теории постулируется, например, существование каких-то принципиально ненаблюдаемых (или вероятностных) психических феноменов, то успешность (предсказательность) такой теории «может быть использована для оправдания постфактум её базисной архитектуры, даже в том случае, когда архитектура находится за рамками наших возможностей для её непосредственного восприятия» [2. С. 180].

Однако сделать предметом психологии «психическое» - это только первый шаг к приобретению психологией самостоятельности, и этот шаг, хотя и трудный (особенно в идеологическом плане), но принципиально решаемый. Второй шаг более сложный: это создание языка, на котором можно было бы не только описывать психическое, но и строить базовую архитектуру его новой теории. К тому же такая теория должна быть способна не только вобрать в себя всю классическую психологию, но и позволяла бы включить в научную сферу исследования многочисленные (и, заметим, экспериментально зафиксированные) «паранормальные» психологические феномены, которые до сих пор остаются за ее рамками.

Принимая психическое как основной предмет психологии, можно также выделить и главные категории психического, к таковым, по мнению К. Юнга, следовало бы отнести апперцепцию, узнавание, мышление, чувственный тон, оценивание, интуицию и сновидения.

Помимо языка и теории, потребовалось бы и создание новых методов изучения психического, причем, если для исследования его (так называемой) «сознательной части» уже имеется много разработанных и проверенных практикой методов исследования, то разработать подобные методы для исследования «бессознательной» части психического (имеются в виду коллективное и личностное бессознательное) еще только предстоит. Однако и здесь есть уже определенные наработки, в частности, сделанные самим К. Юнгом, которые могут быть положены в основу новой методологии диагностики психических явлений. К ним, например, можно отнести исследование сновидений, «активного воображения» (последовательность фантазий, порождаемых преднамеренной концентрацией), патопсихологических случаев, фантазий, наблюдаемых в состоянии транса, синхронистичности и др. [13].

В завершение статьи, как практический пример частичной реализации высказанных выше положений, приведем одно из первых (успешных на наш взгляд) экспериментальных исследований В.В. Налимова и Ж.А. Дрогалиной [7], в котором они предприняли попытку построить модель бессознательного, в результате чего выделили ряд таких его характеристик, как его целостность, архаичность, инвариантность к проявлению культуры настоящего, образность, инвариантность пространственно-временных отношений и другие. Оценивая это исследование, безусловно, как интересное, весьма перспективное и даже смелое, учитывая время его проведения, можно только задать вопрос, насколько его авторам удалось диагностировать именно «коллективное бессознательное» (не было ли в полученных продуктах влияния «личностного бессознательного»), поскольку К. Юнг писал, что «диагностика коллективного бессознательного - далеко не всегда легкая задача. Вовсе не достаточно указать на часто очевидную архетипическую природу бессознательных продуктов, ибо они с равным успехом могут оказаться производными от того, что приобретено через посредство языка и образования. Необходимо также исключить криптомнезию, что иногда почти невозможно сделать» [13. С. 72]. Кроме того, не являясь профессиональными психологами, они достаточно свободно обращаются с понятиями «сознание» и «бессознательное» (часто используя их как синонимы), однако в целом (повторим еще раз) изложенные ими гипотезы, проведенные эксперименты и сделанные выводы, безусловно, представляют собой перспективный материал, который требует дальнейшего теоретического осмысления и экспериментальной проверки.

В заключение отметим, что пока еще недостаточно теоретических и экспериментальных исследований для того, чтобы сколько-нибудь убедительно подтвердить гипотезу о полевой природе психики. Но уже имеющиеся данные, с нашей точки зрения, достаточны для того, чтобы считать правомерной постановку такой гипотезы и дальнейшего ее серьезного изучения.

___________________________________________

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Госвами А. Физика души. Квантовая книга жизни, умирания, перевоплощения и бессмертия / пер. с англ.

А. Киселева. М.: Постум, 2013. 352 с.

  1. Грин Б. Скрытая реальность: параллельные миры и глубинные законы космоса / пер. с англ. под ред.

О.В. Малышенко. М.: УРСС: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2013. 300 с.

  1. Мазилов В.А. Стены и мосты: методология психологической науки. Монография. Ижевск: ERGO, 2015. 196 с.
  2. Менский М.Б. Сознание и квантовая механика: Жизнь в параллельных мирах (Чудеса сознания - из квантовой реальности) / авториз. пер. с англ. В.М. Ваксмана. Фрязино: Век 2. 2011. 320 с.
  3. Минасян Л.А. Единая теория поля: Философский анализ современных проблем физики элементарных частиц и космологии. Опыт синергетического осмысления. М.: КомКнига. 2005. 176 с.
  4. Налимов В.В. Вероятностная модель языка. О соотношении естественных и искусственных языков. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Наука, 1979. 303 с.
  5. Налимов В.В., Дрогалина Ж.А. Вероятностная модель бессознательного. Бессознательное, как проявление семантической вселенной // Психологический журнал. 1984. Т. 5, № 6. С. 111-122.
  6. Налимов В.В. Осознающая себя Вселенная / Астрономия и современная картина мира // РАН. Ин-т философии; ред. В.В. Казютинский. М.: ИФ РАН, 1996. С. 50-55.
  7. Налимов В.В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. Изд. 3-е. М.: Академический проект; Парадигма, 2011. 399 с.
  8. Фок В.А., Эйнштейн, А. и др. Можно ли считать, что квантово-механическое описание физической реальности является полным? / В. А. Фок, А. Эйнштейн, Б. Подольский и Н. Розен, Н. Бор. // Успехи физических наук. 1936. Т. XVI, вып. 4. С. 436-457.
  9. Хокинг С. и др. Большое, малое и человеческий разум / Роджер Пенроуз, Абнер Шимонн, Нэнси Картрайт, Стивен Хокинг / пер. с англ. А. Хачояна под ред. Ю. Данилова. СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2008. 191 с.
  10. Шредингер Э. Мой взгляд на мир / пер. с нем. 2-е изд. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. 152 с.
  11. Юнг К.Г. Сознание и бессознательное: Сборник / пер. с англ. СПб. : Университетская книга, 1997. 544 с.

 

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕРИЯ ФИЛОСОФИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА.  2017. Т. 27, вып. 3

Опубликовано в Публикации за 2017-2018 гг.